Николай Максеев. Тропинка

Пролог

 

От соприкосновения с прекрасным до соответствия ему долгая тропинка обретения себя…

Соприкасаясь и взаимодействуя с Культурами прошлого и будущего, анализируя возможности людей, которые могли дождь вызвать, из облаков картины рисовать, живые объёмные изображения на расстоянии передавать, подумалось: что из увиденного и прочувствованного мною, можно взять на день сегодняшний, скорректировать, углубить мысль, сознание людей при живом сотворении. Придумалась Тропинка — взгляд из будущего, как если б это уже произошло. Описанные же в конце РаСказа события случились со мной лет семь назад в моём родном посёлке, хотя действо перенёс на речку Жане, туристическую тропу. На то есть свои причины… Правдивый пересказ реального события в сказе «Богиня в фиолетовом одеянии»…

Что касается посёлка, в котором я живу. С виду непримечателен, такой, как большинство небольших населённых пунктов. Со всех сторон он окружён лесом, живым, необычным, хранящем в себе информацию о Культуре ранних людей… Интересны люди, окружающие меня, и которых очень люблю, что не мешает мне с ними ссориться иногда, мириться, жить. Ведь мне ведомо, что однажды эти люди вспомнят ту Культуру Жизни, что некогда сами они творили. Были чистые вода и воздух, окультуренная земля с самовозрождающимися растениями на ней, счастливые дети. К сожалению, проживая в суете, не могут вспомнить о прошлых своих воплощениях. Соответственно, не могут соизмерить и выстроить свою жизнь самостоятельно… Всё же однажды одна семья, Сидоровых, например, иль моих крёстных, посадят дерево родовое, высадят забор живой и сад, как Овчинниковы, и тогда… Так возродится селение, Культуре которого многие лета.

Как я полагаю, не с подачи Президента и Правительства, но каждый сам в мыслях должен создать желанный, культурный образ своей жизни, семьи, государства и идти к нему. В этом случае и в обществе появится спрос на воспитание здорового, зрелого, ответственного Человека: в поступках — нравственного, в деяниях — совершенствующего среду обитания.

Я, ознакомившись с информацией, изложенной в серии книг «Звенящие кедры России» В.Н.Мегре, принял решение обустроить своё Родовое Поместье. Побывал во многих прекрасных местах разных регионов. Всё же красивей и желанней природы, что окружает мой посёлок, я не нашёл. Годы я потратил на поиск достаточной доли земли, необходимой для сотворения Пространства Любви, в пределах своего посёлка. Участки, что выделены жителям для ведения подсобного хозяйства, небольшие. Искал в местах, где можно чуть-чуть расшириться. Поскольку, вокруг посёлка лес и брать землю негде, остановил свой выбор на ближайшем поле… Непонимание моих устремлений и действ со стороны окружающих меня людей, жителей соседних деревень временно, и меня это не очень- то беспокоит. Я живу будущим и мне ведомо, что люди, уже взявшие землю, и те, что собираются, в последствии начнут обустраивать свою вечность. Сейчас эти люди живут в Чарклях, Буртасах, Волонтёрах… Когда-то, в прошлых воплощениях, они исходили всю Землю. Теперь вернулись, чтобы осмысленно творить свою будущность, возрождать счастливый образ жизни, Род…

Даринка… Кто Она? Все люди: от мала до велика, ищут Её. Находят. Теряют. В Её поисках я тоже прошёл свой путь, на котором были свои Даринки. Они мне помогали выстоять, быть мужчиной, идти своим путём. Из чего Она состоит, соткана — могу лишь догадываться. На Её присутствие реагирует всё живое: травинка малая и дерево могучее, ветер порывистый и лягушка в пруду, животные в лесу и в стайке, мысли быстры, словно кони, и чувства… Она в небе в картинах проявила историю первых людей Земли, которые о своих деяниях свидетельствовали сами. Она, история, необычна, имеет продолжение….

Я предлагаю задаться: коль есть сила, энергия, мысль её и чувства, способные сотворять картины живые из облаков, эфиров растений, значит, надо Её принимать, пробуждать в себе… Она, Даринка, была в первых людях Земли, о которых частично сохранилась информация в мифах, сказаниях, легендах, сказках, Библии. Души этих людей просыпаются в Детях и вновь ходят по Земле в Родовых Поместьях. Учить их чему-либо, значит, снова усыплять их сознание. Современная система образования — плод деятельности энергии разрушения. Все профессии, специальности далеки от сотворения, созидания…

А Николай? Кто Он. Всего-то несколько слов сказал Он о Пространстве. С тех пор прошло почти 9 лет. Эти слова всё ещё будоражат сознание, воображение о мироздании… С помощью Николая и Даринки становились понятны заложенная информация, суть, смысл сказок, легенд, мифов, которые начинали оживать, проявляться в пространстве или внутри сознания. Например, картину Единый Единою, казалось, можно читать бесконечно: из точки по кругу и наоборот. Информация в ней не только о Душе и Духе, но о планах и мыслях Бога о Сотворении Нового Мира с иной Культурой…

Соприкоснувшись с Ведической Культурой, до сих пор осмысливаю тот образ жизни, что был ранее. Самое интересное, увлекательное — это воспитание детей, поставленный не на внушение наук, а на раскрытие индивидуальных задатков — претворение и воплощение порывов Души. Затруднений не возникало на этом поприще. Энергии Созидания, имеющиеся в пространстве и в каждом человеке, были всегда в помощь, с виду необязательные, ненавязчивые, с чувством юмора. Создавалось впечатление, будто они есть, и нет одновременно. Дети игрались с Ними, соревновались в построении Энергией Мысли более совершенных, объёмных изображений, в которых были чувства, запахи, мелодии, мысль. Надо сказать, что Дети зачастую преуспевали. Их энергетические творения — образы, не разрушались в пространстве, а творили лад и гармонию. Их можно и сейчас видеть, слышать, чувствовать, общаться, имея достаточную для этого скорость и плотность мысли, ясное мировосприятие. У человека, вступившего в контакт с таким творением, создаётся впечатление, будто б он взаимодействует с какой-то силой, разумом здесь и сейчас. Вовсе необязательно, что это так. Самодостаточным творениям, иногда и детским, многие миллионы лет могут быть. Есть ещё одна особенность в них. Через эти образы подключаться, искажать смысл, суть информации могут энергии, сущности и сами люди…

Всё то, с чем сталкиваюсь, пересказать, тем более переложить на бумагу не хватит всей жизни. Всё в человеке есть. Каждый воспринимает поступающую информацию согласно своего времени, виденья, широты и чистоты мышления. Когда-то при воспитании детей не говорили правильных слов, значений, сути чего — либо. Не приостанавливали движение мысли ребёнка, его права на самостоятельное познание мира. Перенаправляли лишь мысль, подводили к открытиям, и не фиксировали её. Так общаются светлые силы с людьми. Пока подвижна мысль человека, будет мир как на ладони. Поленится мыслить, информация пойдёт от сил разрушения. Я посчитал возможным поделиться своим виденьем. На пути к себе ближайшая тропинка — это… Дарение. Дарить может самодостаточный, безусловный, ведающий жизнь настоящую, будущую…

Как воплотить в материальное, в Детях, Души светлых людей? «…Одухотворённые мыслью о ребёнке, будущие отец и мать сажают жёлудь и орешек кедра с мыслями о Боге, что в Ребёнке будет жить, придя который, Собою радость принесёт…». «…Мужчина и Женщина, Духом и Душою соединяясь, Родительскою Мыслью и Энергией Любви увлекаясь, творили…». Воспитание Культуры Чувств в себе каждом — тропинка возврата утраченной Культуры в более совершенном виде…

Жители моего посёлка и соседних деревень ещё не ведают о значимости сотворения Пространства Любви, но пробуждаются в них самоосознание, сознательность. Когда-то они вновь будут деяниями украшать жизнь своего Рода…

С Николаем и Даринкой общаюсь не так часто, как хотелось бы, но это вопрос времени. Когда они явятся, я буду колыбельные им песни петь, что некогда они сами сочиняли, рассказывать сказы о необыкновенных (или, напротив, обыкновенных) деяниях людей — великанов, населявших Землю в ранние времена, когда Человек ведал Бога, видел Его мысли, чувствовал и общался с Ним…

Встреча

Вот и Возрождение. Сойдя с автобуса, я двинулся уже знакомым мне маршрутом. Не впервой я в этих местах, поэтому чувствую себя легко и непринуждённо, словно дома, где всегда уют и тепло, понимание и любовь.

Сразу за площадью, по дороге к дольменам, меня нагнали парень и девушка. Первое, что сразу бросилось в глаза, их абсолютное внутреннее сходство, и лишь потом их необычайно красивые одежды в старинном народном стиле изо льна.

— Добрый день, — одновременно произнесли они.

— Доброго дня, — по обыкновению пожелал я, не успев разглядеть их наряды, и немного смутившись. Я уже свыкся за последние годы с тем, что бывая в разных городах, встречая совершенно незнакомых людей, я их знаю. В этот раз тоже промелькнула смутная догадка, что я их где-то видел.

Парень был одного со мною роста и черты лица его мне показались будто бы знакомыми. Плотного телосложения, приятен собой и с очень выразительным ясным взором. Его спутница имела тонкие черты лица, длинные волосы, стройную фигуру. Льняное платье с красивой вышивкой перетянуто пояском на талии. Лёгкая дарящая улыбка, открытый взгляд призвали меня подтянуться, стать собраннее.

Девушка пошла между нами. Меня обдало тёплой волной и, непонятно почему, охватило волнение. Я решил нарушить молчание, но мысли в слова не складывались. При этом я не чувствовал какую-либо стеснённость создавшейся ситуацией. Напротив, наступала ясность и внутреннее просветление. Близость девушки обволакивала, но не мешала, не довлела, была призывающей, светлой.

Затянувшаяся пауза, кажется, их ничуть не смущала. Они свободно находили себя в этом пространстве и не только не тяготились молчанием, находясь рядом с незнакомым человеком, но, казалось, в безмолвии продолжали не начатое ещё общение, приглашая и меня присоединиться к их времени и пространству.

— Николай, — представился я, добавив, — из Чувашии, — исключая дополнительные вопросы.

— Я — Николай, — особо, с расстановкой и какой-то наполненностью, будто о себе рассказал, произнёс парень, мягко, с чувством пожав протянутую мной руку. Во взгляде, в пожатии было столько участия и тепла, что я принял его тоже.

Спутница его взглядом растворила меня в себе, но не утопила, не выкинула, а удерживала, словно что-то говорила, пытаясь что-то неведомое мне напомнить или донести. Не представившись, она в приветствие кивнула головой и, продолжая смотреть на меня, поправила длинные волосы. В этом движении, в глазах были глубина, далёкая боль и безграничный зов. «Наверное, мы знакомы» — про себя решил я.

Дорога была довольно оживлённой. Нас обгоняли, шли навстречу. Эти места уже давно посещают люди не только из России, сопредельных государств, но и из дальнего зарубежья. В разноликости, в одежде было большое отличие, но неизменна была живая улыбка, добрый, участливый взгляд.

В сутолоке мы миновали ворота. Когда-то они были железными. Теперь стояли деревянные, резные. На арке виднелась надпись: «С Добром», — выполненная тоже из дерева, вероятно из дуба, неизвестными умельцами. Впервые посещавшим эти места посетителям вручали небольшие буклетики с сопроводительной информацией о долине реки Жане. На выходе, кто шёл обратно, в память дарили глиняные дольмены и семена цветов и трав, произрастающих в этой местности. Денежные поборы, что были раньше, канули в небытие.

— Может, перекусите? — предложила девушка, протягивая мне и Николаю по пирожку.

— Можно, — согласился я, не столько по причине голода, сколько из-за невозможности этой красоте, теплу в голосе противиться. Не единожды я и раньше уступал этой неведомой мне силе в людях, принимая подарки, предложения… На этот раз я решил, наконец-то, с этим разобраться, внутри себя. Шанс предоставлялся.

— Я сама испекла, — произнесла Даринка. Покуда имя мне было неизвестно, так я решил её величать, для себя.

— Здесь, рядом, у Жане, есть одно очень красивое местечко, и есть на чём посидеть. Можем там перекусить, — предложил Николай. Я и Даринка переглянулись и кивнули головами. Вслед за Николаем свернули с дороги на небольшую тропинку. Петляя, мы прошли сквозь кусты и деревья и оказались на крохотной полянке или площадке. Судя по остаткам костра, это место притягивало многих. Однако, в этот раз никого не было. Я опустил рюкзак и свободно вздохнул, как только избавился от тяжести.

Я и Николай подтянули одно из брёвен, что во множестве были разбросаны вокруг костра, к воде и, подперев его камнями, чтобы оно не скатывалось, уселись с пирожками в руках. Даринка кушать не стала. Она встала у воды и, наверное, наблюдала за рыбками, думая о чём-то своём.

Мне начинала нравиться эта пара. Находясь с этими людьми, впервые я почувствовал, что принадлежу себе, своему пространству, не расползаюсь, не растрачиваюсь, а обретаю, обретаю что-то неведомое ранее. Единение было настолько сильным, что не хотелось говорить.

Понимая, что молча сидеть неудобно, я хотел завести разговор и тут же понял, что не смогу нарушить эту говорящую тишину. Уж как-то очень отчётливо я видел и слышал красоту, нас окружающую, всё вместе и будто бы по отдельности каждую деталь: кусты, деревья и шум их листьев; цветы, травы и их аромат; журчание воды и пение птиц, — и хотелось в этой звучной тишине пребывать. Казалось, какие-то отвлекающие разговоры были б неуместны. Наверное, не только место, но и находящиеся рядом мои новые друзья создавали особенную атмосферу: ореол приятия, добра, любви и, кажется, общения.

Я встал, терзаемый внутренними противоречиями, силясь понять и ухватить какую-то догадку, мысль, которая от меня ускользала.

Пока я пребывал во внутреннем напряжении, Николай и Дарина просто наслаждались видом, собой, словно не замечая, может не стесняя, мои размышления, понимая и принимая происходящее со мной как должное. Создавалось впечатление, что они собой являют то, что я ещё пытался объять.

Даринка присела, опустив руку, стала водить по поверхности воды, будто поглаживая. Стая рыб вначале бросилась в сторону от ее руки, потом, осмелев, рыбки стали подплывать, касаться кончиков пальцев. Пряди волос Даринки сползли с плеч и, влекомые течением, слегка натянулись. Зачарованный, я вернулся на землю, вспомнив о пирожке. А Николай уже извлекал из рюкзака какие-то припасы и кушанья…

Вообще, у меня очень трепетное отношение к пирожкам. Наверное, не последнюю роль здесь сыграла моя бабушка. Я помню её совсем чуть-чуть, помню игры, в которые мы играли, отдельные ситуации из жизни, курьёзные случаи, что с нами случались. Во мне навсегда остался вкус тех пирожков, что я кушал только в детстве. Помню, меня тоже привлекали к каким-то кулинарным действам. Мне было три годика, когда бабушка оставила этот мир… Вкус пирожка Даринки был точно таким же, как в далёком детстве. И в начинке тоже преобладала морковь. Я не кушал, я наслаждался этим вкусом, погружаясь в глубины прошлого…

Наверное, Даринка что-то почувствовала. Она повернулась в мою сторону, аккуратно забрала волосы в ладонь и закинула их спереди, по одну сторону плеча. Её нежный взгляд, устремлённый на меня, будто бы о чём-то спрашивал. Слишком много внимания и тепла выпало на мою долю за короткий отрезок времени, и я терялся в догадках…

— Вкусно, — произнёс я, кожей чувствуя ненужность похвалы. А что мне оставалось делать в ситуации, когда я вконец был растерян? Николай и Дарина переглянулись и рассмеялись. Их добрый смех, безусловность и непосредственность передались и мне, и я тоже поддержал их в хорошем деле. Благо, я лёгок по части перемен на позитивный настрой. Кажется, мы начинали понимать друг друга с полуслова, с простого взгляда. По крайней мере, мне так казалось, или хотелось.

Для общения мы созрели, были на одной волне и могли слышать друг друга. Обсудили события последних дней, избегая оценок и навязывания собственного мнения, поговорили о погоде вообще и в людях, и единогласно решили, что случайностей не бывает, и в мире всё взаимосвязано, и что сегодня особенный день…

— …и пусть в памяти останется эта встреча, — подытожила Даринка, продолжая и завершая предыдущую мысль, с непонятной для меня и данного случая далёкой грустью.

— Пора в путь, — продолжила она уже с улыбкой, видя, что мы не только перекусили, а хорошо покушали и пребывали в отличном настроении. Как известно, желудок для мужчин — стратегический объект, но совсем не главный.

Недолгие сборы, благодарность от души этому чудному местечку, что каждому из нас что-то подарило, что-то привнесло, и мы продолжили наш путь.

Рюкзак уже не казался таким тяжёлым, как полчаса назад. В теле появилась необычайная лёгкость. Мне хотелось петь, предаваться детской беззаботности.

Праздник Дарения

Даринка пошла впереди нас. Её длинные волосы были рассыпаны по спине и всё так же манили, притягивали взор. Хотелось их касаться, гладить каждый волос. Меня переполняло и я, кажется, любил весь белый свет, этот светлый день, эти красивые волосы, и маленькие, нежные пальчики, что придерживали льняную сумочку…

— Не расплескай, — улыбнулась Даринка, видимо, чувствуя моё состояние, в который раз объяв меня, тонко призывала собраться.

— Будь ровным и светлым всегда! Чаще всплывай и взлетай иногда! — продекламировал Николай.

«Весёлая парочка, — подумал я, обезоруженный их всеведеньем,- мысль не застолбят, якорь ей не подбросят, не дадут другому уподобиться воздушному шарику, всегда укажут дорогу к дому, то есть к себе, вернут к мысли прежней, если ты с неё соскочил. Друзья и даже больше» — решил я для себя. И мне захотелось сделать им что-нибудь приятное, не утвердиться в их глазах, а реализовать порыв Души. «Что-нибудь куплю в подарок. « — Я уже бегал глазами по прилавкам в поисках каких-нибудь сувениров.

— Завтра День Дарения, Николай, — напомнила о себе Даринка, наполняя каждое слово, имя. Её обращения, большей частью ко мне, теплота и участие были мне приятны, в то же время я чувствовал какую-то неловкость перед Николаем, и не сразу ухватил, сказанное Дариной.

— Не думай об этом, — предупредил ход моих размышлений Николай. — Мы — друзья, единое целое: Она, Ты, Я, — быстро добавил он, делая ударение на местоимения, оставив меня на долгое время в неведенье: чтобы это значило…

— Накануне Яблочного Спаса сам по себе возник этот добрый, светлый праздник, — продолжала Даринка. — В этот день люди в больших и малых городах, в деревнях и селениях, как всегда, в веселии день проводят, радостно. Предпочтение отдают одеждам, сшитым своими руками или подаренным. А зная силу семян от растений, выращенных на своих участках, Дарят друг другу семена, хорошее настроение. Большое значение имеет то, с каким вниманием дарят, теплом, Любовью. Дарят друг другу, любимым, Духам, что в дольменах, земле. Поначалу, люди ещё не знали, что посаженные ими саженцы или семена, укоренившись и взойдя, позволяют понимать и общаться на расстоянии, видеть, если чувства, желания были искренни, чисты. Первыми на это обратили внимание влюблённые пары, что с мыслями о детях, стали сеять семена цветов и трав у дольменов…

Чувствовалось, Дарина очень волновалась, и ей было нелегко говорить о том, что было так близко её сердцу. Я слушал внимательно. В груди что-то ширилось, росло, наполнялось новой радостью. Николай смотрел на Дарину, и, казалось, внутренним огнём помогал ей собраться, продолжать начатую мысль.

— Однажды, некоторые из них стали видеть картины, что являлись ответами на их вопросы, не в видениях, а наяву. Живые, объёмные изображения, будто из эфиров этих трав, цветов состояли… Дарить семена, саженцы приняло массовый характер. Дороже яхт, самолётов, коттеджей был простой кулёк семян или саженец дерева, преподнесённый доброй, ведающей рукой.

— Подожди же, — прервал я, — если это массовый характер, то я что-то не видел раньше никого, чтобы кто-то у дольменов что-то сеял или сажал доброй, ведающей рукой?

Я опять чего-то не понимал. Да и на проходящих людей глядя, я не видел никого, кто предпочёл бы в качестве подарка машине, например, горстку семян, саженец фруктового дерева.

— Всему своё время, — парировала Даринка, — машины тоже отойдут и не только по причине топливно-энергетического кризиса. Помнишь, ещё в 2009 году Правительство, выслушав ряд специалистов и учёных, сведущих в экологии и геологии, вынесло постановление на закрытие некоторых очень перспективных нефтегазовых месторождений, предупредив большие бедствия? Здравый смысл тогда восторжествовал. А в случае с посадками саженцев, семян люди чувствами руководствовались. Пока Правительство занималось решением задач следственных, «первоочередных», они жизнь новую творили. Их деяния в жизнь открытия принесли, позволившие не запрещать, а разрешать проблемы б;льшие, и пользу принесли, в том числе касающиеся и использования мыслящих, самодостаточных, разумных Энергий.

Дополнить Дарину я не мог, а возразить, крыть было нечем. К тому же и Правительство наше, кажется, научилось слышать, одобрившее проект «Оздоровление».

В задумчивости я осмотрелся вокруг. Людей, идущих в обоих направлениях, было довольно много. Ларьков, просто лотков вдоль дороги прибавилось. Самих же хозяев, владельцев товаров, снеди я практически не видел. Тем не менее, я обратил внимание, что люди подходили, брали или покупали какие-то поделки, наряды, кушанья. Занятый своими мыслями, я не очень-то придал этому значения. Надо было быстрее определяться с местом стоянки, ставить палатку и уже потом, исходя из внутренних побуждений, действовать.

— Обрати, Николай, внимания на эти в прошлом торговые ряды, — вернула мысли к прилавкам Даринка. — Выставленные товары не имеют цены. Они из поместий, выращены и сделаны своими руками. Они — продукт Любви. Они — дарятся… Любой желающий их приобрести берёт их или, просто, в знак приятия и благодарности, оставляет деньги в берестяных коробках, туесках, деревянных шкатулках или глиняных игрушках с отверстием для опускания денег. Человек осваивает культуру бытия и перестаёт торговаться с Богом, с самим собой…

Мы продолжали путь. А впереди, как мне показалось, шла оживлённая торговля.

— Но всё же есть местами ценники, — противился я новому порядку, — вот, смотри, висят бирки и на них указана цена. Правда, смешная какая-то, — Я не сразу заметил, что цены были «детские» в сравнении с тем, что я наблюдал в магазинах…

— А это результат экологии, в данном случае, сознания, — хитро улыбнулась Даринка. Глубинная, сказочная улыбка сменилась озорной живостью, отчего она мне стала ещё ближе. Я позволял себе влюбляться всё больше и, как я думал, она этого не заметит.

Кажется, она не заметила, уйдя в пояснения:

— Цены на эти товары складывались из затрат на приобретение недостающих материалов, выпускаемых пока корпорациями, для изготовления конечной качественной продукции. И, заметь, затраченный труд, вложенная энергия, Любовь не обращена в стоимость товара, то есть сохранена.

— Жаль, что это только перед Яблочным Спасом, один день в году! — Я уже искренне сожалел о короткой жизни нововведений.

— Да, Праздник длится один условный день, но в жизни это ежесекундно происходит: дарение от сердца, чувств проявления, желание искреннее теплом Души поделиться. — Подтвердила Дарина и продолжила, — Здесь, на Возрождении, — особо подчеркнув Возрождение, видимо имея ввиду не населённый пункт, а туристическую тропу, Жане, дольмены, сады, людей, — придерживаются этого не первый год. Не сразу к этому пришли. Были непонимание и страх, неведенье, затем курьёзы. Теперь же, будешь на фестивалях, особенно слётах, обрати внимание: товары покупаются или дарятся, но не продаются. Люди с добром и благодарностью оставляют деньги. При этом не берут впрок или в подарок кому-то. Каждый покупает только то, что нужно ему. При выборе товара Душа покупателя с Душою сотворившего или вырастившего соприкасается, и подчас бывает, оставляет покупатель денег больше, чем предполагал владелец товара, который тоже будет благодарен покупателю.

Мы проходили мимо деревянных, украшенных резьбой, ларьков. Продавцов я не видел. Тем не менее, люди толклись у прилавков.

— Хозяева, родители товаров, заняты тем, что и остальные, — Даринка читала меня с лёту, — что-то приобретают, ходят на лекции, ездят на море, посещают дольмены, водят хороводы… Вечером или когда захотят, забирают кубышки с деньгами, иногда и товары.

Даринка внимательно посмотрела мне в глаза и с расстановкой произнесла:

— Известно всем уже, что дарящий большее приобретает…

Я задумался. Былое «урвать» на праздниках вообще, на праздниках читателей книг В.Н.Мегре, приобретало противоположный характер и принимало человеческий вид, к чему, собственно, и призывает каждая мысль в этой удивительной, живой Книге. Было понятно теперь не только мне, но и многим людям со стороны, раздумывавшим, росшим на видимых примерах, примкнуть к нашему движению, сторонников идеи Родовых Поместий, или нет. Наверное, не последнюю роль сыграли манеры, культура поведения, умение преподносить себя обществу, привносить собой в него. Неопрятный, облачённый в одежды в народном стиле, пусть и ведущий «здоровый образ жизни», согласитесь, ничего, кроме неприятия и отторжения не вызывает. Всегда красота внутренняя рождает внешнюю. Сейчас же я видел аккуратных, причесанных и чистых людей, отчего мне показалось, что к нашему движению примкнула более культурная прослойка. Наряды на окружающих были тоже в народном стиле и служили дополнением к внутреннему свету и блеску в глазах.

— Николай, — напомнила о себе Даринка и продолжила, — это всё те же люди, но уже в образе человека. Они стали уважать и любить себя.

Наверное, мои размышления, ход мыслей каким-то образом читала Дарина, или же сама способствовала их направлению, учитывая окружающую действительность, не обрывала, вела. «Культура общения» — пронеслось в голове. Я начинал приобщаться, находясь рядом с ней, к её пространству, к этому светлому общению. В части опрятности…, я оглянулся вокруг, критически осмотрел себя…и почувствовал себя не очень уютно. Мне давно хотелось носить одежду, близкую Душе, изо льна.

— Внутренний цензор должен быть. — Со смехом вставила Даринка. — Осуждения, одёргивания уже давно не в моде… Но вернёмся к Празднику, — Даринка перекружилась. Её беззаботность, непринуждённость легко сочетались с внутренним достоянием и красотой, чувством меры: не переступала, не переигрывала, была искренней, но и искрящейся:

— Дарение — это ещё и умение преподносить себя, нести себя, дарить себя, чувствуя цельность и неповторимость другого человека, не нарушая пространства его мыслей, уважая его, роста, время. Лишь потом будут условные: права, границы участка земли, дома и тела, имущества…

«Вот так повернула! Дарение — и как много! — Подумал я. — А всё-таки?..» Внедрение, а лучше, проявление в образе жизни этого праздника — вопрос внутренней культуре каждого…

Благодарение и Время…

Кажется, я начал понимать Даринку. Вначале, чисто в практическом виде, просчитав, что милиция останется без работы. Проект «Оздоровление», единогласно принятый на Референдуме всеми заключёнными, отбывающими сроки наказания в местах лишения свободы и в камерах предварительного заключения, затем законодательно закреплённый всеми депутатами Государственной Думы и единогласно утверждённый в Совете Федерации, дал свои плоды. В силу уменьшения в десятки раз количества преступлений, штат МВД был сокращён…

— И военные, и люди в медицине, от прессы и телевидения сознательно или под влиянием жизненных обстоятельств сменят род деятельности. — Внимательно, без тени на шутку, произнёс Николай, доселе молчавший, но всегда неразлучно присутствовавший, видимо, не только зримо, а как-то ещё, наполняя и дополняя Даринку, одновременно улавливая мои мысли.

…Названный проект «Оздоровление» позволил покончить с коррупцией во всех сферах и уровнях, включая Министерства: Обороны, Внутренних Дел (ГИБДД), Здравоохранения, Культуры…

Все граждане, отбывающие сроки, либо ждущие вынесения приговора судом присяжных, по проекту «Оздоровление» попадали под юрисдикцию Государственного канала «Карма и Наказание». Курировала этот канал ЛДПР во главе со своим лидером. Трансляция велась вживую, в прямом эфире, что притягивало внимание большой аудитории, как внутри страны, так и за рубежом. Эффект был такой, что не было случая, чтобы кто-то повторно! попадал за решётку…

Я выпадал из их атмосферы взаимного понимания, дополнения, продолжения. Меня вели и мне это нравилось. Они не вмешивались в мою психику, позволяли расти самому. Их пояснения не имели завершённости, а мысль не обрывалась!..

— Мы лишь привносим в то, что в тебе уже есть. — Подтвердила мои догадки Дарина. — Мы — твой рост и Время, — вставила она непонятное для меня и тепло улыбнулась.

Впереди было большое скопление людей, но всё же было тихо. Тактичное отношение людей, уважение пространства другого было в культуре каждого. Мы вступали на территорию, которую именовали «Центром Мысли творческой», и шли молча. Не хотелось мешать, отвлекая внимание на себя, обрывая мысли. Здесь проводились различные мероприятия: от мастер-классов до семинаров. У сцены же было многолюдно. Не сразу можно было разглядеть, что же так привлекло внимание большого количества людей. Оказалось, дети участвовали в театрализованном действе. Как нам пояснила одна из девочек, что уже отыграла свою роль, постановка касалась жизни людей в селении, их взаимоотношений между собой глазами детей — так, как им хотелось бы или виделось. Я оставил свои размышления и переориентировал внимание на сцену. Примитивное, на первый взгляд, действо вызывало неподдельный интерес. Впервые родители могли соприкоснуться с Душами своих детей, их чаяниями, ожиданиями, мировоззрением. Отрадно было видеть, что многие родители пребывали в задумчивости. Они уже видели в них не актёрское мастерство, а естественность, именуемое детством. Было ощущение, что родители открывали в себе новое — виденье детей: порывов их Душ, а не свои представления: какими им надлежит быть, во что расти. В пространстве чувствовался контакт между родителями и детьми, понимание отцами и матерями продолжателей Рода: самоосознание ребёнка возможно лишь в условиях совместного движения к Истине, к осмыслению жизни, претворения творческих возможностей…

Запомнилась концовка представления: дети, принимавшие участие в ней, со сцены, обращаясь к родителям, желали им оставаться беззаботными, безусловными.

Нам надо было продолжить путь, и мы мимо ларьков, сквозь толпу направились в сторону Жане. Прошли по мосту через речку. Поднявшись по склону, оказались на второй Яблоневой Поляне. В глаза бросилось оживление, что царило в этом месте. Но по-прежнему чувствовалось продуманное, соизмеренное поведение находящихся здесь людей: никакого лишнего шума, излишней суеты. Даже дети, окружённые достаточным вниманием, вели себя расковано, но достойно, будь то в играх, танцах или хороводах. Здесь же, в саду, барды исполняли свои песни, даря радость и вдохновение окружающим.

Мы не стали нигде задерживаться, а последовали дальше. В центре сада возвышалась большая круглая сцена, в строительстве которой приняло участие большое количество добровольцев. Холмик, на котором находилась сцена, мыслями и деяниями сотворили тысячи людей России и зарубежья, задумавшиеся однажды, что они смогут привнести от себя в светлое пространство. Решение было простое, вполне доступное. Сторонники идеи Родовых Поместий узнали о хорошем замысле из интернета, туристы — от экскурсоводов, и поднялся небольшой насыпной холм за короткий срок. Люди привозили в мешочках горстку земли, кусочек дёрна из родных мест. Земля, Пространство в долине реки Жане почувствовало тепло и участие, сознательность. Духи в дольменах плотнее могли общаться с людьми, кто участвовал в этом деянии…

Внутри небольшого холмика были служебные и бытовые комнатки. Над ними была сцена. Две лестницы: одна из внутренних помещений, другая снаружи — вели на сцену. Сейчас по ней прогуливались несколько человек. На вечер было запланировано большое представление, по завершении которого ожидались хороводы. Этнодискотека, как источник смешения индивидуальных энергий в общее, отошла. Она не взращивала культуру, высокое низводило до примитива. Хороводы же — богатое свидетельство Культуры Чувств народов древности — набирали обороты, становились массовыми. В простых движениях пробуждались в людях тонкие энергии, искорки чувств, Эмоции…

Никого из своих знакомых в саду я не встретил, Николай и Дарина — тоже.

Я счёл нужным вернуться к прерванному общению и перевести разговор на начинающий мне нравиться Праздник и уточнить некоторые детали:

— А почему люди, обслуживающие средства массовой информации, останутся не у дел?

Мы подходили к трём дольменам. В это время здесь всегда бывает многолюдно. И в этот раз здесь ходили, сидели на скамейках, стояли у дольменов множество людей, большинство из которых имели сосредоточенный вид. Даринка окинула их взглядом и сочувственно вздохнула, словно призывая людей прозреть. Постояв некоторое время в задумчивости, она улыбнулась и более осмысленно, наполнено оглядела окружающее пространство. Видимо, она понимала, как можно людям ненавязчиво подсказку дать. Духи в дольменах с таким настроем в людях не смогут никогда встретиться в общении с ними, не услышат они друг друга. Общаться с духами можно сколь угодно долго, но они не будут иметь никакого отношения к Духам светлых людей, ушедших в дольмены. В пространстве всегда присутствует множество духов, и они любят вещать от имени предков, высшего разума… В богатстве красок ярких, внутренних, счастьем светящиеся глаза, открытости миру, в резонансе культуры чувств и движении мысли возможен с Духами в дольменах контакт. На мысль, произведённую самим человеком, нанизывается мысль, будто б из пространства, не завершая её, а дальше увлекая, словно призывая к совместному движению образного, чувственного мышления. При таком общении нарастает скорость мысли, увеличивается плотность её, обостряется глубина восприятия, и возникают зримые, объёмные, живые картины. От Культуры чувств, ясности мышления, скорости мысли, веданья собственного предназначения зависит продолжительность общения образами. В последствии, Николай пояснил следующее. Духи светлых людей с большим уважением и любовью относятся к человеку на материальном плане, заботятся о чистоте его помыслов, долголетии, и заинтересованы в обретении им себя. Истинная информация та, где есть совместное движение мысли. Лишь только человек собьётся на вопрос, его энергия мысли будет пищей для духов низшего плана. Они и будут увлекать красивыми, правильными ответами человека от самого себя. В ответах завершённых не будет ни одной ценной мысли, новой информации, кроме набора красивых фраз, изобилующих словами: любовь, добро и т.д. В вопросе буквальном нет энергии, и человек, как правило, получает отражение своего миропонимания, свою правду, но никак не Истину. Не позволят себе Духи, что в дольменах и вольного обращения с прошлыми воплощениями людей. В редких случаях к такому прибегают, но лишь в видениях, на осмысление которых человек потратит многие годы, и в них, как правило, нет информации о трагедиях, насилии, жертвах. Только светлое, доброе, и обязательно видение из прошлого будет иметь отношение к будущему. Всё остальное от тёмных сил, с присущим им изобилием красивого многословия без единой мысли…

При чувственном восприятии мира, мышлении образами, в движении собственной мысли в поиске ответа возможен равный диалог с Духами в дольменах…

Даринка озорно сверкнула красивыми глазками, полными мыслей и чувств, и посмотрела на меня.

— А вот «почему?» — Дарина достала из льняной, как я предполагал, сумочки какие-то семена и направилась к дольменам. Сняв обувку у каменного портала, прошла между древними сооружениями и у ближайшего дерева подняла палку. Затем она отошла чуть-чуть назад и встала на одинаковом расстоянии между дольменами. Продуманные ею действия пока не производили на окружающих никакого впечатления.

Наверное, я раньше почувствовал, чем успел увидеть изменения в пространстве дольменов… Даже воздух стал плотнее. Николай взял меня за руку и лишь глазами попросил моего присутствия и участия. Я вдруг чётко стал видеть каждый шаг, движение, мысль Дарины. Она дарила Земле, пространству, Духам в дольменах семена цветов и трав, Душу. На расчерченную и взрыхлённую палкой землю ложилась её Мечта, зримая уже в пространстве. Она благодарила, она славила… деянием…

Дарина была собранна и торжественна. Я почувствовал всем существом, каждой клеткой, её участие в чём-то неуловимом, необъяснимом. Меня и Николая коснулась невидимая волна, тогда как находящиеся рядом люди, будто б, были сами по себе, без видимых целей и ещё без чего-то…

Через мгновенье Николай опустил мою руку, и я стал одним из тех, что пришли не к Духам светлых людей, а на дольмены. Меня заполнили смешанные чувства. Куда пропала, ушла та необыкновенная красота, что только что меня окружала, переполняла? Разница в чувствах и ощущениях была настолько разительной, что я опешил и в растерянности начал озираться, словно ребёнок, оставленный родителями. Видно, подаренное чувство, не рождённое внутри, должно обязательно находить отклик. Какие-то мысли благодарения за испытанные ощущения стали проявляться во мне. Верная мысль вернула меня к себе. Подошла Даринка. Теперь её глаза были слегка влажны и излучали такой свет, что я на миг опять стал видеть мир её глазами, её мир. Через секунду видение во мне пропало, но я успел ухватить, что будто бы слышал каждую травинку, цветок, дерево, мысль и далёкую, из глубин веков идущую, красивую мелодию…

— Каждый, кто влюблён, пусть посеет семена Добра, Любви в Душах людей, на Земле, на земле, у дольменов. Пусть каждый любящий, кто сердцем слышит, видит, обратит свой взор на Землю, близких своих, дольмены. — Даринка, не мигая, смотрела на меня и с каждой её буквой в меня входили какие-то Истины. Не в силах отвести взгляд, я внимал её словам и, кажется, перестал дышать. Чувства обострились и я иначе, глубже и отчётливее, стал чувствовать уже окружающих нас людей, их внутренний мир. Даже Николай будто бы растворился во мне, а я — в нём.

— …Услышавшие будут иметь связь между собой, Духами в дольменах, с Вселенной, видеть картины и образы, людей прошлого и будущего, владеть настоящим! Вот почему «…средства массовой информации», — сменив тон, с улыбкой и вдохновением вставила Даринка.

…В России было три канала по проекту «Оздоровление», вещавших на Россию и весь мир. Они работали круглосуточно и трансляции велись вживую, в прямом эфире. Все три канала били все рейтинги. В популярности с ними не мог тягаться ни один частный внутренний канал или канал какого-либо другого государства…

Я обрёл себя привычного и огляделся. Произошедшее у дольменов не увидели, не услышали окружающие нас люди. Они были заняты собой или своими делами…

До меня из фраз Дарины дошла простая Истина: «у каждого человека своё пространство, и время тоже своё. Лишь участвуя друг в друге, в Дарении, мы сможем проложить тропинки из разных времён друг к другу, к Пространству Бога, к Его Времени».

Мне захотелось быть не сопричастным, а активным участником в этом Празднике — Празднике Дарения, но у меня не было с собой семян.

— Есть — улыбнулась Даринка и, как мне показалось, вокруг стало ещё светлее. Может, и я тоже воссиял, что без видимых причин и без внутреннего огня было, как минимум, некрасиво. Значит, я терял почву под ногами, куда, по мнению Даринки, в Праздник Дарения и не только, надо опускать семена Добра и Любви, то есть не терять, а обретать… почву, себя… Семена влюблённости во мне давали быстрые всходы… А она продолжала:

— Семена вначале в Душах людей зреют. Потом они обязательно на земле прорастут из трав, цветов, деревьев живыми картинками, уютными домами.

«Немудрено, — заметил я про себя», — что археологи, антропологи, историки не могут найти доказательств существования древнейшей, разумнейшей Цивилизации. Не там ищут!» Разве строения, какими бы они красивыми не были, можно отнести к культурному наследию? Они воздвигнуты на крови, подавлении и угнетении личности. Наверное, мудрую цивилизацию невозможно измерить осколками и черепками, живописью, и даже письменностью. Всё это следствие. При создании предметов искусственных Божественная энергия в человеке участия не принимала, но наверняка Она живёт и правит жизнь в условиях взаимосвязи, гармоничном сосуществовании, самовозрождении, т.е. в лесу — Храме. А в людях проявляется в случаях желания претворить порыв Души. Свои предположения я и высказал Николю, блеснув своей информированностью. На мыслях, изложенных в книгах В.Н.Мегре, мы все стали очень умными, но и Культура, что к Богу приближает, становилось отличительной чертой людей нашего движения. Николай, с присущим ему тактом, не акцентировался на сиюминутных проблесках: моя внутренняя слабость не осталось без его внимания. Он тепло улыбнулся, пристальнее всмотрелся в меня. Взгляд его словно пронизывал меня, грел и призывал к дальнейшим маленьким открытиям. Духи в дольменах тоже лишь подводят к каким-либо мыслям, оставляя право получения радости от открытий человеком себе…

Для себя я давно определился: лес и есть Храм, а в ней и Истина сокрыта или часть её. Подтверждать или опровергать Николай не стал, за что я остался ему очень благодарен.

Лес собой являет живую часть Земли. Лес полюсен: деревья имеют женские и мужские потенциалы. То же самое имеют растения и кустарники, где кустарники — продолжение между растениями и деревьями и тоже имеют свои энергии: устремления и порывы: Дух и Душу… Мир растений — Живой План…

Даринка была задумчива, оставаясь на своей волне, она не теряла нити общения и, кажется, в безмолвии принимала активное участие в развороте мысли. В дальнейшем, в общении с ними, я уловил одну особенность: в недосказанном они большее доносили.

Ослеплённый радостью открытий, окрылённый своими успехами в расширении кругозора, я не сразу отметил ровный настрой в своих друзьях. Они хитро улыбались и вопросительно смотрели на меня. Поверхностность, излишнюю воздушность они не порицали, но и не приветствовали. Я вернулся на землю, в себя, и ощутил духоту. Мне было стыдно, но и солнце палило нещадно. Мыслей новых для осмысления было более, чем достаточно.

«Жарковато, да и ветра нет… Рюкзак тоже притомил. Надо бы освежиться: и голове, и телу» — пришло на ум. Резкая смена чувств, причём неоднократных, нуждалась в покое, отдыхе или воде, снимающей усталость и дарящей силы.

— Мы можем искупаться, — предложил Николай. Он явно помогал мне обрести лицо.

— Я согласен, — поддержал я, втайне надеясь, что Даринка не заметила моего смятения. Мне хотелось, чтобы она примкнула к нашим пожеланиям. Меня пока более занимала она сама, чем внутренний расклад по полочкам малых Истин и открытий. Я терял концентрацию мысли, а достаточное воображение норовило меня переместить в будущее, в котором обязательно была Даринка, а остальным определялись посредственные роли.

— С местом временной дислокации надо бы определиться, мужчины! — с затаённой улыбкой вернула нас на землю, в себя, наша Красавица, продолжив:

— У меня есть ещё свои неотложные дела. Встретимся у Чаши часа через полтора, хорошо? Ну, я пошла. До встречи! — Помахав нам ручкой, лёгкая, грациозная Даринка, обтекая встречных людей, пошла к лестнице. Чуть-чуть задержалась у крайнего дольмена и, то ли головой кивнула в почтении вечности, то ли волосы с лица смахнула, ступила на ступени лестницы.

К себе…

Мы проводили её взглядом. Кажется, не только наши рюкзаки осиротели, оставленные нами у кустов, но и мы сами. По крайней мере, для меня свет померк, в то время как Николай оставался ровным, но пребывал в задумчивости. Я начинал привыкать к Даринке, что очень низко, поскольку в такой ситуации мужчина начинает изменять себе, своим устремлениям. Подсаживаясь на чужие хлеба, заглушает собственный потенциал, творческий, духовный. Отсутствие последнего не даёт возможности для полного проявления себя женщине — дарить Вдохновение, Душу. Без Вдохновения же мужчина слеп и не видит курса. Значит, нет образа светлого, путей влекущих, манящих. Значит, нет радости и удовлетворения в мужчине. В такой ситуации более возвышенный, культурный должен взять на себя ответственность за возрождение чувств. Вклад в копилку созидания счастливой семьи равновелик и равноценен, ответственен. Где же он, загадочный вечный двигатель?..

Наверное, Даринка каким-то образом уловила это. Нам нужны были какие-то самостоятельные действия. За полтора часа можно успеть подумать не только о себе, любимом… Высокое сейчас меня не занимало, светлое ушло вместе с Даринкой и немножко растворилось внутри меня, грея и призывая, а на поверхности оставалось решение «житейских» вопросов.

И Николаю, и мне в сумрачную тень леса сейчас не хотелось. Совместно решили, что лучшее место для установки палатки — третья Яблоневая Поляна — Поляна Детства. Днём, правда, внутри палатки духота неимоверная, зато вокруг солнечного света, Дара Энергии Любви и Бога — залейся!

Подходящее место было найдено. Вскоре моя палатка своим цветом вписалась в хоровод зелёных яблонь. Я решил, что мы тоже сможем достойно вписаться в живой мир — сады, сотворённые помыслами и руками шести братьев и их сестры, семьёй Козленко, но чего-то недоставало: то ли во мне, то ли в моём пространстве. Чувствовалась какая-то незавершённость, недомыслие, отсутствие какого-то действа или движения. Я вопросительно оборотился к Николаю и всмотрелся в него. Внутренне подтянут, искренен, чистый и ясный взгляд, аккуратен, собран и беззаботен. Выглядит он моложе меня, хотя, как я подозреваю, мы, примерно, одного возраста. Всё, что во мне не доставало, присутствовало в нём. Чувствовался ещё какой-то необъяснимый живой заряд, но поскольку он не являл его, я не стал заниматься разгадкой. «Загадок в человеке, как в мужчине, так и в женщине, быть не должно. Если есть чем светить — зажигай остальных; есть потенциал — являй на свет идеи, мысли; есть заряженность на дела — будь разумен и ответственен, активен «… — умничал я внутри себя. Поскольку рассуждать, давать советы, предъявлять требования другим много легче, чем исполнять, действовать, соответствовать, то я и шёл в данный миг по накатанному пути.

Стоило только посмотреть на Николая, соприкоснуться с его пространством, как мои мысли тут же вернулись к родным пенатам, к собственной персоне. «А что могу я? Рисовать, петь не умею. На гитаре не играю. Для достижения своих целей порабощать кого-либо не склонен. До всего своим умом дохожу, разуметь стараюсь. Что я должен уметь, к чему стремиться, чтобы являть себя без светлого влияния со стороны?» — осыпался я вопросами.

— Собой ты будешь, цельное являя, Души порывы претворяя, в Духе устремишься прекрасное в Родовом Поместье сотворять, — на мой незаданный вопрос ответил Николай, придав уверенности моей будущности.

«Мы примерно одного роста, но, сколько же в нём внутренней силы!» — Подумал я и решил, что буду подтягивать себя, не копировать, до Николая, ограничившись малым, собственным виденьем в кого расти, не забывая про божественные стандарты: Образа и Подобия. Вопросы духовного плана сменились на более насущные: установка палатки если — дело нехитрое, то размещение вещей в ней требует аккуратности и терпения. По истечении нескольких минут каждая вещь нашла своё место, а палатка отражала атаки падающих иногда яблок.

Яблоки — продукт Энергии Солнца и Земли, как и все фрукты. Питает Душу. Овощи — продукт Энергии и Земли, и Солнца. Питает Дух и Душу. Корнеплоды — продукт Энергии Земли и Солнца. Питает Дух.

А Николай всё так же сидел на траве, растворённый в саду и в мыслях, словно уже был дома. Я решил проявить заботу о «ближних» своих, заодно блеснуть остроумием, выдав:

— В моей палатке сухо и тепло. Хорошо под крышей дома своего! — и оторопел от своей поспешности, непродуманности и бестактности: «уж очень негостеприимно!» Видя, что Николай и Даринка налегке, хотел предложить им разделить мою «жилплощадь». Николай сделал вид, будто не услышал, выданного мной. А может, оставаясь в своём пространстве, давал мне самому осмотреть себя и ограничиться собственными желаниями и устремлениями. «Забота» — маска недоросля, который вырастит ещё большего недоросля» — промелькнула мысль. Искреннее желание моё не совпадало с планами моих новых знакомых. Их самостоятельность, независимость, как в суждениях, так и в принятии решений, вызывала уважение.

— Палатка нам не нужна, — произнёс Николай, опять включив мои мозги, дав направление мыслям.

Я начинал подозревать, что и Даринка, и Николай — Дети Природы. И где бы они не были, они всегда будут дома.

— А как же ночью? — я хотел удостовериться в своём предположении, проявляя излишнее любопытство.

Николай смолчал. Улыбка добрая, далёкая и близкая одновременно, не сходила с лица, а в глазах всегда читались присутствие и движение мысли. То же самое я читал в глазах наших депутатов и режиссёров, благодаря которым, на экранах телевизоров появилось множество созидательных фильмов, проектов, пробуждающих в людях чувства, совесть и призывающие к Добру. Приоритетом стало Культура в людях — источник всех созидательных направлений. Этот ресурс позволял решать причину! всех проблем.

В России, наконец-то, в системе жизнеобеспечения страны проявился волевой капитал. Произошла земельная реформа и все желающие получили землю и возможность для реализации творческого потенциала: духовного и душевного. Помнится, благодаря усилиям парламентского большинства, Правительства и настойчивости Президента произошло это в 2009 году. Прошло немного времени, и Западная Европа сама постучалась в ворота России с протянутой рукой. Прославляя Праздник Дарения, Россия щедро отсыпала семена живых цветов и трав и Европе, и… США, вконец изведённой Пентагоном и Голливудом — зверем бездны и багряной женой — концетрации мысли агрессивной и безнравственности…

Когда порядок и благодать, благоденствие и достаток в доме на Родине — Родовом Поместье и в России; в голове — Родные Мысли; в Пространстве — свои Идеи; гости сами потянутся за хлебом и разумением, увеличивая Мощь России…

…После одобрения проекта «Оздоровление» один из трёх каналов курировался партиями «Единая Россия» и «Родная», набравшими одинаковое количество голосов на выборах в Государственную Думу. Телевизионный канал именовался «Созидание и Сотворение»…Родная Партия шла на выборы под девизом: « Культура — Земля…».

— Николай, успокойся, — вернул меня из воспоминаний к жизни Николай. Видимо он увидел, что я изменился в лице и не дал уйти в себя, хотя воспоминания, большей частью, были приятны, особенно касающиеся законодательного закрепления земли за каждым желающим или семьёй, гражданами РФ, в пределах 1,5-2,5 га…

— Ты веришь в реальность сказки, сказочных персонажей? — уже с хитрецой спросил Николай, поглаживая рукой чёрного кота, делая на нём акцент. Тому, что кот здесь появился, я ничуть не удивился. В этих местах собак и кошек хватало, енотов, шакалов — тоже.

— Ну, есть, наверное, в них какой-то смысл, подтекст, информация… Что же ещё? Отчасти, верю, — добавил я, вспомнив услышанные в детстве рассказы пожилых людей о необычных явлениях, о встречах с нечистой и доброй силами. В них фигурировали животные тоже… Моя мама, как-то, приютила древнюю старушку. Всяких историй необычных, что со старушкой случались, были уйма. К ней приходили подруги её возраста и даже старше. Они тоже много что видели, знали и делились. Я же с затаённым дыханием внимал не только ушами… Собственно, мои родители тоже нам, детям, многое поведали. Ещё в детстве, задолго до школы, во мне стало формироваться собственное видение мира…

— Со Сказкой невозможно расстаться, Николай. Она в тебе и во мне, вокруг. Её проявления всюду. Это зов далёких наших родителей, это их обращения к Душам людей, это добрые, невидимые воспитатели наших детей…

Увлечённый, порывистый монолог Николая прервали две собаки. Неспешно, степенно они подходили к нам. Не дойдя метра три-четыре, разлеглись на траве. Кот на них посмотрел, но видимого беспокойства не проявил, словно жили одной семьёй.

— Вот тебе и подтверждение моим словам, — кивнув на собак, и продолжая гладить кота, подытожил Николай.

— Не вижу связи между Сказкой и животными. — Мне лень было думать, гадать, когда всё кажется очевидным. В сказках все животные разговаривают, понимают человека, обладают аналитическим мышлением в своей, животной степени. Глядя на собак и кота, про себя отметил то же самое, что и большинство приезжающих сюда людей: тактичное, умное поведение животных.

В животном мире тоже есть мужские и женские начала. В каждом из видов: хищных, травоядных, тоже будет присутствовать частички человека, энергии — Дух и Душа, так же, как в отдельно взятой особи. Током для них служит Любовь к своему Богу — Человеку. Животный мир — свой план.

Констатация очевидного факта не удовлетворила Николая. Видимо, он хотел донести до меня какую-то мысль, но не видя во мне отклика, участия, не стал прерывать мои размышления, переубеждать. Окинув взглядом сад, он слегка задержался на одной из яблонь. Заметно было, как он потеплел, задумался о чём-то своём. Мне даже показалось, что пространство его душевного тепла слегка раздалось. Хоть и думал в тот миг я о том уровне сознания, которое выстроил институты современной государственности, семьи, и был влеком умом, но не мог не чувствовать присутствия Николая в пространстве моих мыслей…

Внутренний мир человека, его взаимоотношения с внешним миром в точности копирует государство, с внутренней и внешней политикой. Если в человеке отсутствует энергия Любви, гармония нарушена. Налицо доминанта ума или агрессии в человеке или в политике государства — энергии разрушения с полярными полюсами. Один закрывает доступ к Душе, к совести, другой калечит тела. Прислушавшись к себе, руководствуясь чувствами, можно ум вырастить в разум, если захотеть. Посмотрите, какое у нас умное было Правительство, пока не уразумело, и не приняло проект Закона о Родовых Поместьях!… Я всё глубже и глубже уходил в себя — к точке, сужая пространство своего виденья, восприятия и света…

— Николай, вернись в настоящее, — со смехом «извлёк» меня из себя и рассуждений Николай. Он считает, что человек пока рассуждает, находится вне времени и жизненного пространства, поскольку нет движения мысли. Он не принимал участия в констатации фактов, оценок, рассуждениях, а всё время подбрасывал, вживлял и оживлял новыми идеями и мыслями — генератор и светоч. В такие мгновения я наполнялся, разворачивался из точки небытия к жизни. Какая-то энергия спиралью во мне возносилась вверх. Становилось легко дышать и находило внутреннее просветление, граничащее с озарением. Хотелось объять весь мир, делиться своим счастьем, маленькими открытиями.

Пока я гулял в лабиринте безвременья, собаки успели улечься у ног Николая, чего я явно упустил из поля зрения. Наверное, отсутствующий взгляд и привлёк внимание Николая к моей персоне, но он не отдёрнул меня, а дождался, когда я приду к своим выводам, и по проблеску в глазах обнаружил моё присутствие, проявление Духа в теле.

Мирное, дружеское подрёмывание этих животных, видимо, должно было мне что-то сказать. Николай не стал бы просто так намекать на сказку. И ещё он что-то хотел сказать про детей, но эти твари Божьи, что валялись теперь беззаботно у его ног, не дали ему развить мысль. А может, случились для подтверждения каких-то его предположений… по его воле. «Наверное, животные реагируют и соответственно поступают согласно проявления в человеке бессознательного или осознанного, находясь в зависимости от его устремлений» — подумалось мне. «Видимо, Адаму не требовалось внушать каждой твари, что делать, что есть и пить. Он был просто собой, человеком, осознанностью являя программу действия для животных — больших друзей между собой и помощником — человеку. Каждый знал своё место в природе…».

Нереализация творческого потенциала человеком — Сотворения, привело к дезориентации в животном мире: волк стал поедать зайца. Человек, созидая жизнь, убедится, что лев в мире будет жить с буйволом, не говоря про отношение к человеку, которого в Душе своей звериной до сих пор боготворит…
Впрочем, появление домашних животных в этих местах подчёркивало особенность долины реки Жане. Светлая энергия, исходящая от людей, что в большом количестве сюда приезжали, плотность их мысли, осознанное отношение друг к другу, к животным через пространство запускало в жизнь Божественную программу счастливого совместного бытия. Человек употреблял полезную для Души, Духа и организма растительную пищу. Проявление сознательности отразилась на поведении животных. Хищные животные и птицы тут же переориентировались, пока, на падаль. Правда, это было только близ больших селений, состоящих из Родовых Поместий. Многие уже подумывали, как вернуть в лоно природы изъятых некогда домашних, то есть диких, животных в их естественную среду обитания, дабы восстановить нарушенное экологическое равновесие. Не должен человек трудиться на животных. Мысль в животном мире устремляется вслед за мыслью человека…

Николай всегда пребывал в настоящем, в Духе. Сейчас он лежал на спине и смотрел ввысь неба или на солнце, будто что-то видел там. Его хорошее настроение было ровным, и озарялась улыбкой на лице и светом в глазах… Я тоже посмотрел на солнце и отметил, что оно уже продвинулось достаточно. Я ещё не мог видеть того, что отмечал Николай, и акцентировался лишь на предметах, видимых обычным зрением. Теперь, предоставленный самому себе, сиротливо решал: двигать мысли о возвышенном или подумать о предстоящем вечере. Детям Природы везде уютно, я же после купания буду зябнуть, в силу отсутствия осознанного отношения к себе и недостатка живой пищи, дающую энергию, тепло, свет, питающую Дух и Душу. Надо было мне самому позаботиться о себе. Я оставил Николая с животными в их Сказке и пошёл в лес за дровами.

Сушины, веток было достаточно и можно было не торопиться. Вспомнив Даринку, решил, что у Чаши Любви мы будем ко времени. «Твоё трепетное отношение, влюблённость пусть придадут тебе силы и воли для проявления творческого Духа при создании светлого пространства» — то ли почудилось, то ли услышал безмолвное наставление с Небес. Вокруг меня никого не было. Я стал прислушиваться к себе и по-новому осмотрелся. Лес, живой и любящий, дарил себя мне, очищал и одухотворял. Необычность состояния завораживала. Казалось, что это мне уже знакомо, было когда-то, но когда, где? Пронеслось мгновенно в пространстве видение объёмное, в котором я видел знакомый мне с детства лес и множество картин, требовавших времени для осмысления.

В видении я видел и сам состоял из Мыслящих, Разумных Энергий, которые из-за недостатка внутренней чистоты и Гармонии, во мне никак себя до этого не проявляли. Неразумное отношение к себе не давало возможности мне Ими управлять, а Им — проявиться. Они имели шаровидную форму, мысль. Обычным зрением они не были видны.

Видение, как я на то мгновение успел уловить, было ответом на мои вопросы, но были в нём и картины из будущего и прошлого, объять которые враз было сложно. Например, потеря тока мысли, а вследствие этого радости и вдохновения, оборачивалось появлением в нём сцен насилия, бедствий, катаклизмов, что во мне отражалось закручиванием энергии разрушения спиралевидной формы во внутрь, к точке. Если я успевал обуздать, объять смысл, мысль видимого, энергия жизни заполняла меня и возносилась вверх. Она тоже имела спиралевидную форму, была яркая и насыщенная, дарила чувства просветления, озарения, и я видел жизнь будущую во всей её многогранной красе. Длилось всё это менее секунды. Стало понятно, почему одни пророчат беды, разрушения, другие заполняют пространство и людей мыслями и картинами созидательного толка…

Увиденное дало прочувствовать и ощутить, что человек своим невидимым «Я» скрепляет оба комплекса этих энергий: разрушения и созидания. Окружающее пространство лишь реагирует на порывы и осознанные устремления Человека. В силу отхода человеком от своего предназначения природа со всем его многообразием попеременно, локально стала подвергаться влиянию одного из двух этих энергий.

Живой энергетический потенциал Земли — недра со всеми богатствами, что в земле: нефть, газ, металлы, драгоценные камни. Сюда же можно отнести весь растительный покров — всё, что на её поверхности. Везде и во всём есть взаимодействующие, взаимосвязанные энергии, и одни в других присутствуют. Перемещение природных ископаемых чревато природными катаклизмами.

Порывы и устремления — Дух и Душа — Разумные комплексы Энергий. Мы из них состоим и с их помощью мыслим, думаем, анализируем, живём, созидаем, … Отсутствие Энергии Любви ведёт к дисгармонии и проявлению в человеке избирательной умной энергии — Агрессии…

Пока я в себе делал маленькие открытия, получал необыкновенную радость, а видение насыщалось картинами из прошлого, настоящего и будущего. Если я не успевал объять видимое, вдохновение покидало меня и проносились картины с изобилием сцен бедствий, разрушений, трагедий. В них мелькали очень умные люди — «Созидатели нового мирового порядка», в которых преобладает агрессия. Не имея в себе жизненного потенциала, Гармонии, научились брать недостающее у природы и у народов, дав им ложный вектор «развития». Их культ — потребление. В них доминирует энергия, ведущая к точке. Божественное «Я» заглушено, осознанностью и самоосознанием не обладают. Эти люди проявляют большую активность, вторгаясь в пространства (стран) мыслей, идей людей деятельных, несущих Культуру в себе и цельное виденье мира. В отсутствии совести, разума, нравственности устраивают войны, насаждая своих президентов от «демократии», придумывая для человечества нормы и правила поведения в виде законов. Любой закон — тюрьма для совести и проявления чувств, Любви, творчества. Этого не пропишешь! Как можно порыв Души, устремления Духа регламентировать в рамках Закона? Но у них свои ценности: Дух и Душа где — товар и деньги. Любовь и Культуру чувств подменили торгово-рыночными отношениями!!! И народам предложили в этой гонке участвовать и даже соревноваться — конкурировать. Наиподлейшего в таком обществе принято называть успешным…

Видение с картинами из будущего касалось тех, кто участвует в этой гонке и живёт сегодня. Оно хорошее и светлое. Люди, в которых проснулось осознанность, сделали ориентир на Культуру и не прогадали. За Культурой будущее. Только это не кино, театр, … искусство, а Культура Чувств. А интеллигенция — не принадлежность к определённым профессиям, а соответствие имени Человек, обладающего культурой чувств, самоосознанием… Здесь же, в видении, были и два очень любимых нами человека, занимающие очень высокие государственные посты, которые временно, из-за неведенья, потворствуют умным людям с потребительскими качествами характера, не обладающих разумением. Но в последствии, сделав наиглавнейшим направлением в Стратегии развитии России Культурный образ жизни через создание Родовых Поместий, они вернули России Имя, Лицо… В прошлом эти два человека в связке, рука об руку, защищали Родину от поляков и внутренних инвалидов, далёких от патриотических чувств и чувства ответственности перед Родом, совестью. Сейчас же им предстоит ответственная историческая миссия: законодательно закрепить Родину за каждым человеком, за своими любимыми, родными детьми; своими руками на своём живом пространстве вырастить живые цветы для своих любимых жён… Праздник в свою честь за прошлые заслуги они утвердили, а о жёнах и детях, сегодня живущих, не подумали, всё ещё лишённых Родины — Родовых Поместий…

Населению России, в силу большой самодостаточности, имеющему духовный и душевный потенциалы, инвалидов никогда не догнать, не преуспеть, ибо мы имеем совесть, разум, чувства и мыслим созидательно. Нам не свойственно паразитировать, но мы остро нуждаемся в проявлении творчества! Мы хотим созидать жизнь и петь о Прекрасном Настоящем, хотим рисовать живые картины на Земле и на Голубом экране — в Небе, слушать живую мелодию трав, деревьев, птиц…

Уже не в Видении, а Душой я услышал стоны Земли. Просторы и недра России изрыты, лес и реки — погублены. Выбранные из неё элементы, лишали её последних, жизненных сил, Живых Энергий. Критическая масса была б достигнута и повергла б Землю в хаос, если б не появление вспышек самоосознания — как человека — и уже проявления осознанности: стали появляться Родовые Поместья и целые селения! В людях пробудились Дух и Душа, так тесно связанные с Землёй, потенциал которой стал прибывать, и она стала излучать Светлые Мысли — Энергии в космическое пространство…

Электромагнитные бури на Солнце, Живом, чувственном источнике энергии тому подтверждение… Медицине не нужна информация о том, что сердечнососудистые заболевания — результат малодушия и невыполнения человеком своего предназначения: любить, одаривать, сотворять. Искренний будет только больше пребывать в здоровом настроении в момент солнечной активности, когда эгоистичный будет хвататься за сердце. Пусть люди от медицины и диетологи сажают молодильные фрукты и овощи! В Родовых Поместьях подбор всех микроэлементов и веществ будет индивидуальным на каждого человека в отдельности и в нужном количестве. Этим, а ещё много чем занимаются растения, посаженные доброй, любящей, дарящей рукой…

Люди, в ком преобладает ум или агрессия, тоже могут попасть в вечность. В Божественном Мире нет необратимых процессов. Надо Матушке Земле вернуть своё — она восстановит себя сама, если сократить недропользование до разумных пределов. А использование естественных источников энергий, имеющихся в нас и в Природе, позволит сделать прорыв в области применения разумных, созидательных Энергий для сотворения. Кто услышал, садите сад — для детей; любимых — цветы; для себя и поколений, Рода — будущее…

В видении я не видел печального исхода. Как мне показалось, наблюдаемые картины плавно, из-за увеличения скорости мысли, растворились в пространстве. Всё произошло настолько быстро, что я даже смутиться не успел. Вредителем большим себя не почувствовал, взяв сухих дровишек для костра. Поблагодарил лес, как умел и двинулся обратно. Увиденное наводило на размышления. Видение было живое. В нём смысл картин менялся противоположно в зависимости от моего внутреннего желания видеть мир таким, как хочется, или принимать её истинную. В последнем случае во мне чувствовалось присутствие высшего «Я» и прикосновение вечности.

В школьные годы я посадил тысячи деревьев. В то время я не предпологал, что лес является большим носителем информации и созидательных энергий, влияет на климат и эмоцианальную составляющую человека…

С дровами, в задумчивости, я вышел на Яблоневую Поляну, направился к месту будущего костра. Николай был собран, внимателен и по-детски беззаботен. «Наверное, таким людям, как он, очень тяжело в нашем мире. — Думал я.- Объёмные и сильные, они не дают нравоучений, догм, собой являя Истину, определяя ход Времени». Кажется, я начинал его понимать…

Кота и собак не было. Наверное, они удалились по своим животным делам.

Животный мир по-своему разумен. Когда в человеке проявятся Энергии Созидания, их можно будет понимать, управлять сознанием, слышать… Но можно и сейчас: на телевидении и всюду сплошь соревнуются в безумии умные люди — это язык разумного животного мира…, плана…

Я скинул охапку. На ночь дровишек явно не хватало. Надо было принести ещё. Николай вызвался идти со мной, но я решил идти один — интересно же, как встретит лес? Видимо, любопытство и любознательность — не одно и тоже. В лес я вошёл, но вот Сказки в нём уже не было. Всё также стояли деревья и кусты, шумела листва. Если я не слышал себя, я не слышал леса. «Наверное, во мне много чего не достаёт» — критически решил я, отметив, что вся красота, полнота и радость жизни стали проявляться во мне и в пространстве только с появлением Даринки и Николая. В прочем, их появление в моей жизни вряд ли можно назвать случайностью…

Быстро натаскал дров, благо, лес рядом, сушин — достаточно. В моё отсутствие Николай из камней, что лежали в Жане и вдоль, соорудил подобие очага, сложил в виде скамеек брёвна. Красиво и как-то всё уютно, по-домашнему, у него получилось. Кажется, всё просто, но чувствовалось ещё что-то, чего я не мог никак уловить, но вызывало во мне чувство благодарности. «Наверное, он с Душой подошёл к этому деянию», — решил я про себя, — не для самолюбования, не для бахвальства, а просто, для себя, и у него получилось хорошо для всех».

— Пора идти, Николай, — напомнил Николай, — не забудь взять полотенце.

Памятью и запоминанием чего-либо я не отличался. В школе четверостишье заучивал по 2-3 часа. Про полотенце я помнил, но брать не хотел. После прекрасных ощущений, чувств, после видения в лесу мне вообще не хотелось что-либо таскать с собой, что-либо делать, мысли были о другом… За дровами-то сходил лишь из желания ещё раз испытать уже знакомое проявление прекрасного…

— В рюкзак к себе закинешь? — нашёлся я и, пока Николай не передумал, кинул в него полотенцем.

Моё бескультурье и не очень здоровое поведение не выбило его из своей колеи. Он с улыбкой поймал полотенце и, не спеша, убрал в рюкзак. Возможно, если бы он как-то среагировал в ответ, то уже мог бы явить лишь частичку себя, и был бы уже не самим собой. Может, и во мне видел что-то такое, что позволяло ему неназойливо, без слов, меня «растить». Наверное, я покраснел и, подойдя к нему, извинился.

— За что? — спросил с улыбкой Николай. — Не мне ты вред нанёс, а своё время для обретения себя удлинил, — продолжил он. Проси прощения только у себя. В данном случае, — подчеркнул он.

Мы уже подходили к Жане, перейдя которую, можно было оказаться на Бардовской Полянке. Слова Николая озадачили меня, но переход через речку отвлёк от решения этого вопроса. Видимые, зримые предметы тоже вторгались в закоулки сознания и мешали мыслить многомерными величинами одновременно, что, по всей видимости, легко удавалось и Николаю, и Дарине, никак не мешая им свободно мыслить, независимо от внешних обстоятельств, видоизменяющейся картины и внутренних чувств. При этом они успевали отмечать детали окружающего пространства, ход мыслей собеседника и будто бы принимать в этом активное участие. Для меня это было непостижимо, и я удовлетворился тем настроением, что во мне пребывало.

На Бардовской Поляне было многолюдно, но необычайно тихо, что несвойственно было этому месту в прежние годы. «Наверное, каждый проникся пониманием и чувством позиции другого, дав прорасти собственной воле», — решил я, искренне порадовавшись и ребятам, и тому, чт; они этим привнесли в это пространство.

— А почему в «данном случае»? — вернул я Николая к нашей беседе. Спокойный он, и немного застенчивый, но всё же я никак не мог назвать его по имени…

— Бывает так, что мы часто, по неведенью, наносим вред себе, когда, казалось бы, боль была душевная, физическая другому нанесена. Оскорблению подвергшийся человек иль унижению должен превзойти себя и не опуститься до состояния душевного обнищания: ответить тем же. Поднявшись над ситуацией, приняв её, объяв, объективно оценить. Не человека надо обвинять, а заметить глубже: черту характера, например, и дать понять, подвести, что человека агрессия иль обида переполняет. И суметь не обидеться или разозлиться, понимая, что человек вне себя находится. Можно фразой какой-нибудь неожиданной снять с него потенциал недобрый и мыслью новой, в которой чувства есть, для оживления его снабдить. Каждый из сторон приподнимется, ближе к себе будет: один выкажет культуру, второй совесть свою услышит…

В течение всего дня они со мной так и поступали, как с ребёнком, задавая нужное здоровое направление, без поучений и наставлений. Разные ситуации они тоже никак не оценивали, не подводили черту, не фиксировали, всё время двигая мысль! Если так воспитывать детей, давая свободу для самоосознания, дитя взрослеет, мудреет в разы быстрее. Он будет прекрасно разбираться, «что такое хорошо, и что такое плохо», поскольку, остротой и глубиной чувств превосходит родителей и определит, где причина, где следствие… В недалёком прошлом дети, приученные дома, в садике, в школе реагировать на бесцельные одёргивания и оценки окружающих людей, вырастали несамостоятельными, без пространственного мышления. И им всегда нужны были кнут и пряник, а во взрослой жизни — указующий путь.

А как же Души порывы? Система воспитания и образования формировало лишь угодную оболочку и стереотипное мышление: стандартное направление мысли в предлагаемом коридоре без вариантов — строителя чего-то, но не созидателя собственного счастья…

Помнится, я очень порадовался за волевые решения главы Правительства, когда узнал о кадровых изменениях в Министерствах: Здравоохранения, Образования, Культуры. В медицине они были следующими: Главным санитарным врачом был назначен иммунолог, и все прививки-болезни были отменены. Масштабные исследования растений, что проводились в Родовых Поместьях, повысили до предела спрос на лекарственные травы. Таблетки были признаны, как наносящие вред организму человека, и их производство было прекращено.

В сфере образования тоже были хорошие изменения: пришли более зрелые люди и отменили всю систему оценивания. В стране сравнение и оценивание были признаны тормозящими созидательную, творческую энергию мысли. Ученики не учились, а раскрывали свои творческие способности, постигали то, что считали нужным для счастья себя и своих близких. В знаниях превосходя учителей, совместные делали открытия, взаимодействуя с Энергиями, что участвовали в Сотворения Мира, и находились в пространстве. Электроэнергия, применение физической силы в деятельности человечества были признаны слабейшим продуктом человеческой мысли… Основным инструментом стала мысль. Учились ею обращаться: слышать, видеть, чувствовать, сотворять…

Знаковым событием в жизни страны стали и изменения в области Культуры. С экранов телевизоров ушла реклама, принятая обществом и Законодателями, как навязанная, в свободное пространство направленности мысли. Телевидение переориентировалось на нравственные ценности. Проект «Оздоровление» тому способствовал. В людях стала проявляться склонность к осмыслению себя, образа жизни. Воспитание Культуры чувств в себе каждым стало приоритетным для всех слоёв общества. Возрождались ценности семьи.

Культурой речи стало: наполнение её смыслом, содержанием и чувствами, умение продолжать мысль. При несогласии с мыслями, идеями — выдвигать свои версии, обязательно представляя своё виденье, не оспаривая другого, уважая его мнение, время и скорость мысли… Неотъемлемой частью общения стал предлог «в». Он позволял улавливать тонкости, нюансы и повышал культуру. Привычное «ты» заменил волшебный предлог, и обобщение сменилось детализацией. Вдумчивое общение наполнилось содержанием, пространство — реагированием на произносимые слова, в людях же прибавилось красоты и молодости, в словах — забытые мелодии…

Профессии, специальности, должности, профессионализм задвинулись на второй план. На первом был Человек, порывы Его Души, устремления.

В стране, где наметился позитивный сдвиг, хотелось жить. Творческий потенциал в обществе был высок. Люди находили место для проявления его и себя — создавали Родовые Поместья. Земли хватало всем.

«Каждому желающему гражданину России или семье выделить в пожизненное пользование с правом передачи по наследству Землю размером в 1,5-2,5 га. Земля и выращенная продукция налогом не облагаются» — прочитал я однажды в одной из центральных газет за 2009 год. А по телевидению услышал, как-то, в тот же год из уст очень «патриотично настроенного» депутата Государственной Думы следующее: «Если любишь Родину свою, Россию, детей своих — созидай для них жизнь, но без всяких громких заявлений о патриотизме с экранов телевизоров. Возьми землю в 1,5-2,5 га и сад расти». В последствии, партия КПРФ во главе с лидером полностью возглавила один из трёх существующих каналов, получивший в народе название «Осмысление и Самоосознание».

…к совести

В целом, проект «Оздоровление» был прост и уникален. Практически все страны мира находили его приемлемым для себя, с небольшими изменениями и дополнениями. Проект позволил в течение короткого времени разрешить проблемы коррупции, преступности, безработицы, улучшить благосостояние всех граждан, сделать власть прозрачной. Всё это стало возможным благодаря земельной реформе 2009 года, которая стала проявлением гуманности и по отношению к осуждённым. Смысл, суть были в изменении Уголовного Кодекса РФ. Осуждали не Человека, а умысел, агрессию в Нём, что позволяло осуждённому оставаться любимым и любящим Ребёнком, Родителем. Общество понимало, что Человек гораздо объёмнее, и ему, оступившемуся, нужно время для приведения себя к Гармонии. Обрести себя можно было только в пространстве, безусловно дарящем недостающие энергии. Законодательство теперь позволяло осуждённому самому сотворить себя, стать полезным семье, обществу, цельным.

Приговор выносился судом присяжных и предусматривал три этапа оздоровления на один срок в равных частях: наказание — заключение под стражу; самоосознание — выполнение общественных работ; созидание — сотворение Родового Поместья. Каждый из этапов курировался партией, прошедшей в Государственную Думу и имевшей свой государственный канал на телевидении. Таковых в Государственной Думе было четыре: ЛДПР, КПРФ, Единая Россия и Родная Партия. Последним двум принадлежал один канал в связи с общими взглядами, едиными устремлениями.

Гибкость Закона позволяла сокращать наполовину срок на первых двух этапах, давая на последнем возможность обретения себя, Человека. Весь срок оздоровления оставался неизменным. Человек из 15 лет заключения, к примеру, отбывал треть (или половину) в уголовно-исполнительной системе, треть (или половину) на общественных работах, получая 50% от оклада, а оставшийся срок — сотворял Родовое Поместье без права покидания данной территории до конца срока действия приговора.

Российский Суд был самым гуманным в мире и позволил за короткий срок решить продовольственную программу, повысить Культуру в людях. Экологически чистой продукцией был заполнен внутренний рынок и большими партиями шёл на экспорт.

Бесконечное шоу, или Жизнь, транслировались на трёх Российских Государственных каналах. В «Карме и Наказании», например, можно было увидеть в режиме реального времени олигарха, банкира, директора крупной фирмы, сажающими деревья рядом с убийцами, писателями детективного жанра, режиссёрами, актёрами. В писателях, режиссёрах и актёрах осуждали недальновидность, безответственность и терроризм над сознанием масс. Они создавали ложный имидж, пропагандируя насилие, безнравственность, являясь «отцами и вдохновителями» большого количества преступлений. Появление в кадре с оружием, с сигаретой или бокалом вина в руках, приравнивалось к терроризму. В этом случае несли равную ответственность директор канала, допустивший трансляцию, и редактор книжного издательства или газеты, издавших и опубликовавших соответствующую продукцию.

Срок был у всех максимальный: 25 лет, 8 лет из которых, отбывали в системе исполнения наказаний, следующие восемь — каждый в своей стихии или на бесперспективных, малооплачиваемых работах. К примеру, директор леспромхоза шёл на полставки работать в питомник по выращиванию саженцев — взращивал то, что уничтожал; звезда эстрады или кино — уборщицей железнодорожного вокзала; банкир — швейцаром в принадлежавший ему банк, чтобы ежедневно видеть глаза тех, кого ограбил; директор нефтяной компании — дворником на бензоколонку, начальник АТСЖ — сантехником в коммуналку… Отказ от выполнения работ автоматически влёк заключение под стражу с удвоением срока заключения (добавлялся срок выполнения общественных работ) и с конфискацией движимого и недвижимого имущества, имеющегося на момент оглашения приговора. Суды и присяжные одновременно занимались справедливым, воспитывающим виденье жизни, трудоустройством…

На втором этапе жильё предоставлялось в коммуналке. Здесь бывших заключённых ждали их семьи, поскольку для этой категории предусматривалась конфискация всего движимого и недвижимого имущества с переселением семей в ветхое жильё. Сохранение имущества исключало воспитательных действий со стороны семьи по отношению к недобросовестному члену семьи, и даже порождало множество злоупотреблений на этой почве. И напротив, способствовало повышению ответственности перед детьми, Родом. Кто же будет взятки брать, служебным положением злоупотреблять, зная, что лишится свободы, всего имущества, а семья в коммуналке будет прозябать? Ответственность, честность, совестливость, соучастность в судьбе близких людей, стали неотъемлемой частью любого коллектива… В момент вступления в силу приговора семье предоставлялась земля до 2,5 га в любом понравившемся месте для созидания Родового Поместья.

Период после освобождения до окончания воспитательных работ курировал КПРФ и освещался каналом «Осмысление и самоосознание». Сюда подпадали и те, кого миновала участь заключённого… Умысел в воровстве, к примеру, карался 15 годами лишения свободы для любого физического лица, но заключение под стражу могло быть заменено исправительными работами до 7,5 лет. Оставшуюся часть срока человек создавал Родовое Поместье — исправлялся и творил будущее своё. Причинённый ущерб не имел значения. Акцент по новому законодательству делался не на цену украденного, а на умысел.

Под юрисдикцию КПРФ на втором этапе оздоровления подпадали: освободившиеся осуждённые после первого этапа; а также за административные нарушения: мелкое хулиганство; оскорбление личности; нарушение ПДД; распитие алкогольных напитков и курение в общественных местах, за рулём автотранспорта… — по статьям, не предусматривающих привлечения к уголовной ответственности…

Работы хватало всем, к примеру, на уборке дворов, дорог, посадке деревьев, кустарников, цветов вдоль них, на самых низкооплачиваемых должностях. Осуждённые на 15 (или 25 — за повторное нарушение) суток за нарушения ПДД, вождение в нетрезвом виде, курение за рулём после уплаты штрафа размером в 5% от 1/12 задекларированного дохода или ежемесячного оклада, привлекались на общественные работы. Отпала необходимость в привлечении иностранных граждан. По полмесяца могли дворниками работать министры, эстрадные звёзды, олигархи, бомжи, алкоголики, инспекторы ГИБДД… Всё это транслировалось в прямом эфире. Телевидение не вторгалось в частную жизнь, а лишь показывало кусочки становления личности, способствовало проявлению человечности. Повторно на нарушения никто не шёл. Процентный штраф одинаково бил по карману и бюджетника, и миллиардера. А показ по телевидению работающим уборщиком в школе, например, дворниками у вокзалов гордыню в олигархах, «звёздах», понятие жизни приводило к его пониманию, осмыслению.

Заработная плата директоров, руководителей корпораций, компаний, банков, фирм исчислялось коэффициентом в 1,5 от минимального оклада работников подведомственной организации. Культура и ответственность отличали эту категорию людей. Созданный ими Банк «Совесть» оказывал мощную финансовую, юридическую поддержку людям, стремящимся жить в Родовых Поместьях. Банк финансировал также некоторые отрасли лёгкой и пищевой промышленности. Скупкой продукции, произрастающей в Родовых Поместьях, и реализацией не только внутри страны, но и в других государствах занимались предприниматели с чистыми помыслами. Непричастные к сотворению люди, посредники, привлекались к уголовной ответственности. Срок лишения свободы с обязательной конфискацией имущества для них составлял 15 лет…

Вдоль Государственной границы в крупных населённых пунктах возводились новые терминалы, склады, хранилища. Иностранная техника с импортными товарами вглубь страны не пропускалась. Перевозками товаров занимались отечественные транспортные компании. Преимуществом при подборе водителей пользовались люди, имеющие Родовые Поместья, поскольку они отличались ответственностью, честностью, пунктуальностью…

Взяток не брали, правил не нарушали, не воровали, не пили, не курили в России. Чем же занималась остальная, здоровая часть населения? А она параллельно своим делам создавала, сотворяла Родовое Поместье — Пространство Любви. Об их деятельности и вещал третий канал «Созидание и Сотворение», и тоже в режиме настоящего, живого времени. Журналисты и корреспонденты всех трёх каналов всем своим «героям» задавали только два!!! неизменных вопроса: «Мысль созидательная в каких пространствах ищет воплощения мечты, что сотворяет? Радость открытий пространство отражает?» Остальное рассказывали о себе, своих делах каждый то, что считал нужным сказать или высказать…

На третьем этапе оздоровления жизнь настоящая только начиналась. Никто никого за деяния прошлые не осуждал. Напротив, все старались помочь друг другу, поскольку здесь происходило слияние бывших осуждённых и тех, кто изначально жаждал проявления душевного и духовного потенциалов — творчества. Улыбку, к примеру, добрую вызывало то, как бывший директор крупной строительной компании, после 8 тюремных лет и 8 — выполнения общественных работ, которому вменялось не покидать своё поместье в течение оставшихся 9 лет из 25 до окончания срока осуждения, сбегал к соседям, чтоб помочь им дом возвести. Его семья после вынесения приговора была в коммуналку переселена. Одновременно, они получили землю для обустройства своего Родового Поместья. Через несколько лет неполная семья построилась с мыслями скорейшего возвращения, уже на Родину, с новым виденьем и осмыслением мужа и отца. Бывший директор теперь жаждал применения своих знаний и бескорыстно помогал соседям. Будучи под надзором, «строитель» сухим выходил из воды. В селениях был здоровый образ жизни и такие «нарушения» считались приемлемыми, поэтому милиции не удавалось усмотреть какие-либо отклонения от нормы поведения, нарушения…

Чиновники, уличённые в воровстве или коррупции, после отбытия полного срока могли занимать прежнюю должность, что даже приветствовалось. Чины и звания возвращались и в военных ведомствах. Заворовавшиеся генералы и прапорщики — начальники складов, АЗС. после завершения трети срока направлялись в свои родные части и несли внутреннюю службу суточным нарядом в казармах или работали в хозчасти ещё одну треть от полученного срока. Проблема неуставных взаимоотношений была решена. Их семьи, с момента осуждения, из квартир и коттеджей переселялись в офицерские общежития, и им выделялась земля от 1,5 га в любом, по их выбору, месте.

Оставленные дома, дачи, коттеджи и особняки отдавались не имевшим квартиры офицерам, пожилым, сиротам, достигшим совершеннолетия, бомжам, нетрудоспособным гражданам. Так появлялись детские сады, дома престарелых, художественные галереи, лечебницы для наркоманов, приюты.

За собой всё своё имущество могли сохранить те, кто, покаявшись, возвращал украденные деньги, сознавался в коррупции, подлоге или мошенничестве до заведения уголовного дела. Но при этом теряли должность и привлекались к общественным работам на самых низкооплачиваемых должностях с окладом в 50%, но уже без лишения свободы. Семья автоматически получала землю от 1,5 га в любой местности, разрешённой законом.

В медицине изобретатели лекарственных препаратов апробировали своё детище на себе, своих близких, ближайших родственниках. Главный санитар все прививки — болезни демонстративно в прямом эфире делал себе сам. По истечении месяца допускалось делать уколы, прививки — болезни взрослым! людям, чья иммунная система была уже сформирована. Детям все прививки — болезни были отменены…

В Уголовном Кодексе РФ были всего две цифры: 15 и 25 суток, лет с тремя этапами становления, оздоровления. Зачастую суд присяжных заменял лишение свободы двумя последующими периодами. В этом случае срок осуждения делился на два этапа.

Люди, осуждённые за убийство, наркодельцы, организаторы преступных группировок, террористы, писатели, актёры и режиссёры, если все они граждане РФ, также проходили все три этапа оздоровления, с обязательным выделением земли и осуждённому, на которую тот приходил на третьем этапе. Обладая сознательностью и интуицией, люди искусства за решётку попадали крайне редко. Своевременно сориентировавшись, они стали нести в массы культуру бытия личным примером: одни из первых стали создавать Родовые Поместья…

Часть тюрем, медицинских учреждений было передано табачным фабрикам, винно-водочным и пивным заводам. И это было справедливо. Большинство преступлений совершались людьми в стадии сильного алкогольного или наркотического опьянения. Руководители производств, несущих вред организму человека, окружающему пространству, природе и общественной безопасноти, несли уголовную ответственность за нарушения норм морали, этики. Лечением от алкогольной и табачной зависимости, болезней, с ними связанных, занимались изживающие себя корпорации. Большие штрафы налагались на фабрики и заводы, если в распитии спиртных напитков, курении сигарет тех или иных фирм замечались подростки, не достигшие 18 лет. Представители от этих фирм проводили собеседования с подростками и их родителями…

Пожарные не только фиксировали нарушения требований противопожарной безопасности, но несли уголовную ответственность за отсутствие систем сигнализации. В их прямую обязанность входило установка и эксплуатация систем сигнализации противопожарной безопасности во всех учреждениях и предприятиях социальной сферы.

Уличённые в употреблении наркотических веществ люди изолировались от общества. Через год после исчезновения зависимости, бывшие наркоманы возвращались в общество, к родным, близким.

Избранным вновь в Думу депутатам полагалась в Москве комната в семейном общежитии или квартира в коммуналке, если в их регионах, от которых они избирались, таковые были, а семье всё ещё не была предоставлена земля для создания Родового Поместья. Заработная плата депутата исчислялось от прожиточного минимума своего региона. Это касалось и чиновников всех уровней. Лишённые привилегий депутаты, служебного транспорта, находясь в массах чаще, научились слышать общественность. Служение народу приобретало истинное, народное лицо, повышало в депутатах и чиновниках ответственность, ускоряло претворение в жизнь принимаемых законов. Вновь избранным депутатам хватило двух дней в новых условиях, чтобы прочувствовать, что Человеку крайне необходимо иметь своё Жизненное Пространство, которое не ограничивается домом, квартирой, яхтой, самолётом, даёт возможность реализовать творческий порыв, прекрасное творить в радость семье, окружающим, жить свободно и в достатке.

Кризис в системе приоритетов, не в экономике, ценностей повернуло к осознанному принятию решений, Законов. Осознанность избранных депутатов позволила «торгово-рыночные» отношения стыдливо забыть, вспомнить, что Человек — по сути — не «торгаш», а творческая Личность, не нуждающаяся в правовых нормах и законах для её проявления. Принятие ограничительных законов сменилось и приобрело созидательное направление.

Культура Чувств, культура мысли, культура поведения, культура отношений, культура семьи, экология сознания не подменялись более искусством. Лицедейство в театрах и кино культурным сообществом не понималось. Творчество и искусство противоположны по значению. Искусство всегда нуждается в финансовой поддержке, реакции и оценке людей, забирает созидательную энергию. Живое творчество — следствие порыва Души, что говорит об осознанности Человека, и возможно лишь на Живом Пространстве, своей, родной земле, способное повторять себя, дарить радость и вдохновение, материальное благополучие и достаток, независимость и свободу.

Большинство избранных депутатов были от земли, имели Родовые Поместья, ведали жизнь, потому со всем сообществом созидали счастливую жизнь. Депутатам прошлых созывов было совестно перед народом и детьми за принятые ранее нежизнеспособные законы. При отсутствии цели, всё остальное, как и сама жизнь, не имеет смысла. Теперь же, когда каждый созидал счастливую жизнь свою, семьи, потомков, создавая Родовые Поместья, всем была понятна конкретная цель — счастливый, культурный образ жизни в творческом порыве.

Проект «Оздоровление» после доработок в Государственной Думе был принят обществом тоже. Он позволил не делить людей, а объединять. Едины были устремления оступившихся и людей, жаждущих творческого проявления. Россия становилась единой, самым мощным Государством в мире. Его уклад, образ жизни, опыт перенимали другие страны. Путь был указан. Был он прост и гениален: сотворение Родового Поместья — Пространства Любви — таким, каким он изложен в серии книг В.Н.Мегре «Звенящие кедры России».

Кого же показывало телевидение в прямом эфире? «Карма и наказание» — людей оступившихся, которым нужна была временная изоляция от общества, а также вырожденцев-посредников всех уровней и сфер, не способных ни трудиться, ни развиваться. Деятельность, не связанная с сотворением и производством, посредничество, каралось 15 годами лишения свободы…

«Осмысление и самоосознание» показывало жизнь тех, кто уже был на пороге обретения себя. Сюда входили и бывшие осуждённые, и обычные люди: от науки, религии, труженики всех сфер, чиновники, управленцы, общественность. Канал «Созидание и Сотворение» вёл прямые репортажи из селений, где проживали люди, ведущие здоровый и счастливый образ жизни. Самое интересное, живое происходило, случалось только в селениях, поскольку волна открытий могла быть только в Живом Пространстве, в соприкосновении с Живым Временем. Каждое Родовое Поместье было и крепостью, и научной лабораторией, и телевидением, и Космодромом, и Сказкой… Но главное, что позволяло всему вышеперечисленному быть — это Пространство Любви…

Практически, всё финансирование было направлено на претворение и создания условий для появления в людях осознанного стремления к созиданию Жизни — созданию Родовых Поместий, культурного образа жизни. Это стало возможным, когда Президент страны научился слушать не коммерческие проекты по продаже недр России бедными духовно людишками-инвалидами, но слышать Души порывы людей Богатых, радеющих о возрождении в России Культуры Жизни. Разработки в области нанотехнологий свернулись из-за тупиковости лжеоткрытий в этом направлении, и финансы направились на исследования Живых Разумных Энергий, для чего были созданы экспериментальные селения из Родовых Поместий в каждом регионе, в котором жили и творили люди от науки. Возглавил это направление и сам поселился в одном из селений бывший Министр Обороны. Перспектива, обоснованность подтвердилась в жизни, о чём в прямом эфире вещал канал «Созидание и Сотворение». Оказалось, Энергией Мысли можно видеть мысль в пространстве любого человека, независимо от границ, национальности и расстояния. Это мог делать абсолютно любой человек, не употребляющий в пищу трупы животных, точнее, мёртвую энергию, обладающий мыслью созидательной направленности, питающийся энергией растений, выращенных в Родовом Поместье. Более же интересным было соприкосновение, взаимодействие с энергиями, обладающими мыслью, пронизывающими пространство, и заключёнными в Материю и Время, в Человека… Чудеса становились обыкновенными, а люди — избирательными, разборчивыми в понимании смысла жизни. У каждого был свой Храм — живой, безусловный, дарящий, в котором каждый, без посредников, мог ведать: кто он, зачем он. Стихиям не поклонялись, но учились управлять, пребывая в Гармонии с природой, собой, окружающими. Мысль «выживать» сменилась на «Сотворение»… Главным банком и богатством были дети.

Через века

 

Я думал о прекрасном и наполнялся хорошим настроением. Мы шли по Хороводной Поляне и приближались к Чаше Любви. Меня охватило волнение, но не стискивающее, а радостное. Предстояла встреча с Даринкой. «Интересно, как половинки встречаются?» — задался я вопросом, — «Наверное, влюблённости, чувств маловато, что-то ещё должно предшествовать…». С искренней верой, что сейчас получу ответ на свой вопрос, внутренне приготовился к приятию и заключения в себя всего мира…

Солнце опускалось за горизонт. Экскурсии для любопытных, а может и для любознательных, себя уже исчерпали, и возле Чаши Любви кроме Даринки никого не было. Видно, она пришла раньше и успела искупаться. Теперь, сидя на острых камнях, что у самой лестницы, сушила руками волосы, отжимая красивые локоны. Рядом лежала кедровая шишка с непосажеными ею или ещё кем-то орешками в ней… Движения её, мягкие и плавные, опять выбивали почву из-под ног! Спасением была лишь вода, холодная, всеведущая. Я разделся до плавок и вошёл в воду. Иногда я позволял себе купаться обнажённым. Сейчас я не мог, кожей и не только, чувствуя, что в присутствии Даринки я не смогу обнажиться.

Чаша, размерами небольшая, и пока в ней был я один, то и понырял, и поплавал с удовольствием, демонстрируя красивые, выверенные движения руками при прямом теле без поворотов в сторону головой. Полагая, что произвёл впечатление на Даринку, и что её внимание приковано ко мне, я повернулся в её сторону. Взглянул на неё и обомлел, сник, краска залила лицо, а вода запылала, обожгла, ещё секунду назад бывшая прохладной. Глаза Даринки, добрые, ясные, не исключали меня, всё также лучились и грели и одновременно говорили: «Зачем же рисоваться, не лучше ли быть собой?» И в который раз меня поразило её умение в неприятную для другого ситуацию привносить всю себя. Сейчас она тоже взглядом пригрела меня, помогая собраться, почувствовать себя.

Благодарный за спасение лица своего, а мне за мальчишество и ненужное рисование было стыдно, я перевернулся и лёг на спину, уставившись в синь неба. Солнца не было видно, скрылось где-то за горой. Первые звёзды высыпали в небе, отражались в воде. Где-то за лесом, сквозь расцвеченные деревья обозначилась луна. Я опять обрёл себя, видел и слышал всё вокруг…

Николай, видимо, предположил, что я так и поступлю, а может по какой другой причине, он всё так же стоял в льняной рубашке, вышитой, наверное, единственной. Мне тоже захотелось такую же или похожую рубашку, поскольку цивилизованные, равнодушные вещи не придавали вдохновения. Вода вокруг меня успокоилась, и я заметил, что только теперь Николай начал раздеваться. Вещи сложил аккуратно, и, обнажённый, не спеша, вошёл в воду. Какое-то внутреннее понимание и ещё что-то в его облике, придавали этой естественности необычную красоту. Казалось, он светился весь ровным голубоватым свечением и золотистым в районе пояса. Это было мгновение, и я посчитал, что мне показалось. Дарина внимательно смотрела на него и, кажется, о чём-то думала.

Темень вокруг наступала на глазах, но до полной темноты было ещё далеко. Я отплыл к противоположному от лестницы берегу и наблюдал, лёжа в воде, за Николаем, не забывая поглядывать на задумчивую Дарину. Николай несколько раз окунулся с головой и поплыл к каменистому берегу левого края водопада. В том месте было не самое удобное место для выхода из воды. Николай и не собирался оставлять водоём. Он подтянул рюкзак. Из-за спины не видно было, что он там искал. Я посмотрел на Дарину, на ту красоту, что нас окружала: Чаша, водопад, отвесная каменная стена, луна, что была уже на подходе, и звёзды на небе, словно о чём-то говорящие… Меня от созерцания отвлёк блеснувший в руках Николая огонёк. Он повернулся, и мы увидели… на коре дуба, как на плотике, горела маленькая сувенирная свечка. Рядом со свечкой лежал жёлудь. В тёмной воде, с отражающимися звёздами в ней, всё это смотрелось необычайно красиво. Немного спустя, слева от себя я уловил какое-то движение. Очарованный необыкновенной картиной, я на мгновение забыл про Дарину. Она уже стояла на ногах и далёким, глубоким взглядом смотрела то на меня, то на Николая. Тепло и нежность излучали её глаза. Потом Дарина отвернулась вполоборота и начала снимать платье. Через несколько секунд Дарина в естественной своей красоте вступала в воду. Я видел её всю, как есть, и, кажется, знал каждую её клеточку. Я видел не только прекрасное тело, но нечто большее… Наверное, впервые я смотрел на обнажённую девушку с открытым ясным взглядом и воспринимал её всеми чувствами всю сразу: внутреннюю и внешнюю красоту. Вокруг неё тоже образовалось ровное голубое, пульсирующее свечение с золотистым цветом в поясе и тут же пропало. Дарина вошла в воду. То ли в воде, то ли в пространстве образовалось приятное тепло. Луна краешком уже выглянула и освещала половину Чаши. В небе звёзд прибавилось, но, кажется, недоставало одной, единственной: счастливой. А в воде плавал плотик со свечой, с жёлудем и кедровой шишкой.

Красиво было всё вокруг и во мне, как никогда ранее. Смущало только то, что в плавках пребывая в воде, среди естественности и непринуждённости Даринки и Николая, я чувствовал себя так, как если б обнажённый находился в Москве на площади трёх вокзалов, но я быстро вернулся в состояние прекрасного. И тут же, ещё неосмысленная мною радость охватила меня и Николая — я его чувствовал, как самого себя — и озарила Даринку. А радость же была такая, словно идущая из глубин веков, и в то же время рядом будто бы она, а в пространстве или во мне звучали детские, будто б, голоса… Во мне уже рождался вечности ответ: «Во всей красе своей, душевной и духовной, Культурой обладая Чувств, через века и тысячелетия встречаются на свете половинки»…

Луна, плавая в бездонных просторах, добавила света в ночи и увеличила зримую площадь. Мы сидели у костра. Яркие языки пламени лизали темень, уменьшая или увеличивая пространство света, исходили теплом. Отбрасываемые тени, приглушённые лунным светом, пытались повторить природные черты: наших тел, кустарников, ближайших деревьев. Единение с окружающим пространством, с Дариной, Николаем было тёплое, устойчивое, доброе.

Мы успели перекусить фруктами, а другого не хотелось, и попили отвар из трав, что нарвали на Яблоневой Поляне. Время было далеко за полночь, а спать мне почему-то совсем не хотелось. Мысли были о Даринке, но и о детях…

— Праздник Дарения, что сегодня начинается, какое участие в нём детям отведено? — нарушил я тишину, завернув на самую живую для меня тему, прервав свои размышления. Очень хотелось поговорить о детях.

Даринка с большим недоумением посмотрела на меня, будто я спросил не то или не так. Шестым чувством я понимал, что не догоняю какую-то мысль. Даринка считает, что для беседы человек должен созреть: обязательно должно быть движение мысли созидательной направленности и готовность услышать, объять, мысли другого человека. В вопросе надо дать своё представление об интересующем. Немаловажно, с какой целью и для чего возник вопрос и предварительно в себе определиться: созидания эта мысль или разрушения, к Истине ведёт или к доминанте своего виденья и правды над правдами других людей…

Я опять выпадал из обоймы их времени. Уже внимательнее всмотревшись в меня, Даринка рассмеялась, затем Николай. Не удержавшись, я тоже начал вторить им и сразу почувствовал себя принятым, обласканным. Я был дома, я был в себе, а во мне — уверенность, и опять стал выделять окружающие звуки, видеть мир.

— Николай осваивает только культуру общения, — вступился впервые за меня Николай и продолжил, обращаясь ко мне — в вопросе искреннем и должен содержаться максимальный ответ. Не спрашивать, а дать направление мысли надо и развивать её, которую обязательно поддержит ведающий более, дальше мысль увлекая, наполняя чувствами. По такому принципу взаимного уважения общается и развивается всё живое, светлое. Так с Духами в дольменах общаться можно, но никак по-другому! В Мире Света нет вопросов и ответов фиксирующихся, заканчивающихся. Мысль не имеет ни начала, ни конца, ибо она сама — Время. В общении всегда должна быть цель обозначена, смысл должен присутствовать, продолжаться мысль, которая сама — Жизнь. В самое ближайшее время люди освоят общение образами, передавая объёмные изображения в пространстве друг другу. Случится это, когда люди в Родовых Поместьях будут жить, питаясь Энергией Солнца и Земли — фруктами и овощами, травами, цветами…

Я прослушал, не перебивая, придерживаясь этики общения, всё то, что выдал Николай, не совсем успевая за его мыслью, и постарался принять вид умного, слушающего человека. Чем опять до слёз рассмешил своих новых друзей. Любое несоответствие самому себе они чувствовали, выделяли и, исходя из ситуации, приходили на помощь небольшими подсказками или просто заливались безобидным смехом, а иногда внутренним огнём приводили меня в Гармонию, заряжая и настраивая…

— Дети — это наше прошлое и будущее, это и мы сами, — отвечала на мой вопрос Даринка. — Но, в первую очередь, они — настоящее, — произнесла она, отдельно выделяя каждое слово, наполняя смыслом. Потом, выждав паузу, следя за ходом моих мыслей по выражению лица и взгляда, продолжила:

— Кризис в сознании большинства людей и, как следствие, неведанье здоровых, этических, созидательных путей развития, привело к климатическим изменениям, техногенным катастрофам, природным катаклизмам — точка Бифуркации для Человека и Живого механизма — Природы…

Но люди, кто уже живёт в Храме Божьем, Родовом Поместье, или в мечтах Пространство Любви живое сотворяют — в Детях мысли Бога претворяют. Природа услышала Человека, соответственно среагировала, ответила добром, теплом на осмысленность, самоосознание, осознанность. Изменение климата на Земле — логическое тому подтверждение… Дети, что будут рождаться в Поместьях, укажут на Живые источники Энергии, которые были во все времена в растениях, земле, воде, из Души и Духа которых мы состоим… — чувствовалось, Даринка волновалась очень.

— А это и есть Сказка, Николай, связь времён, вечное перевоплощение, — продолжил Дарины мысль Николай. — Это будут Дети-Боги с открытым сознанием с рождения, ведающие себя, мир с созидательной миссией, вновь за долгие тысячелетия в материальное воплотившиеся.

А Даринка с озорной улыбкой посмотрела на меня, перехватила:

— И надо будет поинтересоваться у детей: нужны ли будут им школы в том виде, в котором они есть сейчас? Даже самые лучшие из них не подойдут для селений, ни одна! Пространство Любви — вот Школа будущего, где Бог, Энергия Любви, Родители, Гармония и Род — учителя…

«Конечно, не нужны, если время до сих пор измерять в секундах, а не в осмысленности и степени осознанности и скорости мысли… Но в новых школах — в Родовых Поместьях — дети будут учиться взаимодействовать с Живыми Энергиями, из которых состоит всё видимое и невидимое, вся Вселенная. Перемещаться в пространстве можно будет без «тарелок», изобретаемых инвалидами из безвременья… Счастливого Рождения, Дети. Быстрейшего вам воплощения в прекрасное, в настоящее» — думал я…

Увлечённые разговором, мы забыли о костре. Николай привстал и подкинул дрова в огонь. Сноп искр вместе с дымом взвился вверх. Искры же в глазах Даринки были и светлее, и веселее.

— А сегодняшний праздник имеет к этому самое непосредственное отношение. — Даринка была явно на высоте. Само Вдохновение и торжественность были в ней. Волосы, убранные спереди, будто б немножко отсвечивали невидимым светом.

Я пересел чуть-чуть подальше от огня. Повисшая пауза или тишина была относительной. Я усваивал то, что до меня доводили Николай и Дарина. Они не торопили, давая время на осмысление. Выходило, что общение не прерывалось, поскольку они были свободны мыслить в потоке своего, мысли, времени, а я — в свой! «Вот бы в школе так устроить! Дал направление мысли детям, обозначил конечную цель и пусть решают, каждый в своё удовольствие время» — успел подумать я. Моя мысль уже, словно сказочный конь Единорог, Копьём Судьбы рвалась в пространство открытий, пусть маленьких, локальных, но очень нужных мне, другим людям…

Чувствуя, что во мне всё разложилось по полочкам, и я вооружён самым совершенным инструментом, волшебной палочкой, Мыслью, её Энергией, Дарина и Николай внимательно, с какой-то Детской Любовью и непосредственностью посмотрели на меня. Видно было, как они лелеют и меня, и мою мысль, и что-то ждут, продолжая в то же время гнать своих сказочных коней, мыслей, в неведомую мне пока даль.

Родительская мысль

В полёте мысли, казалось, я вижу события, Правду людей, малые и большие Истины, могу на них влиять… И вот она, Правда, из тех Истин: «В просторах России чувствовались оживление и радость близости счастливого бытия: зарождались Люди-Боги, Атланты, и рождались они в маленьких и не очень домах, которые были в Родовых Поместьях. Мужчины и Женщины Духом и Душою соединяясь, Родительскою Мыслью и Любви Энергией увлекаясь, творили вновь Человека-Бога…»

— Николай, может, ты продолжишь о детях? — предложил мне Николай, видя, как меня всего переполняет. Меня даже слегка трясло от перевозбуждения, я не находил себе места. Возникло множество вопросов к себе и первый: «как с этим жить? Впишемся ли мы органично в природу? Когда развернётся сознание в сторону осознанности? Что сделал сегодня я для счастливого завтра?»

«Как прав был Николай, когда заговорил о Сказках. Она станет былью, когда претворится Мечта, охватившая сегодня многих людей Земли — создание Пространства Любви. Без сего пространства человек существует или проживает жизнь, не живёт. Уже сейчас можно сеять семена: добро — в людях, трав и цветов — на Поместье, пустырях, участках своих и друзей, у подъездов, у дольменов … Важен порыв Души, нужен…». Соприкосновение Энергией мысли к неизведанному дарило необыкновенно красивые и тонкие чувства и ощущения, незнакомые ранее.

Даринка и Николай верят: из семян, что влюблённые посеют с мыслями о детях у дольменов, взойдут из растений Энергии Душ тех, кто когда-то в них ушёл. Их устремления светлые сконцентрируют в них Духов людей, что в дольменах. Отведав этих фруктов и овощей, Энергии их приняв, явят свету влюблённые в Детях тех, кто ушёл в дольмены для нашего Счастливого Сегодня… И я верю. И верю, что половинки встречаются, и что в Просторах Вселенной помогают Души не родившихся пока Детей встретиться будущим своим родителям, близким по Духу…

Наверное, сидя я и заснул и видел во сне себя равным Даринке и Николаю. Мы были беззаботно счастливы, а вокруг нас было множество людей из разных времён и народов. И будто бы я вижу их Души порывы, Духа устремления, и одновременно слышу и чувствую всю природу вокруг, что меня окружала, дружу с Энергиями…

На мои плечи опустились чьи-то руки. Я вышел из сна, поднял глаза и не мог усидеть. Николай весь светел был и радостен:

— С днём рождения, тебя, Николай. В День Дарения, — произнёс он, — из Звёздного, — добавил, протягивая руку. В ладони лежал …жёлудь. Я принял Дар Николая, обнял его и… исполнился Духом. Вспышка озарения и нового осмысления объяла меня… Дарина стояла рядом. Её глаза излучали нежность и свет, и было в ней ещё что-то недосягаемо-глубокое. Казалось, шелохнись — и всё пройдет, исчезнут чувства, ощущения и это время.

— Пусть влюблённые на рассвете встречаются, — мягко произнесла Даринка, ласково глядя на меня.

Небо уже осветилось предутренним светом, и мрак отступил. Костёр давно погас, но он был уже не нужен. Дневной свет прибывал, и лунный свет в нём растворялся. Птицы ещё не проснулись, и была необычная тишина: плотная, живая. А на небе из звёзд одна, самая счастливая, мне о чём-то говорила…

— Пусть по утрам звучат Песни Рассветные, а люди встречают рассвет, — продолжила Дарина и, казалось, ей вторит весь живой мир… Она отошла и запела, как она запела! Я, поражённый, слушал, затаив дыхание. По моим щекам текли слёзы, и я их не сдерживал. Я не понимал, что происходит. Дарине вторили каждая травинка, цветок; листья на яблонях трепетали в такт словам; лес издавал звуки, будто бы дышал, и чувствовался живых энергий хоровод… Слова мне были знакомы. «Где и когда я их слышал?» — думал я, глядя на Даринку. Мысли и чувства смешались.

За первой песней полилась следующая. Сотни голосов, чистых и прекрасных, подхватили эту Песню во всех просторах и весях Земли. Создавалось впечатление, что люди всей земли, стоя на Родовых Поместьях, поют красивую песню, прославляющую счастливую жизнь.

Красивый, чистый, живой язык звучал, звучал, казалось и во всей Вселенной. Песни следовали одна за другой, и в какой-то миг они зазвучали на изумительном, чистейшем, живом чувашском языке. Песня не оборвалась, она продолжилась в прежней своей красе. И на русском, и на чувашском языках слова были просты и понятны. В Песнях не было красивых слов, тем более правильных, также не было ни одного слова о Любви, ибо Песни были сама Жизнь, Краса, Любовь, Культура, и только Настоящее.

Песни не затихали, и краешком сознания я успел отметить, что в них отсутствуют глаголы прошлого и будущего времени. Песни являли только миг настоящий и не заканчивались, как и само Время, как и сама Жизнь.

Подобных песен или даже близко в этой жизни я никогда не слышал. Во мне тоже всё пело, трепетало, рвалось наружу. Я был всем, и всё было мной. В какой-то момент я заметил, что Дарина давно не поёт, а слушает, слушает Живое Пространство и, кажется, тоже плачет. Было ощущение, что она отдаёт всю себя миру, мне… Но вот она улыбнулась и хлопнула в ладоши. В Небе, чистом Небе появились, не смешиваясь, облака и тучи. Ещё немного и вот они, как два свитка, стали разворачиваться надо мной. В одном, что из облаков составлен был, являлась жизнь первых людей Земли. Люди-Боги, Атланты, взявшись за руки, по пять человек, образовав кольца, неслись параллельно Земле, и было этих колец великое множество. Они шли и шли в синеве неба из потока времени и рассказывали каждый о себе, своих деяниях.

Они были прекрасны, как и их дела. Вокруг них временами вспыхивали фейерверки и трубили трубы. Множество людей проплыло иль прошло надо мной из разных времён, и многих я узнавал во времени, и сегодня. Они были, жили и есть сейчас и дела их тоже прекрасны, согласно каждого, его, времени…

На другом свитке, что из туч был, видел лишения, распри, войны. И были все изобретения здесь, что смерть несли Земле, Человеку, от плуга до ракет… И вот Душа Земли распахана и источает ранами боль, яд — в растения, на них саженных, и болеет человек, но до времени, пока травою живою не покроются раны Души Матери. Механизмы же, Её терзающие, оружие, что людей убивает, не убрано ещё… Воинствующие и изобретатели были тоже здесь же. Детоубийцы опережали всех, большей частью люди от медицины, ещё не обладающие самоосознанием, разумом, совестью… И вот время близко… Но убирались смрад и грязь, и очищались земли, воды, люди, и лице человека становились подобным Человеку…

А у меня лились слёзы, слёзы от осознания зарождения нового счастливого бытия. Я наполнялся радостью и вдохновением. Искал себя в прошлых воплощениях и в будущем себя я тоже находил. И сам себе из прошлых жизней и будущих рассказывал себе сегодняшнему… То грустью, то улыбкой озарялся, то счастьем наполнялся, когда чувствами соприкасаясь к облаку, себя ребёнком видел в далёком прошлом или будущем. Родителей своих, первых, видел, их деяния, и тоже узнавал во времени…

Я уже ничему не удивлялся в этом мире. С этим надо было жить, и я жил в этом мире, и что-то надо было делать… делать!

Дарина затихла. Вновь подошла ко мне и погладила по волосам. Так только в детстве меня ночью гладил по голове кто-то невидимый. Я его не видел, но очень хорошо чувствовал, и мне было хорошо.

«Самоосознание, память, рождение» — вертелось в мыслях.

Слёзы по-прежнему лились из глаз. Я продолжал всё видеть, слышать и чувствовать: травы, деревья рассказывали о себе, а Энергии невидимые — о том, что проявятся в людях, в ком начнёт просыпаться осознанность, и что ими можно возделывать не только сады, но и осваивать космические просторы без каких-либо затрат, используя Божественное, вечное, безусловное, самодостаточное и повторяющее себя… А в небе продолжал бег чудный свиток, состоящий из облаков, с картинами живыми из прошлого и будущего, удаляясь в Счастливое настоящее.

Свиток из туч не имел ни прошлого, ни будущего, не было б у него и настоящего…, если б люди не задумались… И вот видел я: в них начиналось оживление и они, тучи, начинали расцвечиваться пока блеклыми, но всё же, красками. В пустых глазах людей, из туч составленных, появлялась мысль — Энергия Жизни. Люди начинали оживать, оглядываться и задаваться вопросами. Улыбок на их лицах я не успел разглядеть. Тучи и облака сворачивались опять в виде свитка и уходили вдаль, а мне подумалось, что потом всё равно будет Счастливая жизнь без войн, болезней, старости и Живое вечное Солнце. И успел заметить, что в облаках прекрасных и живых, кто-то до боли знакомый, чем-то похожий на Николая, то ли на меня, то ли из Прошлого, то ли из Будущего, о Звёздном говорил… в настоящем времени…

Слёзы лились, но я их не чувствовал. Я уже успокоился слегка и в безмолвии слушал живое пространство, себя, Дарину, стоявшую рядом, близко, очень близко…


В многоголосии этого утра в Небе Являлось Солнце, возвещая о новом, радостном дне. Мне показалось, что Оно было необычно Живое и даже, будто бы, разделилось на три самостоятельных части. Через некоторое время оно сомкнулось. А в это время миру вокруг вторили птицы, единственные, ориентирующиеся в пространстве.

… Земля, и Космическое пространство подвижны. Чутко реагируют на полюса — устремления и порывы — Дух и Душу — Мужчину и Женщину…

Они пели, пели нам, и я узнавал мелодии столетиями не звучавших песен…

Я был обессилен и наполнен, обескуражен и вдохновен, расслаблен и собран. И слышал, казалось, невидимую, счастливую Звезду, и серебристую Луну, что скрылась за горой, и золотое Солнце… И они тоже о чём-то говорили на своём, неповторимом языке… Звёзды всегда говорят ласково с людьми и ждут их, но люди их пока не слышат, пока не слышат… В последствии, каждый ведать будет свою Звезду…

Смена чувств позволила немножко прийти в себя. Видимое не укладывалось в сознание: ум — не вмещал, разум говорил, что это есть. Дарина, доселе молчавшая, запела ещё одну песню на чувашском языке, обращаясь будто бы только ко мне. Мне она запомнилась больше всего. В ней говорилось о счастливом, культурном образе жизни селения Звёздное, в котором жили Люди-Боги. В Счастье и Любви рождались Дети. Вокруг уже полыхал огонь войн, случались болезни. Чтобы дольше держался этот островок счастливого бытия, на него однажды упали счастливые Слёзы Матери — Богини Любви. Вокруг селения появились прекрасные небольшие пруды. Увидев это, Бог ласково, мягко, воскликнул: «Чу! Ваш Я», — и растворился частью в том селении, в людях, в лесу, что рос вокруг селения, и в птицах, что населяли этот лес… Край тот, в центре которого Звёздное располагалось, Чувашией стала величаться, краем ста тысяч песен, вышивок называться… Песня заканчивалась словами — просьбой, смысл которой сводился к следующему: запеть песни рассветные, очистить Слёзы Матери — пруды, бывшие некогда полноводными, взрастить сад, возродить счастливый Род из разных времён, обратить путеводный взор к Звёздам.

Наверное, я долго смотрел на Дарину, и она поведала следующее:

— В селении, в котором Люди-Боги жили, живут и люди наших дней. Но, то не ведают они, что некогда, сами сад они растили. Разбросаны тела их бывшие по белу свету, из них не раз всходили травы и цветы, но люди эти с другою целью рождены… Любви Пространства нет у них. Не знают, что это такое и где оно у них… Селенье то ты знаешь, Николай, ко многим в гости часто ходишь, но не имеешь силы в себе ты рассказать, как счастливо здесь жили Люди-Боги… и многие узнали бы себя, имея счастье былое возродить…

У меня не было сил возразить Дарине. Я чувствовал правоту в её словах. В нём я жил и ничего не претворил! Мне казалось, что я умру от стыда и… бессилия. «Не услышат люди слов осознанных, они слышат свои дела и… своё виденье — камень преткновения…».

— Святыни есть ещё в не спиленном Лесу. Сберечь Её необходимо, умножить былую красоту! Пусть, Николай, люди твоего селения услышат Времени, Души своей веления…, — добавила Даринка. А я подумал: «Весной неплохо б каждому взамен заборов живую изгородь взрастить и им участок свой огородить, Родовое дерево для Рода посадить, и, хорошо бы, сад разбить…».

От пережитого за это короткое время, блуждая в чувствах, обратился к Дарине.

— Кто ты, Даринка? — спросил я, называя её тем именем, что избрал для себя. Она смотрела на меня долгим-долгим взглядом, и я видел в ответ века и вечность в бездонных, красивых глазах. Она, продолжая смотреть на меня, произнесла своё имя. Меня, словно током, объяло это имя, и я не в силах был его произнести. Слёзы вновь застлали глаза. Во мне уже рождались эмоции — тонкие энергии прекрасного и созидательного…

— Благодарю тебя, — произнесла Дарина, подчёркивая, выделяя слова, наполняя их чувствами, придавая эмоциональную окраску и мелодию.

— За то, что ты есть! — предупреждая мой вопрос, продолжила Даринка, привнося в меня новые энергии или касаясь тех, что были уже во мне, но я их прежде никак не являл и они были мне, как новые… и дороги…

— Это тебе в подарок, в День Дарения, из Звёздного. С Днём Рождения, Николай! — произнесла Дарина и, улыбаясь, вложила в мою руку кедровую шишку.

Каждая травинка, цветок, яблоня, дерево, весь лес выводили какую-то мелодию — далёкую, красивую и удивительно живую. Листья на деревьях трепетали, а лес приветственную создавал волну. И лес я тоже слышал. И я в этом прекрасном, эмоциональном мире жил. Силы от всего происходящего не уходили, но мне, всё же, нужна была опора. Я подошёл к ближайшей яблоне и прислонился. Сильнее и эмоциональнее стал трепет листьев и в них угадывались энергии планет Вселенной, а мелодия в Пространстве усилилась и окрасилась нежным, эмоциональным звучанием. Чтоб остановить бег слезинок, закрыл глаза. Будто видение, внутри меня мелькнула картина селения Звёздное с людьми, его населявшими. И Николай, и Дарина в Видении приветливо махали мне руками. А Песнь, что лилась в округе, будто бы их звучала Душами…

Когда я открыл глаза, Даринки не было. Наверное, она ушла, оставив меня наедине с собой, с осознанием Прошлого и Будущего, оставив свою прекрасную, призывную, Звенящую во мне Мечту.

«Чтобы встретить Дарину, надо обрести в себе Бога. От соприкосновения с Прекрасным до соответствия Ему — долгая тропинка обретения себя…», — прозвучало во мне голосом Николая, так похожим на мой, когда-то, в Прошлом или Будущем…

Я вспомнил, что им тоже хотел что-то подарить. С яблони, под которой я стоял, упало яблоко. Я понял, чт; мне надо делать! «Завтра Яблочный Спас. Посажу я несколько семечек от яблонь и груш у одного из дольменов» — решил я…

«А для Даринки и Николая лучшим, наверное, подарком будет, если я пойду по их Тропинке к себе, Богу, возрождая Счастливый Род. И ещё, я поведаю о том, как важно сеять семена с Любовью в Пространстве дольменов; о Людях, что жили в селении Звёздное, которые ведали, как с Энергиями Живыми взаимодействуя, сад правильно растить, родить ребёнка и воспитать, образы живые в пространстве рисовать, Звезды коснуться, иль зажечь…» — думал я.

Рассвет я уже встретил, и наступало утро моего Дня Рождения. Надо было от всего немножко отдохнуть…

А засыпая, услышал, как голосом Даринки кто-то рядом иль во мне, выводил: «… Одухотворённые Мыслью о ребёнке, будущие Отец и Мать сажают жёлудь и орешек кедра в Землю с мыслями о Боге, что в ребёнке будет жить, придя который, собою радость принесёт.

Жёлудь и орешек кедра, Дух Земли собой являя, из недр, из глубин придя, Душою в тело (дерево) облекаясь, вновь Духом (семечко) в Землю всё уйдёт. Так повторяется всегда и будет много-много раз, Гармонией являясь. И то же самое с Ребёнком будет: и Дух, Душа, участвуя, родят Его всегда. Богом так задумано, Отцом. Но где Душа Ребёнка, в Ком? И вот Она, уж, здесь, за окном. Любовь Её зовут. Придя Домой (Пространство Любви — Родовое Поместье), собою Душу увлекая, призовёт Ребёнка в мир явиться. Когда же явится Малец, Всевидящий Его Отец на руки возьмёт, в глубь Неба унесёт. Увидит Сын иль Дочь, Его Любимое Дитя, Землю-Матушку родную и пожелает Землю обласкать и всю Её в себя принять. Родителей увидит и себя, что некогда, когда-то далеко, жила Она иль Он в Поместье Родовом, но где, не ведает ещё. Помогут в том Родители, когда-то в глубь Земли ушедшие и выросшие опять, цветами, травами став сиять. И вот взрослеющий ребёнок захочет Душу всю раскрыть. Цветами, травами питаясь, увидит чудные виденья, картины будут в них Живые, о прошлом и о будущем Ребёнку возвещать, но трудно будет всё понять. К животным Он, друзьям своим, и будет в Мыслях обращаться. Взгляд ясный, тёплый уловив, себя почувствует Зверь приглашённым, попробует явиться, чем сразу удивит Ребёнка. Не сможет Он понять: «Как, почему Зверь лесной явился, его ни капли не боится?» Задумает спросить. Зверь выжидательно сидит или лежит и с ним захочет Ребёнок поиграть. И будет так, что в Звере и в Ребёнке Мысль новая родится, Она их будет увлекать. Играя, Зверь, Ребёнок будут строить дом. Решат: Кто Хозяином будет в нём, а кто строжить… И будет так, что Зверь людям будет век служить…

Пройдут годы, и Ребёнок вырастит в Юнца иль Деву молодую. Задумает себе подобное найти и в Любви Пространстве счастье обрести… И будет в Молодых уже Любовь гулять, и будут друг друга в гости приглашать. Захочет Девушка, к примеру, в гости к Парню заглянуть и хоть чуть-чуть в Его глаза взглянуть. Не сможет взгляд Он сразу отвести: глубок и долог взгляд, но надо Ей немножко подрасти… И Юноша Девушке Взрослеющей поможет косу заплести…» Я засыпал. Уже проваливаясь в сон, успел ещё раз в мыслях увидеть Звёздное. Я его знал…

привед. в сокр.

Возрождение — Чаркли — Звёздное, 2008 год. Группа  «Дарение» в контакте http://vk.com/club28999321

Информация с сайта http://www.proza.ru

Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

Комментариев нет

Оставить комментарий