Николай Максеев. Священный Грааль или Чаша Любви? Продолжение

Поиск

С этой секунды началась жизнь между молотом и наковальней. С одной стороны — мир материальный со всеми моими родными, друзьями, окружением, с другой — мир, невидимый большинством. Я ограничил общение, сведя их к минимуму с теми, кто находился рядом, или приходил просто убить время, поговорить ни о чём, подкормиться. Сосредоточившись на живом невидимом Интернете, общался со всеми, кто появлялся в спектре моих устремлений, желаний, цели. Разрушенная энергетическая крепость моего тела алкоголем, допускала в моё пространство всех существ, чьи интересы я затрагивал в мыслях, резонировал своим настроем или чувствами: светлое и тёмное. Не ведая поначалу, что мысль имеют все предметы материального происхождения, видимые обычным зрением и под микроскопом — от звёзд до кварков, я общался со всем, не имея возможности удостовериться, кто есть кто, и отключить мысли миров.
Всё было спаяно, замкнуто на мне. Всё общается, живёт, взаимодействует. В центре всего — я, и каждый человек, независимо, верит он в существование миров или нет. Понимание этого пришло с годами. Не общаться я не мог. Всё происходящее вокруг было, жило частью меня. Я осознавал, пока я не восстановлю себя, свою защитную оболочку, живую, мыслящую, разумную и только любящую, буду находиться в секундах от ухода из материального плана — смерти, или сойду с ума, не имея возможности заглушить говорящие миры. Мне приходилось вдумчиво общаться с людьми на материальном плане и с теми, кто находился по ту сторону, одновременно. С друзьями я мог говорить на одну тему, с гостями невидимыми — на другую. И там и тут вдумчивое общение давало свои неожиданные результаты. Иногда я знал, кого ко мне приведут, о чём будет речь, какие будут последствия, что надо вынести из происходящего. Здесь всё зависит от внутренней культуры интересующегося, широты мышления, запросов. Объект интересующий может жить по соседству, в другой стране. Языковых барьеров не существует для проникновения в замыслы, мысли. Можно всегда подкорректировать при необходимости, подкинув одни мысли, заблокировав другие.
В принципе, там, где правитель один, это и происходит. Можно и подшутить: оркестром, к примеру, управлять заставить, галстук пожевать, иль за плечи канцлера потискать… Правители сколь-нибудь существенным процессом не управляют. Решением задач следственных, текучих — пожалуйста. Жизненно важные явления и действа будут вне пределов их досягаемости. Главы государств, разведка, как ведомые, меня мало интересовали, будучи макушкой управляемой пирамиды — листьями на деревьях. Меня влекла основа — корни, питающее всё дерево, и само дерево. Корни тоже чем-то питались… Отвлекающего же было более, чем достаточно: от угроз до информации о грядущих событиях.
Мир невидимый состоял из дарящих чувства и потребителей человеческого тепла и потенциала существ. Я рос сам и подчищал незримое окружение. Со временем на контакт стали выходить более культурные «инопланетяне» из числа, противостоящих добру. В их речи отсутствовали бранные слова, оскорбления, угрозы. Больше было понимания между мной и ними. Вся их деятельность заключалась в блокировании и противостоянии взаимодействию, общению с силами добра. Если этому было невозможно воспрепятствовать, то всячески стремились заглушить, исказить информацию, мысль.
Всё было настолько тонко, что иногда я сомневался, кто на «проводе». Информацию несло буквально всё: желания, стремления, брошенный мною взгляд на тот или иной предмет, приход друзей, знакомых с готовыми «заготовками». Всё вращалось вокруг моих мыслей, интересов, потребностей, а также намерений, противостоящих друг другу добра и зла, заключённых в человека. Для себя определился: в гости с пустой головой ходить не стоит. Издревле так было заведено, заповедано. Но и с мыслью в голове к пустым людям решил не ходить. Были попытки и желания походов к Николаю Ивановичу — учителю русского языка и литературы, уважаемого мною человеку. Хотелось открыться, поделиться. Вросший в телевизор учитель, уже был не в состоянии слышать других, пребывал в своих представлениях, застопорился. В принципе, меня устраивало моё положение. Я будто б продолжал жить не только себя, но и то пространство, что измерялось нашим посёлком, частью окружающей природы. Николая и Деву любящую продолжал искать в себе, ведая, что рано или поздно я выйду на них.
С первого дня контакта уделил внимание питанию. Я — Человек, и не должен питаться трупами. В существовании Бога уже не сомневался, и решил, что для моего желудка животных убивать больше никто не будет, ибо это не потребно Богу. Человек, поедающий трупы, или разрушающей алкоголем, табаком, негативными мыслями себя, Бога не слышит. Ибо всем этим автоматически блокирует созидательную составляющую в человеке. Получалось, существовала половинка от человека. Она-то и нуждается во всём: в предметах быта, добре и внимании, любви. Чтобы являть всё это самому, необходимо в жизни руководствоваться противоположными, истинными ценностями: безусловностью, искренностью, внимательностью, выполняя своё предназначение. Полностью собранный с созидательной направленностью мыслями человек, обретал себя, становился цельным, слышал и видел всё вокруг.
Я стал аккуратен в мыслях, в общении с родными, знакомыми, с проникающим в нас миром. Агрессивные выпады со стороны моих полупрозрачных «противников» прекратились, и, наоборот, участились осмысленные общения с доброжелателями. Противодействие продолжалось, но несло уже «цивилизованный», умный характер. Отключить, как радио или телевизор, я их не мог. Живую, настоящую жизнь можно было только предать и жить, как все, в безвременье. Что ж, буду жить, жить насколько хватит сил. Я уверен, что не сойду с ума, по своей воле не покончу с собой, хотя какие-то силы этого добиваются круглосуточно. На материальном плане я сильнее всех невидимых миров. Вот только КАК мне ЖИТЬ теперь? Остановленная мысль передаст во мне власть противоборствующей стороне. Я стану исполнять волю «плохишей» с умным видом. На первых порах никто ничего не заметит. А что далее?
Две противоположно направленные силы — добро и зло, светлое и тёмное. Из них вытекаю я. Что дают мне эти знания? Добро и зло — что это такое? Это проявленное действо, с данной ему оценкой. Насколько оценка объективна? Их, объективных, будет две на одно и то же действо. Одна от тёмных сил, другая от светлых. Исходит всё из мысли. Всякое завершённое действо — это результирующая мысли, нечто мёртвое, точнее, инертное, не несущее жизнь. Оно оценено, измерено, приостановлено, поскольку не предполагает дальнейшего движения мысли.
Надо дальше развивать мысль, независимо от подсказок противостоящих друг другу сил. Пока я мыслю самостоятельно, я буду соприкасаться с двумя источниками одновременно. Я, как и всякий человек, мыслю. Могу воспринимать информацию, живя инертно, могу мыслить самостоятельно, живя полноценно, с ясной мыслью и виденьем. В каком случае я думаю, рассуждаю, а в каком мыслю? В каком направлении мыслить, что предпочесть?
Направление задал в сторону определения своего предназначения, как мужчины. Источника получения информации было два, а отвлекающих мысли — множество, включая окружающих, — ведомых незримыми мирами людей. Мне не хотелось, чтобы меня тоже кто-то жил. Насколько нечисти было во мне, настолько же было проникновенности в мысли и влияния на жизненные ситуации тёмного и негативного. Доброе и светлое всегда безусловно присутствует в нашей жизни, но мы своими мыслями, жела-ниями дистанцируемся от него.
Я и занялся осмысливанием всей парадоксальности нашей жизни. Благо, любую информацию мог проверить на себе, окружающих людях. Со стороны невидимых «плохих», а, по сути, они таковыми не являлись, ибо они были не свободны, и зависимы от каждого человека в отдельности, вначале была попытка приручить меня и контролировать с помощью копирования действий светлых сил. Достоверность информации подтверждалась, опровергалась, предлагалось самому заняться анализом при помощи вибраций пальцев левой руки и кулака. Здесь были «да», «нет», «сомневаюсь», «надо осмыслить и сконцентрироваться», «Истина». Причём это не навязывалось, а сам пришёл к таким выводам из круглосуточного «общения», отслеживая малейшие изменения в организме, теле. Из этого контроля вырос за не-сколько часов. Было множество других способов подтверждения добром Истины, если я сомневался от какого источника информация. В течение нескольких часов я их отметал за ненадобностью, поскольку противостоящая сторона тут же использовала эти сигналы в своих целях и интересах.
Было б проще, если бы я видел друзей и «недругов» отчётливо. Неясные очертания, туманно-белые на первых порах, не давали полного представления и зрительной картины о тех, кто был со мной в контакте: «свои» или «чужие». Всё, что до меня доводилось, я подвергал тщательному, взвешенному анализу. Правильность из общения ушла сразу. Знания в области радиосвязи сыграли неоценимую роль.
Телепатическое, мысленное общение имело много общего с принципами радиообмена. Здесь тоже присутствовала плотность, многоканальность мысли, скорость приёма и передачи информации. Чувственность и чувствительность играли значительную роль. Можно было «коротко замкнуться» на себя самого: воображая и предполагая, что идёт информация от «высшего Разума» в виде бесконечных правильных фраз и рассуждений о любви, добре, спасении. От этого я тоже вывернулся и развернулся к своим мыслям, благодаря знаниям, полученным на радиотехническом отделении в речном училище. Но обо всём по порядку.

 Новые обстоятельства

Так потекли дни. Была уже зима. Снег укрыл землю достаточным ковром. Я продолжал жить, внеся изменения в свой режим дня. Из питания ушли все мясные продукты, жиры животного происхождения. Слова бранные забылись. Я начинал обретать себя прежнего. Гораздо сложнее было с отношением ко мне людей. Пространство было подпорчено. В людях незримо для них самих стойко утверждали мысль обо мне как о не совсем здравомыслящем. Кому было выгодно, охотно с этим соглашались. Мне было и смешно и больно одновременно. Я, ведь, слышал и тех, кто жил других людей. Из этого тоже можно было извлечь немалую пользу. К примеру, когда меня изматывала беседа ни о чём, и я уставал держать пространство, переводил разговор на тему, расширяющую кругозор того, с кем общался. Любое движение в мыслях тёмное боится, как чёрт ладана. Они теряют контроль над человеком, и свободно мыслящий человек был мне интересен. Такого «контролёры» допустить не могли. Как правило, люди уходили, избавляя меня от необязательных общений. Тем не мене, я не уклонялся от контакта с людьми. Каждый, кто вставал на пути, нёс много интересного. Иногда одно произнесённое слово давало больше, чем вся предшествующая многочасовая беседа. Движения собеседника тоже многое несли.
Живой Интернет затягивал, но был поучительным, реагируя на малейшие изменения мыслей, настроения, устремлений и желаний. Меня всё больше посещали мысли о работе и смене окружения. Необязательные, пустые разговоры угнетали. Во мне видели не меня, задатки, склонности и потенциал, а свои представления. Всё это создавало определённый, сдерживающий фон. Эгрегор представлений обо мне играл против меня. Надо было как-то начинать проявлять и являть себя настоящего. Правда, для чего мне пришлось бы при общении каждый раз сдвигать горизонты, расширять кругозор других. Стремления же к росту в людях не предвиделось. Как сказал один знакомый: «Чем меньше знаешь, тем проще жить». Словом, явить себя другого, настоящего, думал, вдалеке от родных мест, где меня будут воспринимать таким, каким явлю себя изначально. Посмотрю на себя в новом качестве, затем вернусь в родные места, чтобы продемонстрировать свои знания.
Пока случай для отъезда не представился, буду свободное время максимально использовать для осмысления явлений, случающихся со мной, вокруг меня. Жалко, что не с кем поделиться. Двоим в унисон мыслящим людям, было б легче познавать миры. Лучше, конечно, если б рядом была девушка, способная слышать человека.
Мужчина и женщина отличаются мышлением, взглядами на суть вещей. Если мужчина всегда видит цель, то для женщины это что-то необязательное. Для неё важнее качественные характеристики. Женщина неспособна видеть далее своей юбки, и ей неинтересно всё то, что располагается за порогом её избы или квартиры. Зато ей не-безразлично, как на неё смотрит тот самый мир, располагающийся за её уютным пространством. Это не есть плохо. Просто женщина не видит далее.
Мужчина не в силах моментально объять глубину чувств женщины. Он способен это сделать мыслью и ставит перед собою определённую цель. Важен результат. Для женщины приоритетом будут чувственные переживания, на что мужчина совсем не тратит времени — не его удел. Два полярных виденья должны каким-то образом сливаться, иметь божественный смысл. Как-то просто всё, на первый взгляд, и не очень. В жизни между мужчиной и женщиной много условностей, предрассудков. Вина, наверное, в недомыслии, в неведении собственного предназначения. Мужчина определяет стратегический курс, женщина — тактический.
Может, и мне стоит проще смотреть на жизнь, не углублять, не копать? Нет, не могу. Мне инерция жизни, существование для воплощения чьих-то планов не к лицу. Я же человек, не животное, заключённое в рамки инстинктов. С детства влекло всё непознанное, теперь тем более надо, засучив рукава, разгребать непонятности. Если не я, то кто сделает меня счастливым? Кто желает простоты, пусть ходит под гнётом невидимок. Мне надлежит больше понукать конька-горбунка — мысли. Да, горбатый он ещё. Чем больше познаю, тем больше встаёт вопросов. К тому же недостатков во мне много, комплексов. Не до простоты.
Мне теперь эта простота даже не снится. Бывает, и ночью не дают покоя. Стоит заснуть, коснутся моей затягивающейся ауры, и я просыпаюсь. А днём всё же забавнее. Надоело засилье зла, можно прогуляться, понежиться на солнышке. Боясь солнечного света, перемещаются «плохие» невидимки, находясь с теневой стороны. Если я находился в доме, то мои недоброжелатели, как правило, обосновывались в углах дома, под потолком, за печкой, за иконой. Особенно нравятся места за иконой, телевизором. Обожают попадать под взгляды людей, смотрящих «ящик» с сериалами, боевиками, триллерами — всё, что не воспитывает культуру чувств. Любят людей раздражительных, ворчливых, суетливых. Внутренняя болтология таких людей поддерживается и управляется маленькими вампирчиками, призванными или сотворёнными ими самими. Домашние животные их видят, но воспринимают как часть живого мира: обязательное, разумеющееся.
Со дня первого контакта я полностью предался осмыслению мироздания, своего предназначения, сущности Бога. Вся поступающая информация была лишь следствием движения мысли на этом пути. Много было отвлекающего, но я не сходил с выбранной для себя тропинки. Ширились горизонты, возвращались утраченные качества, а с ними и характер отношений с приходившими ко мне людьми, друзьями, знакомыми. Каждый визит нёс в себе немало интересного, отнимающего, прибавляющего. Я жил…

 Невидимые друзья и недруги

Однажды в моём невидимом пространстве появились парень и девушка. Связь с ними была устойчивая. Девушка была тактична, вежлива, всегда приходила мне на выручку подсказками в местах недомыслия. Делала это аккуратно, с подправками, чтобы мысль моя не обрывалась. Невидимая пусть, она мне нравилась. Парень был с подвохом. Устраивал каверзы, запутывал, иногда был недружелюбен. Кажется, он был ревнив, и ему не нравилось чувственное отношение невидимой пока девы. К ним, бывало, присоединялись их друзья. Преимущественно это были доброжелательные «собеседники».
Меня не оставляла мысль, что я имею дело не только с теми, кто ушёл из жизни или собирается воплотиться, но и с людьми, находящимися на материальном плане. Наверняка, эти люди с неисчерпаемыми возможностями оказывают влияние на судьбу отдельно взятого человека, а, значит, и человечества. Решил, как только уясню все причинно-следственные связи, — золотой рыбкой, волшебной палочкой, — мыслью сам буду управлять.
Маршрут намеченный был верен: кто бы, чем бы не делился, мозги свои сам напрягал. Ввиду постоянного тока мысли в верхней части головы скапливался потенциал для устойчивого и продолжительного обмена информацией со светлыми силами, и посредники оставались ни с чем. С тёмными, как правило, общалась какая-то часть меня, в то время как я сам на немыслимых скоростях «разговаривал» с невидимыми друзьями.
Мои недоброжелатели даже не догадывались порой, что я сам их веду и контролирую. Они терялись, становились инертными и пассивными. Одновременно я мог вести беседу с родителями, братьями, заниматься повседневными делами. Было интересно, и мне нравилась многогранность жизни. Интересующую тему выбирал сам. Зная уже некоторые тонкости телепатического общения, не вопросы задавал, а развивал мысль. И рыбка попадалась, шла охотно с обоих источников, предлагая свою информацию, образы, мысли, виденье жизни, представления на мой выбор.
Из взаимодействия с новыми друзьями уяснил, что девушка идёт мне навстречу в местах проявления мною такта, внимания, теплоты по отношению к родным, окружающим людям, независимо, были они свободно мыслящими или их жили. Я учился терпению, выдержке. Я понял, она взращивала во мне то, что было частью меня самого до того, как начал употреблять спиртное. Теплота отношения её ко мне была, как мне казалось, необычной. По прошлым моим заслугам, меня можно было, и похвалить, и пожурить, где-то осудить. Зная всю мою изнанку, она по-прежнему, терпеливо и мягко собирала растерянные мною качества. Радовалась необыкновенно, когда в отношениях с людьми, я был искренним. Если же во мне не доставало собранности, и присутствовало актёрство, наигранность, продиктованное умом и пониманием уместности такта, здесь подключался невидимый парень. Иногда он меня сильно раздражал. Я терял самообладание. На материальном плане если в этот момент я общался с родными или близкими, я завершал быстрее разговор и уходил в себя. Невидимая Краса пыталась меня всячески успокоить, а парень распинал меня всего. Он демонстративно вытаскивал из меня все мои плохие поступки и деяния. С этим я ничего не мог поделать. Эта была моя прошлая жизнь. Всё это было, и я соглашался с ним. Говорил девушке, что, да, это имело место быть. Не дожидаясь, когда вытряхнут всё, рассказывал в подробностях и деталях то, что сам относил к деяниям, не красящим человека. Девушка сокрушалась.
Я отдавал отчёт, насколько я хорош или плох. Выводы мои о себе не прибавляли оптимизма. В жизни, если на пути встанет девушка, схожая по внутренним качествам с моей невидимой подругой, она пройдёт мимо. Не заметит из-за роста, к тому же за спиной был горб из недостатков и комплексов, морально–нравственных проступков. Тем не менее, невидимая пока девушка не только не отворачивалась, напротив, не соглашалась с моими излияниями.
Прислушиваясь к её внутреннему состоянию, как-то подметил, она сокрушалась не из-за того, что у меня что-то плохое было, а потому, что я не видел в себе свои достоинства и благородные качества. А они были! Получалось, я сдавался ситуациям, снимал с себя ответственность за свою, не просто жизнь, а полную и счастливую жизнь. Я не являл себя. Согласитесь, не одно и то же знать, что ты светлая личность, предоставляя разгадывать другим свою суть, и другое, когда ты в действии, в жизни подтверждаешь свою светлость. Похороненная внутренняя красота очень скоро загнивает. На не явленное действо золотая рыбка не клюёт. Сидящие в режиме ожидания принцев и принцесс «светлые» люди могут только в своём воображении таковыми быть. По настоящему светлые являют то, что в них есть, не дожидаясь, кому бы явить «накопленную» любовь. Человек, не научившийся дарить тепло окружающим, не сможет подарить радость в жизни ни принцу, ни принцессе. Максимум, на что способен, требовать внимания к себе. Осознание этого пришло после одного случая.

Противоположные взгляды

Как-то, меня родители вывели из себя. На бытовом плане и в понимании смысла жизни у нас в семье была масса разногласий. Раздражение нарастало. Я ведал, что человек ответственный во всём происходящем видит лишь своё недомыслие, недалёкий ищет причину в других. Чтобы успокоиться, прилёг. Радио из невидимых друзей и недругов не умолкало ни на мгновенье. Я к ним привыкал и искал контакта с живыми чувствами в каждом человеке на материальном плане. Не всегда удавалось, как сейчас с родителями. Между мной и ими было много условностей.
Раздосадованный, что не смог пробудить в родителях стремление к слышанию друг друга, замкнулся в начале, потом ушёл в себя. Забыл я, или, заблокировав что-то внутри сознания, мне помогли забыться, что уход в себя надо делать беспристрастно, объективно, взвешенно, нисколько не ущемляя, но и не превознося свои добродетели, которые есть, безусловно, в каждом человеке!
И зачем я живу? Для чего? Рано или поздно всё должно как-то закончиться. Не могу же я всё время жить в нескольких мирах одновременно? Но и управляемым не хочется становиться. В людях, ведомых невидимым миром, просвета к осмыслению жизни не предполагалось. Это подтверждают и те, кто людей живут. Приводят ко мне знакомых, озвучивают через них то, что хотят, демонстрируя свои возможности. Что могу я сделать, поменять? К тому же большинству внушается, что я помутился разумом. Даже вдумчивое общение не сдвигает их с внушённым раз и навсегда выводом. В жизни они не ориентируются, не имеют своих мыслей, не знают для себя своего предназначения. Живут по инерции с оглядкой один на другого: как бы не выделиться. Я один и никто меня не понимает. Куда со всем этим идти? Надо ли? Я сам тоже не лучше оказался…
На волне самоуничижения в пространстве моих мыслей появилась ещё одна девушка. Она раз за разом напоминала ситуации из моей жизни и сравнивала меня с братьями, с девушкой, которую пытался забыть, с другими людьми. В итоге двухчасового анализа моей жизни выяснилось, что я самый ничтожный и подлый на свете человек. Ниже и грязнее меня никого не было. Факты подтверждали. Спорить с этим было бессмысленно. Я всё время нарушал заданную программу жизни людей, всё время что-то хотел познать или поделиться знаниями. Все окружающие меня люди были во много крат лучше и светлее меня. На поверку оказалось, что, я гораздо хуже всех, с кем когда-либо я соприкасался.
Я был подавлен и стёрт самим собой. Уже не обращал внимания на сценки, разыгрываемыми тёмными существами. Они делали это мастерски и подводили мысли к самоубийству. Я мыслил быстрее их, и прекрасно знал, к чему они меня подталкивают. Они не догадывались, что их намерения я считываю уже гораздо раньше, чем смогут воплотить свой увлекающий мысль человека сюжет.
По их сценарию я должен был прыгнуть в колодец вниз головой. Как бы ни хотел человек, если одумается в холодной воде, не сможет перевернуться и вынырнуть. Что ж, жить мне не следовало. Родителям, кроме боли и страданий в жизни я ничего не принёс. Жил за их счёт. Братьям я тоже был помехой: учил и наставлял. Сам же был последним в мире эгоистом.
В колодец, конечно, я не прыгну. Зачем? Воду кто будет пить после меня? Надо уйти из жизни каким-нибудь другим способом. Мне всё равно не дадут теперь покоя ни днём, ни ночью. Не буду ждать, когда сойду с ума, ускорю процесс. Может, и родители по-другому заживут, братья. Требовательным был не только к себе, но и к ним. Всё меня не устраивало: отсутствие порядка в доме, во дворе, работы по нужде, а не по улучшению быта, недостатки. Во всём этом я не уклонялся от дел, но, оказывается, умудрялся придавать себе какой-то смысл и значимость, будучи, на самом деле, ничтожеством. Как я смел трогать братьев, родителей, поучать?! А на людях старался лучше казаться, плохих поступков не совершал…
Далее идёт перечисление всего того, что я сам не предпочёл бы выставлять напоказ. Если б люди могли заглянуть внутрь меня, то узнали бы, какой я на самом деле. И я, такой жалкий и ненужный никому ещё смею и продолжаю жить, цепляюсь за жизнь.
Монолог невидимой девушки убеждает меня в никчемности моего существования. Голова болит и туманится. Я встаю и иду на кухню. У отца множество всяких лекарств в аптечке. Вряд ли они поспособствуют быстрому уходу из жизни.
Девушка подсказывает посмотреть в углу избы на полке, где сохранились какие-то лекарства, бутылёчки от прежних хозяев. Я прошу её подсказать название нужных мне для самоотравления. Я должен это сам выбрать? Да я не разбираюсь в них! Осматриваю один за другим.
Воображение рисует уже сцены с конвульсиями, пеной во рту. Мне не страшно, но как-то всё это некрасиво выглядит. Тут же вне себя услышал то, что произойдёт позднее, когда я оставлю этот мир.
Родители подавлены и убиты горем. В братьях неоднозначная оценка произошедшего, но одинаково остро чувствуют потерю и невосполнимую утрату. Вот, один за другим, приходят односельчане. Картины яркие и отчётливые. Я не рисую их воображением. Кто-то незримый мне показывает сцены, последующие после обнаружения меня мёртвым. Я слышу слова сожаления обо мне, что ушёл молодым, мало пожил. Был я хорошим человеком. Жаль, что меня уже не вернуть. У многих слёзы, искренние…
Я с какой-то бутылочкой, уже раскупоренной, замираю. Ну, уж нет! Дал же себе слово, что никогда, ни при каких обстоятельствах не покончу сам с собой! Буду бороться за себя, насколько хватит внутренних и физических сил! А кто, собственно, сказал, что я хуже всех? Кто она и откуда, возмутившая во мне мысли о самоубийстве? Всё разложить по своим местам: в голове и на полке. Папа пусть увидит всё в том виде, как он оставил после себя.
Да-а, дела! Понятно, почему многие пьющие спиртное кончают самоубийством или совершают преступления. Но я-то уже давно не пью! Здорово разыграли!
Тёмные не подсказывают, как поступить, а разыгрывают сцены, увлекающие мысли и чувства людей. Сюжеты очень яркие и насыщенные, плотные, и «актёры подбираются, исходя из отрицательных устремлений и качеств человека. Людям попадают в резонанс их чувств, и они совершают какие-либо деяния, ведомые внушёнными мыслями. Сюжетов и самих «актёров» люди иногда видят и слышат, но не всегда.
Исследования в этой области проводятся, но наложено табу для общественности — галлюцинации, «белая горячка», сумасшествие и т.д. Закрытые центры по изучению всякой нечисти, аномальных явлений есть в России и в других странах. Через подопытных людей над персоналом подобных заведений вовсю потешаются невидимые «тёмные», сливая всё, что посчитают необходимым для реализации своих планов. Направление мысли специалистов и их подопечных тоже прочно управляются и корректируются невидимыми существами, далёкими от информации, ведущей к процветанию жизни людей, повышению культуры чувств. Только при наличии благородных качеств и устремлений открываются миры, замыслы Творца…
Я проанализировал свою ситуацию. Девушка перечисляла недостатки, деяния. Её помощники устроили целый театр с множеством действ. Я привык к подобным трюкам, и не уловил, в чём была хитрость. Все их действа должны были затронуть спектр моих негативных чувств, возбудить их и использовать на самых моих слабых сторонах. Всегда и во всём я видел раньше лишь свои просчёты, слабости. Причину искал в себе. Неужели настолько я плох и низок?
Я ложусь обратно на постель. Надо мной кто-то нависает, гладит по голове и лицу. Я не чувствую подавления, тревоги. Мне тепло, светло и покойно, будто рядом любящая меня мама. На моё лицо падают слёзы, реальные слёзы другого мира, не проявляющиеся в нашем. Я их не вижу, но чувствую. Одна, вторая, ещё. У меня возникает ком в горле, и тоже напрашиваются слезинки. Вот ещё! Не буду же я плакать неизвестно по какому поводу! Я живой и живу, и буду жить, несмотря ни на что.
Невидимые руки гладят меня, и я успокаиваюсь. Волна чувств захлёстывает, и слезинки неудержимо сбегают из глаз. Я ничего не понимаю. Внемлю тишине и живому пространству. Дивный девичий голос начинает повествование обо мне. Вначале то же, что и девушка, под-ведшая мои мысли к самоубийству, её взгляд на те же ситуации. Меня поразило, насколько отличны и противоположны были виденья одного и того же деяния.
Я и дарящая светлые чувства дева перебрали всю мою жизнь, прожитую в этом теле. Немножко она коснулась поступков, мыслей моих некоторых знакомых, тех сторон жизни, что они считали неизвестными никому. Шире, прекраснее и светлее меня в мыслях, поступках, деяниях не было никого не только в пределах моего посёлка. Я был далеко не последним парнем в…
Повествуя далее, девушка говорит о моей будущей жизни, и вновь слёзы её я чувствую на своём лице. Это были слёзы радости. Она придала уверенности мне и силы. Что бы со мной ни случилось, много хороших людей придёт мне на помощь, как в теле, так и незримо. События, которые должны произойти, я забуду, и буду вспоминать лишь эпизодами, когда буду узнавать людей, ситуации, когда они случатся. Мне надо усвоить, что мои невидимые друзья всегда неразлучны со мной. Их у меня много.
Вопросов задавать я не стал. Любой вопрос, адресованный не себе, автоматически подключал «высший разум» из числа тёмных, и опять можно было плутать в безмыслии «космической информации», рассуждений о добре и зле, любви ко всем. В пространстве света не было ни тёмных, ни светлых, ни плохих, ни хороших. Высшие или низшие тоже отсутствовали. Была светлая бесконечность безусловного и дарящего, без какой бы то ни было оценки, сравнения, иерархии.
Все поступающие мысли выуживались мной из чувств, имели очень большую плотность, насыщенность и скорость. Светлые растили в человеке красоту чувств и самоосознание, а с ними и самостоятельную возможность виденья других миров. В видениях от них только светлые картины, затрагивающие настоящее, прошлое и будущее одновременно. В них и ответы на вопросы содержатся. Только при самостоятельном осмыслении всего наращивается жизненный потенциал.
«Тёмные» же делятся информацией, расширяющей горизонты в начале, затем плавно уводящие к взращиванию самомнения с завышенной самооценкой, возбуждая в людях стремления к поучению и наставлению. Люди, как правило, слышат и видят то, что им преподнесут на блюдечке, когда можно видеть по своему усмотрению, корректируя свои мысли, сознание, жизнь.

Продолжение следует….

Группа  “Дарение” в контакте http://vk.com/club28999321

Информация с сайта http://www.proza.ru

Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

Комментариев нет

Оставить комментарий