Николай Максеев. Священный Грааль или Чаша Любви? Продолжение

Самое мощное оружие Вселенной

По дороге домой я стараюсь выделить взором то, что когда-то просто чувствовал, — красоту наших мест. Люблю эти деревья, что посёлку служат стеной от ветров и холодов. Зимой на несколько градусов в посёлке теплее, чем в соседних деревнях, находящихся в окружении полей. Я любуюсь снегом, искрящимся на солнце, небом голубым, бездонным и глубоким. Я заново учусь слышать мир и жить. Оказывается, жизнь должна быть полной чашей любви. Есть ли она, моя Чаша?
Всё-таки она была, и я её нёс достойно. В поле зрения если попадалась девушка, по внутренним качествам превосходящие мои, то я такие качества стремился воспитать в себе. Копировать было неправдоподобно, и не мой это путь. Может, воспитатель себя я был и неплохой, но вот время не всегда было на моей стороне. Пока я занимался самовоспитанием, девушки увлекались другими парнями, которые не скупились на красивые слова и обещания. Я же себе не мог такой роскоши позволить, чтобы лестью прокладывать дороги к телу, пусть девушка сама мечтает о скором обмане. Искренне не понимал, почему к телам друг друга парни и девушки находят дорогу раньше, чем отработают внутреннее соответствие.
Во мне был достаточный внутренний потенциал, соответственно, желания острее, и они требовали реализации. Наступить на горло собственной совести, и ускорить нужный для тела результат можно было при употреблении спиртного. Наверное, так же думали девушки. Других причин, по которым они начинают соприкасаться со спиртным, я до сих пор не знаю. Под хмельком внутреннее чувство протеста не слышно. Правда, после близости всегда наступало чувство отвращения и неудовлетворённости, и непонятно: то ли к себе, то ли к девушке. С годами, когда спиртное в жизни стало появляться чаще, а доминирующим во мне было получение удовлетворения тела, а не порывы Души, этот сигнал стал пропадать. Мог ли этот звоночек в то время принадлежать Деве? Потом спрошу. Когда я в раздумьях и размышлениях, вторжение невидимых персонажей в моё пространство аккуратное, тактичное.
Мне кажется, снег искрится иначе сегодня. Отчего? И будто б он в пространстве тоже себя как-то по-другому повторяет, чем раньше. Что он есть в воздухе, это правда. Мельчайшие частички снега кружатся в непонятном танце, и медленно падают. На солнце переливаются, сверкают до рези в глазах. Но сейчас этой боли я не чувствую. Внутренняя радость усиливает восприятие тонкостью и красотой. Взгляд задерживается на том, что дарит, наполняет Душу чувствами. Ещё недавно я лишь констатировал красоту, а теперь вновь чувствую, наслаждаюсь. Практически, два последних года я существовал. Жил и находился среди людей, но будто б меня и не было. Но вот я, словно птица Феникс, возродился чувствами. Я прежний — каким был. Только кому нести свои чувства? Кто их услышит, примет? Кто сможет меня объять? Дева?
О семейной жизни всерьёз задумался в шестнадцать лет. Чувства кипят, но разум холоден. Надо было всё тщательно, скрупулёзно взвесить, продумать предстоящую жизнь от взаимоотношения до питания. В начале всё разрешить в себе. Когда отношения узаконены, поздно строить совместную жизнь. Она начинается задолго до встречи будущих супругов.
На горизонте уже была девушка. Я старался смотреть на мир ещё и глазами ребёнка, который придёт. Семейную жизнь свою не представлял в городе. Удобства, конечно, есть там, но преступность? Зависимость от коммунальных служб, автотранспорта и магазина ставила крест на раскрытии внутренних качеств. Свобода уже ущемлена. Более всего угнетало то, что мою девушку кто-то будет касаться, трогать в роддоме. Я во всём этом буду сторонним наблюдателем и ничего нельзя с этим поделать.
Преимущества города воспринимались, как недостатки. В Нижнем Новгороде, например, мне иногда не хватало земли, зелёной на ней травы. Кругом — асфальт, и не пройтись босиком по лужайке. Самые тёплые воспоминания в детстве были связаны с солнечными днями в саду, с бабочками, кузнечиками, с фруктами. Решил, что жизнь на своей земле в окружении леса — самое райское место. Продумывая детали, понял, что площадь земли должна быть не менее сорока пяти соток. Нужно было вырастить максимальное количество плодовых и ягодных культур, присущих нашим климатическим условиям. В нашем посёлке жители имели земли втрое меньше, чем мне виделось. Этого было недостаточно. В деревни с колхозами и совхозами с их большими участками не хотелось больше, чем в город, Там у людей работа на первом месте, и личная жизнь где-то на задворках, после хлопот по дому, заботы о скотине. Пространство этим пропитано, и люди лишь по инерции отмечают красоту природы. Мне же хотелось, чтобы вокруг были люди чувствующие, приветливые, но не заботливые и озабоченные.
Магазины, столовые, кафе и бары я не любил. Надо было иметь всё необходимое по максимуму на своём участке. Лес вокруг населённого пункта, в моих представлениях, был обязателен, как чувственный воспитатель, для прогулок. В своё время каждый вечер мы ходили на костры, и я не представлял в последующем жизнь в удалении от леса. Помимо своих даров он давал много красивых моментов и ситуаций, обыденных для кого-то, для меня — необычных. Это то, что касалось места проживания.
Первостепенным по значимости виделись взаимоотношения между мной и спутницей жизни. Здесь мои ценности и приоритеты с годами пересматривались, и не скажешь, что в лучшую сторону. Чаша моя скудела, дороги отворачивались в сторону близких желаний. Год от года условностей во мне становилось больше, стеснительности меньше. Застенчивей себя я не встречал в жизни никого. То, что было плюсом, многим казалось недостатком. Застенчивость подчёркивает тонкое восприятие мира, культура ума, быстроту мысли. Сколько во мне было добра, а я всё растерял. И теперь хожу по посёлку в поисках утраченных чувств. До Антоновых вот прогулялся, когда надо было внутренний взор направить на себя. Недомыслие гоняет тело, когда должны были мысли всё предусмотреть.
Причину в других искал, а может, всё во мне? Может, не окружающие недальновидны, а я? Холодок даже побежал по коже, пот прошиб от своих же мыслей. Ну, конечно! Чего я разудивлялся происходящему вокруг меня? Всё ясно. Люди давно общаются телепатически. Просто жалели меня и не подавали виду до поры из чувства жалости и такта. Ведь, этому нельзя научить, но можно постичь. Поздно я подошёл к осмыслению обыденного для большинства. Получается, я самый недалёкий человек. Принесу извинения всем людям, за то, что долго себя обретал. Пусть не сердятся, что бесчувственными их считал, нелюбознательными. Интересно так жить. Телефон не нужен, телевизор тоже всегда при себе…
Я подходил к воротам. Как проделал путь от Емельяновых до дома, осталось за порогом моего внимания. Только сейчас отметил, что мой взгляд направлен под ноги, и «дева» на своём отрезке пути вобрала не только всю себя обратно, но и меня лишила части полноценной жизни, ввернув свои мысли, сузив моё мировосприятие до мироощущения. Успела ещё внушить мысли о моей неполноценности и превосходстве остальных. На всём пути от улицы Гагарина до своего дома я был в пространстве забытия. Не чувствовал бессуетность жизни, красоту дня.
Для меня, да и для других людей тоже, нет в этом ничего особенного. Так все ходят — по инерции, в раздумьях, воспоминаниях, или разрешая проблемы, внутренние противоречия, не мысля. Но для меня сейчас это непростительная роскошь. Я должен жить в каждом миге, иначе за меня, через меня, во мне проживает какая-то другая бесчувственная программа. Кто-то будет меня форматировать, задавать направление мыслям, управлять мной, как страной. Прошёл всего ничего, а наделил всё человечество телепатическими способностями, кроме себя. Если бы это было так, процветала бы культура жизни, культура мысли. Но у нас строят не культурное государство, где всё говорит о содержании, а демократическое, в котором все достижения направлены на красоту и удовлетворения формы — тела.
Что я хотел у Девы узнать? Про сигнал Души. Что она скажет об этом? Мне это очень интересно. Не сможет она в этот раз тему близости миновать. Для меня это одно из самых значимых направлений. Сколько к этому подворачивал, но полноценного разговора не было. Теперь, понимаю, почему. Моё виденье не позволяло объять всё то, что она могла б мне передать, вложить, вырастить. А когда-то, в недалёком прошлом, я сам в этих вопросах был достаточно силён…
Сейчас войду в избу тихо, никому не мешая в мыслях. Если даже есть какая-то работа, мне не предложат. Надо оставаться на своей волне и не затрагивать в мыслях пространство остальных в том виде, как есть. Буду думать чуть лучше и красивее об окружающих, и тогда это сработает. Не отвлеченный домашними хлопотами, я буду заниматься своим любимым делом: разгадывать суть явлений, эмоций, желаний, интересов. Ведь это они в обществе конфликтуют, сражаются. А почему? Потому что людям не задано направление для мысли. Не сказана людям конечная цель её деятельности.
— Коляш, пришёл? Не проголодался? — папа заботлив. В отсутствии мамы он обычно смотрит телевизор или читает. Развёрнутая газета означает, что через несколько минут у нас будет острая дискуссия, связанная с политикой. Надо отвернуть его мысли раньше, чем он приступит к изложению своего представления справедливого мироустройства. Своих взглядов последние два месяца я не афиширую. Стараюсь быстрее согласиться с отцом. Не потому, что он прав. Просто, мне надо быть правдивым во всём. Не могу же я ему рассказать о других мирах, поскольку тяжёлой ценой дались эти знания, да и не разобрался ещё до конца во многом сам?
— Нет, папа. У Антоновых подкрепился. Антоныч привет тебе и маме передавал. В гости вас приглашал. Почитаю я с часок.
Папа погружается в газету. Мужчина чувствует и выделяет мысль, женщина реагирует на чувства в мысли, — плотность её и силу. Папа последовал лишь предложенному сценарию. Как-то легко всё прошло.
— Николай, чувствуешь свою силу? — неслышанный ранее голос принадлежит мужчине. Как я уже понял, если не вся страна, то какая-то её часть точно с успехом пользовалась каналом телепатической связи. Но от меня что хотят? Я в этом дилетант.
— В твоих руках, Николай, самое мощное оружие на свете, — продолжает невидимый человек. Видимо, он считывает мои мысли, и мне нет необходимости напрягаться для чувственного диалога во избежание подключения ненужных посредников. Наверное, он уверен в себе, и мы можем просто обмениваться мыслями.
— Нет у меня никакого оружия, — здесь я не преувеличиваю. В детстве мне всегда хотелось в волшебную школу и в армию. В школе обучали навыкам волшебства, а в армии давали мужчинам автоматы, с которыми они после службы возвращались домой. Так я думал. Играя с другими детьми, я выбирал роль папы — защитника. Девочки играли в куклы и в домики, мальчики — в машинки. Для меня это было несерьёзно. Вот папа, это уже совсем другое. Только автомата настоящего у меня не было. До школы ещё несколько лет надо ждать, и только после неё в армию, где мне тоже дадут автомат.
Воспоминания молниеносно проскакивают в голове. Мне кажется, это связано с тем, что невидимый гость, кажется, сканирует мою голову. Я это чувствую по круговым движениям на макушке головы, проникающим слегка вглубь. Если несколькими часами раньше я считывал информацию по круговым линиям в левую сторону, то теперь моя голова выписывала круги вправо, сужаясь. Я уже знаю, что так можно узнать всё о человеке.
— Твоё оружие много совершенней того, что есть в наличии у всех стран мира, — продолжает невидимый собеседник. Мне пока смешно от таких громких заявлений. Что может быть сильнее ядерного оружия? Но меня осеняет. Сейчас мне скажут о сверхсекретном оружии. Мне льстит, что мне сейчас доверят самые последние разработки в области вооружений.
— Не понимаю, о чём речь. По силе один на один я мало кому уступлю, но вот против оружия я не устою. Нет у меня никакого оружия, — произношу мысленно я и начинаю водить головой вправо по кругу, уставившись в пол. Я чувствую круговое движение на темени и повторяю его. Всё же закрадываются какие-то страхи. Воображение рисует всевозможные варианты событий, если это действительно так. Смогу ли я не проболтаться? Ответственность очень большая.
— В тайне сможешь удержать это ото всех, — голос жёсткий и твёрдый. Не понять, то ли спрашивает, то ли утверждает. Я в смятении. А может он сейчас выдаст какую-то тайну, а её кто-то с такими же способностями услышит? Наведут на меня спецслужбы, подконтрольные всяким телепатам. Будут меня пытать, вкалывать всякую гадость.
Из того, что довелось услышать в пространстве о творимом произволе в специальных учреждениях, напрашивался вывод: человек, даже если он владеет всей информацией о Вселенной, знает все мысли, появляющиеся в головах каждого человека, не может выдать на потребу Истину под воздействием гипноза или других вспомогательных памяти средств. Здесь необходимо знать природу Человека, принципы его взаимодействия с невидимыми чувствами и эмоциями, имеющимися в пространстве, которые знают абсолютно всё и составляют программы жизнедеятельности людей. Не потому, что сильнее человека. Просто человек самоустранился от решения задач, свойственных его природе. И силы, не востребованные человеком, стали управлять им самим. Слуга покорил хозяина, где лестью, где агрессией. Властелин Вселенной, повелевавший некогда стихиями на благо себя и всей видимой и невидимой природе, вдруг однажды сделался зависимым от неё. Почему?
Истина ни под пытками, ни под гипнозом не придёт. Любое насилие над сознанием человека закрывает доступ к Душе, блокируя Истину. Информация будет уводящая от неё в сторону или, что чаще бывает, — от сил агрессии. Всякое искусственное воздействие на психику человека выдаст вопрошающему через испытуемого информацию о войнах, катастрофах, катаклизмах, бедствиях, разрушениях, не более. Сила, ответственная за агрессию, предлагает лишь свой план развития событий, как если бы все люди были охвачены им.
Если человек в порыве любви соприкоснётся с потенциалом Чувств Вселенной, стремящейся возродить в самом человеке исконную мощь и силу, будет явлена Истина событий будущего. В этом случае будет прекрасная картина, приемлемая Душе Человека. В видениях не будет сцен насилия. Прекрасные живые картины предстанут перед взором, в котором нет войн и болезней. Люди не ведают страха, стихии им покорны. Но для этого государственная машина должна работать за возрождение Культуры Мысли, Красоты Чувств. Политики и чиновники, паразитирующие на деньги налогоплательщиков, могут ли заявить, что в них доминирует всё это? Только культурное государственное обустройство на принципах слышания культурной мысли каждого человека способно заявить о себе, как счастливая страна со счастливыми людьми. Пока этого нет, мало ли кому в голову взбредёт под разными предлогами выпытать у меня о сверхсекретном оружии? Вдруг я не выдержу пыток? Нет, не надо мне такой судьбы.
— Не хочу слышать ни про какое оружие. Я могу не устоять и проболтаюсь, — во мне двойственные чувства. С одной стороны мне хотят доверить, может, самую большую тайну, и это мне льстит. Доверяют. Но и страхи есть в связи с этим же. Где тайна, там и угроза. Считай, никакой личной жизни. Будешь жить под вечным присмотром, если не в лечебнице какой, то в пределах своего дома. Ни девчонок уже свободно не обнимешь, ни…
— Как видишь, Николай, свободной жизни нет ни у кого. Всё видно, доступно, измерено, расписано. Твоё оружие в тебе. Как им распорядишься, куда его направишь, зависит от тебя, — голос всё жёстче.
В моей голове минимум мыслей. Глазами я вожу по полу, и невидимые круги всё сужаются. Чувств во мне тоже минимум. Я всё ещё не понимаю, о каком оружии идёт речь. Мне его никто не передавал. На расстоянии по собственному желанию я ни с кем не общаюсь. Мысли внушать не могу. Правда, начал понимать немножко невидимый мир. Но что с того? Не оружие это вовсе. И даже не открытие. Подумаешь, чувства, эмоции, желания, стремления мысль имеют и могут с людьми мысленно разговаривать. Они есть в пространстве и в человеке. По востребованности, методом резонанса, поступает информация. Если человек будет оттачивать безусловность, культуру, то вся Вселенная будет доступна.
С такими выводами моя голова, совершая движения по кругу, упёрлась в точку. С макушки головы, где обычно скапливался чувственный потенциал для общения с невидимыми друзьями, будто что-то сорвалось и унеслось. Себя чувствую пустым и разбитым, как будто и не было во мне наработок по возрождению себя. Последнее, что успел уловить, была мысль о каком-то действии по уборке навоза. По первым заморозкам и снегу не успели развезти навоз по участку. Это что, работа высочайшей секретности? В чём была соль этого намёка, так и не понял. Был ещё какой-то призыв, но я его не услышал. Конечно, что-то мне надо делать, но что? Что осталось неуслышанным, за пределами моего внимания? Намекал, что оружие во мне самом. А зачем оно мне? Хорошо, что не поделился своими секретами.
Папа странно смотрит. Ну, конечно, книга в моих руках опущена. Взгляд невидящий мой направлен в несуществующую точку на полу. Я весь ушёл в себя. Когда воздействие внешней среды стало доминирующим, внутренней оставалось лишь реагировать. А надо было под-держивать себя в ритме живой жизни — мыслить, не отключаясь. Теперь опять раскручивать сначала мысль придётся. Она должна всегда быть подвижна, самостоятельна и независима от внешних воздействий и внутреннего настроения. Ускорение и плотность ей можно придать тонко-стью чувств и образным мышлением. Только сложно всё время находиться на этой прекрасной волне. Мне не хватает знаний относительно направленности движения мысли. В какую сторону её раскручивать, — несовсем понятно. Истина, как цель, всё время ускользает. Надо какими-нибудь делами заняться…
В словах был намёк, что мне надо убрать свой же туалет. Это не произносилось, скорее предугадывалось. Не вижу никакой связи с оружием. Опять меня разыграли. А что я могу сделать? Раз вся страна под контролем, то и чистят нас незримо, без громкого крика. Может, я действительно самый отвратительный был, а меня тонко, не поднимая курам на смех, призывают стать лучше. Возможно, многих так подворачивают к культуре. Просто, люди этого не афишируют. Просили и меня быть внимательнее к новому оружию.
Понял, его только что разработали, и сейчас испытывают на первых попавшихся. Я оказался в числе подопытных. Только несовсем мне по нраву то, что было. Но кто виноват, что я пил? А теперь что от меня требуется? Какие у них стандарты, к которым надо придти? В ноябре друзья невидимые тоже на туалет намекали. У них нет такого помещения. Где здесь собака зарыта?
Пока папа меня в политические распри не вверг, выйду, делом каким займусь. Хочется действ каких-то, но не пойму, каких. Вот сверлит мысль, что мне не надо теперь гоняться за всем, что будет проявляться незримо. Будто дома я всё распознаю, и для этого во мне всё есть. Может и есть, только где? Туалет здесь причём? Выйду, поработаю. Мозги пусть просвежатся.
Счищаю лопатой с навозной кучи, что рядом с сараем, снег. В голове неохваченные, нераскрученные до конца мысли неизвестного мужчины. Наверное, в секретной лаборатории сидит и потешается над моими ненужными никому действиями. Осенью были сильные дожди. Потом ударили крепкие морозы. Образовавшийся монолит под снегом не сковырнуть и ломом.
В том, что я делаю, нет, конечно, ничего секретного. Туалет — как образная картина, намёк. Так и есть. Мне же приходили в голову мысли по очистке организма. Всё же этого мало. Ну, почищу. Далее, что? Питание, выходит не совсем благоприятное, если люди всё время загрязняются, потом чистятся. Как его правильно запитать, чтобы польза была? Продукты делятся на щелочные и кислотные. Земля тоже бывает с преобладанием одного из двух. В желудке нашем тот же самый баланс надо блюсти. Пока просто и ясно. Природа везде хранит аккумулятор. Если всё сбалансировать, то бери продукты от земли и заряжайся.
Надо заняться голоданием по очищению организма, для начала. Я это пробовал и раньше, а что толку, если образ мышления был в сторону разрушения организма? От направленности мысли, культуры жизни зависит эффективность любого начинания, и то, какая нам придёт подсказка или помощь. Пока себя травишь — намекнут о чистке. Мысли здоровые зароились, скажут, заряжайся. Пусть люди загрязняются питанием, потом чистятся без конца, какой в этом толк и смысл? Надо сразу приступить к запитыванию себя верными, чувственными мыслями и начать правильно заряжаться. Если бы я ещё по осени понял, о чём друзья образно намекали, говоря об отсутствии мест хране-ния продуктов распада на их планете, отправился бы в межгалактическое путешествие. Теперь жди непонятно сколько.
А может, в питании, действительно, оружие невидимой мощи спрятано? По сути, люди и не заряжались ни разу. Всё время употребляли то, что наносит вред организму человеку. Это значит, в человеке не скапливался достаточный потенциал в верхней части головы для устойчивой телепатической видеосвязи. Раз меня видят всего со всеми мыслями, то такая возможность существует. Есть люди, кто уже давно это освоил, и они могут считать любую научную мысль в стадии зарождения её ещё в голове. Не надо денег учёным платить. Смахнул за доли секунды с чьих-то мозгов последние достижения и открытия и был таков. Никто не узнает. Неудивительно, что есть люди, с более мощным оружием, чем ядерная. Можно заблокировать направление мысли, или придать ей ускорение нужной направленности.
Коль скоро все страны вооружаются, то им задано ошибочное направление мысли, половинчатое. Чувственная, культурная мысль исключена из деятельности человечества, и кто-то, знающий об этом, играет странами и государствами. Я тоже могу начать заряжать себя правильным питанием, и со временем начну видеть и слышать не то, что предлагают к рассмотрению, а по своему величайшему усмотрению. Есть, конечно, нюансы. Корыстные, нечистоплотные мысли автоматически сужают возможности человека с первой же мыслью ровно вдвое, в последующем — в геометрической прогрессии. Если в мыслительной деятельности не участвует вторая половина — чувственная, то человек обрекает себя на подконтрольное существование сразу же и навсегда.
Завтра — первое февраля. Можно попробовать провести чистку организма в течение месяца. Голодать несколько дней, потом заряжать его по мере необходимости, питаясь, как должно. Растительная пища и есть желаемый источник зарядки. Результат должен сказаться, не сомневаюсь. Природе человека свойственна и необходима живая пища. При термической обработке ферменты, обеспечивающие самоусвоение пищи, погибают, и человек вынужден затрачивать собственные ресурсы на усвоение мёртвых микроэлементов и удаление ненужных отходов. По сути, организм всё время ведёт военные действия в виду недомыслия хозяина. Я уже убеждался, какое воздействие на сознание человека оказывают трупы животных, птиц, рыб, их сознание в невидимом мире. Противодействие налицо. Только растительная пища, не подвергнутая термической обработке, может дать необходимый заряд для обладания самым мощным оружием в мире.
День близится к завершению. Завтра приступлю к каскадному голоданию. Насколько хватит воли, не знаю, но надо попробовать. Обратной дороги нет. Не хочу жить под контролем. Пока иду вперёд, я раздвигаю рамки познания. Значит, становлюсь более свободным и менее зависим. А мои невидимые ненавистники и доброжелатели контролируются кем-то? Над нами всеми — только Бог. Всем дана свобода. Завет свой Бог не нарушает. Радугу все видели. Кто же моих попечителей и недругов контролирует? В них тоже есть чувства, мысли, стремления, намерения. Выходит, они не сильнее каждого из нас. Удалось же мне себя отстоять. Значит, всё дело в информированности, мак-симальном и эффективном использовании своих возможностей.

 Радостная задача

Первые дни каскадного голодания давались нелегко. Пить мне не хотелось, да и кушать особого желания не было. Загвоздка была в невидимом противодействии пространства, в котором жили чувства, эмоции, желания, страхи, агрессия. Моя очищающаяся суть выделяла недоработки других. В первую очередь она касалась непродуманной политики в стране. Свобода произвола была, не было свободы культуры. Не востребована.
Самостоятельный в мыслях человек вреден обществу с больным сознанием. Такое общество кому-то выгодно. Страна богата природными ресурсами. Люди — хорошие, талантливые, но не имеют возможности использовать свой внутренний потенциал.
В каждом человеке, наделённом властью, невидимого глазом потенциала столько же, сколько в обывателе. Люди с телесными увечьями наделены тем же, что и остальные: чувствами, эмоциями, стремлениями, мыслями. Направления же в мыслительной деятельности у людей разнятся. Если включить в рацион цели человечества культурную составляющую, всё станет на свои места. Все средства массовой информации из пособников терроризма сделаются помощниками счастливой жизни. Директора телевизионных каналов и книжных издательств почувствуют ответственность за творимую продукцию. Мы — то, что мыслим и являем.
На телевидении пока правит бал бескультурье и безответственность. Населению страны предлагают соус из безмыслия всего: от проектов до шоу. Рекламируется вредная, низкокачественная продукция за деньги покупателей, увеличивая себестоимость этой самой продукции. В магазинах и супермаркетах — такая же безответственность. Владельцы магазинов должны нести ответственность за экологическую чистоту и качество продаваемой продукции, — только не поставщик. Ведь это их территория, их имидж. Кто-то всеми этими процессами управляет и спокойно наживается. Если между производителем и потребителем есть хотя бы один посредник, министр экономики должен быть уволен.
А есть ли совесть в людях, работающих в средствах массовой информации? Надо сильно ненавидеть страну, чтобы демонстрировать насилие. Где мысли о культурном образе жизни, смысле жизни, предназначении человека? А в министрах, живущих за деньги налогоплательщиков, есть совесть и культурная составляющая? В депутатах? Даже мысли такие не возникают. Живут за счёт народа, но его не слышат.
Где в нашей жизни мысли созидания, сплочения, культуры могут возникнуть, стать услышанными, реализоваться? Демократия разрешает доминировать безнравственности и запрещает всякое культурное начало. Запад не одобрит! Премии и международные гранты может ли получить деятель и мыслитель из России за культуру мысли, идеи? Только за грязную правду, не стимулирующую научную мысль к поиску счастливой культурной жизни. Ввиду отсутствия своих мыслей, идей большая, са-модостаточная страна не может себя содержать и определять самостоятельно пути развития? Только культура соединит Душу и тело, приведёт к расцвету страны.
Внешние связи должны носить культурный характер, не экономический. Для явления внешнего, надо возродить внутреннюю составляющую. Мы есть то, что мыслим. Министерство внутренних дел не решит проблему преступности, если даже вся страна будет работать в этих органах. Милиция борется со следствием. Может себе Россия позволить на Международной арене не лукавить? Нет. Пока нет своих мыслей, внятной идеологии, страна отражает лишь то, что выгодно политикам. Замкнутый круг безмыслия и безыдейности.
Воспитание культуры мысли должно быть первостепенным. Существующее министерство переименовать в Министерство Искусств. Возродить новое Министерство Культуры и переподчинить ему все остальные. Поставить задачи по определению смысла жизни, предназначения человека и возможностей по реализации творческого потенциала каждым. Спекулятивную экономику задвинуть на самое последнее место. Как было ранее на Руси, торговое сословие удалить из властных и законодательных структур. Пока всего этого нет, Родину продают по кусочкам люди без совести и чувства патриотизма.
Я раскидываюсь ужасающими картинами действительности и понимаю, что стоячая мысль способна только обнажать правду, констатировать. Поиском выхода, предложением путей культурной жизни она заниматься не будет. Эта мысль присуща политикам из когорты оппозиционеров действующей власти и журналистам из числа разоблачителей. Я не хочу обнажать, я хочу искать. Для этого мне надо опять устремить взор на себя, стать на минуту Фениксом. Культура мысли сама подвернёт к красоте чувств, виденью путей развития страны.
— Николай, дня доброго тебе, стремлениям твоим живым, — Фея красива своим появлением. Она является в своё время, когда я на чувственной волне, но мысль моя зашла в тупик. Советов давать не будет, но в ёе словах простых столько мудрости, что я их постигаю через дни и недели, набивая шишки в прениях с противниками всего светлого в период осмысления.
— Стремления инертны мои. Мысль лишь констатирует жёсткую правду действительности, но не более того. Культура, думаю, двигатель всего, но проект желанный не рождается. Поэтому мои стремления скорее мертвы.
— Но Души порыв живой. Ты не почувствовал этого? Он ненавязчив, тем прекрасен. Не отвлекает мысль человека вниманием к себе. Вдохновением сам готов он послужить. Скажи, где проживает Вдохновение, и где б ему хотелось жить?
— Ну, наверное, в стране, где каждый счастлив был и независим. Культуру собою мог явить. В детях это продолжить и приумножить. Тогда не будет войн, насилия.
— О стране прекрасной, Николай, думать надо. Но её счастливая суть начинается с личной жизни каждого. Семья счастливая ваша?
— Скорее нет. Я тоже не знаю в чём она, жизнь счастливая.
— Коль для себя не определился, можно ль счастье Родине желать? Вначале в себе его в мыслях надо возрождать. Живое, услышит оно тебя. Встрепенётся, Вдохновением в жизнь твою ворвётся.
— Ну, буду я счастливый. А страна как? Как видеть недовольных и вредных людей, мешающих тебе, завидующих счастливой жизни?
— Завидовать никто не будет, когда мысль жизнь гармоничную созидает. Явленное одному счастье себя всем и обнажает. Понятно оно будет и просто.
— Всё же, загадочная она, жизнь счастливая.
— Конечно, и никто, казалось бы, её не знает. А политики, Николай, знают?
— Тем более они не знают. Откуда им знать, если о Душе сами себе говорить запрещают? Нет единства представлений, знаний об имеющихся в нас желаниях и стремлениях, чувствах, эмоциях и их целях… Да за себя политики не знают, что уж за страну им говорить?
— Так, значит, и жизнь счастливую лишь могут обещать?
— А что им остаётся? Они не определились в своём предназначении, а значит, не поставили задач имеющимся в нас и в пространстве нашим невидимым составляющим. Все мы в западне.
— В своей счастливой жизни, Николай, имея всё необходимое в себе, явить себя как намереваешься? Озадачил всех, оставшись безучастным? Ответственность за жизнь счастливую свою на чьи плечи возложил?
— Ну, я тоже в тупике. Думал, в культуре дело. Оказалось всё во мне?
— Конечно же, в культуре. Являть её не надо испрашивать разрешения у политиков и президента. Им бы тоже явить её народу не помешало.
— А как?
— Николай, идя по улице Гагарина, в мыслях углубился в прошлое своё. Души протест тебя интересовал.
— Ну, хотел услышать я про внутренний сигнал. Отвращение какое-то бывает после близости с девушкой каждый раз. Думаю, себя не слышу, изменяю Душе.
— Души сигнал — её порыв… Когда о Ней заговорят, уйдут войны и болезни. Она невидимым в тебе, в пространстве, всем поставит радостную задачу.
— Почему же радостную? Сколько мир невидимый я ни познаю, — чувствую сопротивление пространства.
— Мысль ограниченная Душу не услышит. Чего бы ты хотел себе в жизни этой? Счастья? Так в чём оно? Здоровья? Где оно? Любви? Где ж она? Люди исподволь чувствуют недостающее звено. Потому желают это один другому. Где искомое зерно?
— В мыслях, наверное. В её культуре. А Душа всё же, что желает?
— Мечтать, ведь, Николай, никто тебе не запрещает? Мысль живая радостную нарисует, пусть, картину. Если она тебя вдохновит, то Душа в тебе проснётся. Вся Вселенная встрепенётся, и…
В процессе общения я прилёг на диван, не раздеваясь. Как заснул, не заметил.
Во сне я находился в каком-то большом, многоэтажном здании, где было множество разных отсеков с посудой, одеждой, ювелирными изделиями. Наверное, какой-нибудь гипермаркет. Я шёл по одному из верхних этажей, поскольку в окно бросался пейзаж ночного города с множеством огней. Город виднелся много ниже той высоты, на которой я находился. Мне надо здесь кого-то встретить или что-то получить. Конечную цель я не знаю. Мне навстречу выкатывается тележка, до краёв заполненная всевозможными фруктами. Кто-то пытается её перехватить. Я вдруг понимаю, что тележка предназначалось для меня. Мне навязывают другие тележки с одеждой и предметами быта, но я порываюсь к той, что с фруктами. В толкотне и суете кто-то толкает меня, придвигает к кассе. Мелькают какие-то лица. Часть фруктов с тележки падает. Мне кто-то незримо помогает в толчее преодолевать внутренний страх. Я чувствую уверенность в себе и пытаюсь в обход через другие залы пройти к тому, что мне предназначено. Средь множества комнат и отсеков я точно знаю, куда мне идти. Движения мои должны выдать во мне уверенного в себе человека. Свернув в очередной раз, я вижу тележку, чувствую ароматы. Сон цветной, потому отмечаю красоту южных фруктов. Некоторые из них я не видел ни разу… Последние моменты сна забылись, как только проснулся.

 Координационный Совет

Была ночь. Не успев восстановить в памяти оборвавшийся сон, а мне было интересно, вкусил я плоды или нет, услышал чёткий с хорошей и правильной дикцией голос:
— Николай, ты будешь принят в Координационный Совет, если пройдёшь достойно собеседование.
Вот так запросто, без всяких тебе представлений, меня хотят куда-то принять. И как они моментально определяют, проснулся я или нет? Хочу ли я? Наверное, мои мысли считали или предвидели и решили, что вопрос мой не уместен, и за меня всё решено. Предстоящие процедуры — только простая, ничего не значащая формальность. Голос с отличной дикцией принадлежит женщине, и звучит у меня в голове. Судя по звучанию, в моей голове запросто могли уместиться несколько отсеков гипермаркета из сна.
— Николай, ты должен чётко отвечать на поставленные вопросы без лишних скачков эмоций.
Во мне какая-то подавленность. Ладно, что у неё там? Может, скажут, что эксперименты надо мной закончены, и я гожусь к какой-нибудь работе. Висеть на шее родителей не хотелось, живя за счёт их скудной пенсии. Женский голос озвучивает вопросы. Я односложно отвечаю. Вопросы достаточно лёгкие.
По истечении какого-то времени мне говорят, что могу быть не только рядовым членом Совета, но и занять какой-то руководящий пост. Вопросы продолжаются, и я начинаю улавливать нюансы. В том, как я строю ответы есть незначительные на первый взгляд штрихи. Мне кажется, что кто-то помогает мне в произношении фраз, строя их, и задавая направление. В очередной раз, выдавая ответ, я неожиданно замираю на полуслове. Кто-то невидимый в моей голове продолжил мою речь. Это было настолько очевидно, что женщина-экзаменатор, кажется, тоже что-то уловила. Мне задают следующий вопрос, и я опять обрываю своё предложение, не завершив его. Но кто-то его продолжил.
История повторяется несколько раз. Создаётся впечатление, что в моей голове много посторонних лиц, которых я не чувствую и не призывал. А они всячески способствуют во мне продолжению нужных кому-то слов и фраз. Со следующим ответом подмечает оказываемую мне помощь и невидимая женщина-экзаменатор. Для себя я отметил, что звучание моего голоса в моей же голове было несколько отличным, чем его воспроизводил невидимый помощник. Он старался подделать как можно правдоподобней, но не мог передать весь диапазон или ещё что-то, что я пока не ухватил.
— Кто отвечает за Николая?
Тишина.
— Я спрашиваю, кто отвечает за Николая? — голос не представившейся женщины строг необыкновенно.
— Я, — раздаётся голос в правой части головы.
— Кто, я?
Ген или Гена, слышится мне ответ невидимого помощника.
— Я попрошу впредь не отвечать за Николая!
В последующем картина повторялась. В разных частях головы за меня кто-то отвечал на вопросы. Иногда я просто молчал, но за меня ответ буквально рождали. У меня было около пяти, шести помощников в голове. Присутствовавших же было гораздо больше, но я не задействовал в построении предложений свой чувственный багаж, и большая часть помощников осталась невостребованной. Всё же, со слов невидимой женщины, я достоин занять должность руководителя Координационного Совета. Поинтересовалась, какое наказание я изберу тем, кто мне мешал проявлению самостоятельности. Невидимые помощники просили неслышно для самой женщины простить их: они хотели только мне помочь и зла не мыслили. Они любят меня, прощаю ли я их? Женщина, кажется, их не слышала.
Зная хитрости живого мира, я понимал, одних слов и моего желания здесь недостаточно. Нужно было выявить, кому в Координационном Совете в моей голове могут принадлежать голоса?
Мои помощники располагались в разных участках головы и лица. У них была своя зона ответственности. Их, зон, кажется, было одиннадцать. Они имели вертикальные и горизонтальные линии. В них рождались слова и фразы. Мысли появлялись только в верхней части головы. Например, седьмая и восьмые зоны были более самостоятельны, и никак не зависели от ниже-расположившихся. Верхние могли объять всех остальных, но не вторгались вмешательством, и приносили мне необыкновенную радость быстротой и красотой мысли. С первого по третий зоны невидимые человечки несли ответственность за рабочее состояние внутренних органов, за конечности и их взаимодействие с живым миром, находящимся в земле. Может быть, за взаимодействие с миром бактерий и минералов. Им доступна была речь, но в замедленной форме.
Все внутренние органы тоже общались между собой. Четвёртая зона отвечала за умственные способности человека. Пятая, шестая — за умение оперировать умом. У учёных с техническим уклоном — это потолок. У людей творческих — седьмая, восьмая зоны. Все вышестоящие были ответственны за культуру и тонкое восприятие мира, сбор информации для человека и её хранение.
Планеты все тоже общались между собой и с человеком. Астрологию я не изучал, но понял, Планеты — живые. Юмор им тоже был присущ. Человека любили, приходили ему на помощь. Неудивительно, что моряки в древности легко ориентировались по Звёздам. Они понимали живой язык Планет. Мироздание само помещалось целиком и полностью в голове. Вертикальные и горизонтальные линии, в целом, взаимодействовали с магнитными полюсами Земли.
Выяснилось, что головной мозг имеет множество ответственных участков за взаимодействие со всей Вселенной и делился на две части. Верхняя половина отличалась нравственностью и тонкостью восприятия динамичной Вселенной. Была в ней живая информация о людях всей Земли, о том, кто всё создал. Данные всё время обновлялись. Нижний участок мозга отвечал за взаимодействие с растительным и животным мирами, которые тоже были живые, и общались с человеком.
Я был потрясён в простоте и доступности Вселенной и всей информационной базы людей. Потом закрались сомнения и всё открывающееся захлопнулось. Сомнение, как и невежество, служило замком ко всей живой информации, реагирующей на любое чувство или мысль. Человек, выходило, никак не использовал верхнюю половину мозга.
Чуть погодя, успокоившись, я легко согласился с такой возможностью. Выключенный телевизор не свидетельствует о том, что в эфире тишина и покой. Множество станций на разных частотах и излучениях будут вести трансляцию, и вокруг телевизора будет большое количество электромагнитных волн. Чтобы убедиться в этом, достаточно нажать на пульте управления соответствующую кнопку. Наша вера или неверие на существовании этих волн никак не сказывается. Один наслаждается возможностями телевизора, другой молится на него и просит что-либо показать, третий использует как декор.
При техническом прогрессе незавидна судьба слепого человечества. Можно ль Бога вычислить научно или математическим путём?
 
 Правильное общение

Первоначально я решил голодать дня два. Но продержался дольше. В семье опять начались косые взгляды в мою сторону. Приходили Вася с Галей полюбоваться моим состоянием и оценить мои умственные способности. Предлагали покушать одно, другое. Как правило, только то, что содержало трупы животных. Я отнекивался, говорил, что больше никогда не буду питаться мертвечиной.
Через несколько дней мои очередные странности для семьи сделались привычными. Жизнь стала входить в прежнюю колею. Я, как прежде, занимался домашней работой, к кому-то ходил, кто-то приходил ко мне. Но перестал обливаться по утрам, чтобы не было контакта с водой в очистительные дни. Зарядка, подтягивание на перекладине для меня было ежедневным и будничным. О том, что происходило незримо вокруг, я умалчивал. Слишком остры были переживания схватки с Фурией. Многое ещё предстояло осмыслить.
Мои процедуры внешне на мне никак не сказались. Упадок сил я тоже не чувствовал. Раздражение в первые дни присутствовало из-за бесконечных вопросов и желания меня накормить. Меня всё больше посещали мысли создать новый круг общения. Но из кого? Хотелось открыться. В людях был источник не явленный и невостребованный, но доступ к нему был заблокирован самими людьми. Ларчик с кладом открывался просто, но ключ был спрятан за стеной неслышания, неверия, невежества.
Другое дело — мир невидимый. Здесь наметились не-большие просветы. Поскольку, я уяснил, что во мне некто может продолжать речь, то иногда я замирал, и слушал того, кто вместе со мной рождает слова. Получалось, я иногда произносил лишь чьи-то заготовки. Друзья на мои вопросы не отвечали. Все вопросы автоматом приходили в мир безмыслия, где, как на свалке, хранились все правильные ответы. Все понятия уголовного мира проживали здесь же по соседству с информацией учебной литературы, учёными разработками и измышлениями, будущими «открытиями». Всё статично, измерено, зафиксировано, мёртво. Однажды я у невидимых друзей поинтересовался:
— Почему бы вам людям не отвечать? Они задают вопросы, а им отвечают ваши противоположности
— Мы же тебе отвечаем, Николай. И людям отвечаем, кто мыслит самостоятельно. Хочешь, узришь, как в будущем общаться будут люди?
Своё согласие подтвердить я не успел. Наверное, вспышка мелькнула или ещё что-то, и за миг я понял многое. Если представить современный вариант, то это выглядело бы следующим образом. Если я хочу узнать у кого-то интимные подробности, то я первый рассказываю всё о себе, не задавая вопросов собеседнику. Тем самым давая понять, что данная тема мне интересна на этот момент. Будут интересны мне познания кого-то в области поэзии, то я завожу разговор о поэтах, делюсь своими способностями в этой сфере. Хочу узнать что-то новое в технике, выдаю свои знания в этом направлении. Если хочу узнать поболее о мироустройстве, вначале я предлагаю своё видение и представление. Вопросы отсутствовали.
Во всём этом я усмотрел высочайшую культуру. Во-первых, не обрывают мысль человека, которого хотят вытянуть на беседу. Во-вторых, собеседник волен продолжить мысль и дополнить, если сведущ и информирован больше, или промолчать. В-третьих, другой человек может предложить тем же способом свою тему, интересующую его, если в предложенной ему он оказался не силён, или не пожелал затрагивать эту область. Заметно ускорение мысли и меньших затрат во времени на решение какого-то вопроса.
Насильного втягивания в разговор не было в далёком прошлом, не будет его и в будущем. Действия журналистов потому безкультурны и безответственны. Непродуманны, неэффективны, бесперспективны всевозможные совещательные, думские органы. Должны бы схлёстываться идеи, мысли, проекты, а спорят и воюют люди. Где тут может речь идти о культуре?

Купол — невидимка

Всё же и тема близости меня не оставляла. И вот однажды, когда в пространстве меня появились мои невидимые друзья, откликаясь на мои чувственные подвижки, я начал в мыслях рисовать сцены, подводящие к близости. Спрашивать нельзя, но помечтать я могу?
— Николай, здравствуй. Вопрос в тебе назрел?
Я прекрасно знаю, что они чувствуют моё состояние, и всё то, что давно скопилось и переполняло. Мне не до их улыбок. Я же человек, и меня давно распирают желания тела. Если продуманно подойти, то, выходило, пространство должно было удовлетворить мои потребности. Предположим, это будет назревать. Меня смущало то, что мне придётся всё делать на виду у всего живого мироздания. Девушке, естественно, я ничего не скажу, но как я сам? В своих возможностях не сомневался, но чувствовать себя, как на площади, мне не хотелось.
— Мне интересно, есть ли возможность укрыться от всевидящих глаз?
— Такая возможность есть, Николай.
Я вздохнул с облегчением. Значит, всё-таки есть какой-то зонтик, под которым можно было уединиться.
— Это — живое пространство, Николай, из тебя и сотворённого тобой самим. В нём человек абсолютно защищён от всех вторжений. Более того, он может…
А вот далее я не дослушал. Мне было уже не интересно. Главное, я могу укрыться, и это здорово.
— Но ты сейчас не сможешь укрыться, Николай. Мы будем подсматривать. Нам же это интересно.
— Как будете подсматривать? Сами про культуру мне говорили, а на деле?
— Про культуру, Николай, ты сам пришёл к такому выводу. Мы лишь тебя подвели к этому. А там, где тебе казалось, мы говорим, ты общался сам с собой.
— Как это, сам с собой?
Я стал задавать вопросы, а они стали отвечать. Через полчаса пустой болтологии я убедился в том, что мне говорили друзья. Складывалось впечатление, что я общаюсь с ними, в то время когда они молчали, а я общался сам с собой. Все мои представления находились в невидимых измерениях. Если на мой вопрос был уже ответ, то он приходил оттуда тут же. При этом создавалось впечатление, что я реально общаюсь с кем-то. Ответы — мысли, отражаясь от нижних слоёв светлого фона, возвращались ко мне обратно. Фильтруясь в сером фоне, превращали Истину в правду, понятную и мёртвую. Этот эффект известен науке как зеркальный канал. Была ещё одна особенность. Эти мысли могли общаться с человеком так долго, пока человек не приступит к самостоятельному осмыслению. Лишь в этом случае подключались светлые силы, тонко и ненавязчиво.
Я ответил, что это было в первые дни, когда я только осваивал азы телепатической связи, и общение строилось через потенциал в районе ротовой полости.
— Да, ты, практически, сразу перестал задавать вопросы, и начал самостоятельно разворачивать мысли. Большинство же людей не понимают этого механизма и продолжают пребывать в неведении. К ним поступает абсолютно пустая информация, где, как ты верно заметил, нет ни одной живой мысли, ценной информации.
— А я сейчас, может, тоже в этом случае сам с собой общаюсь?
— Можно сказать и так. К тебе не придёт информация, превосходящая уровень твоего восприятия и превышающий твои познания, то, что ты не осилишь. В любом случае, мы не говорим о негативных сторонах в прошлых воплощениях или будущих. Мы творим светлую поступь и жизнь. Человек сам может пробудить в себе память, увидеть, кем был в прошлом или в будущем.
— Как это, в будущем? Я есть где-то в будущем?
— Конечно, есть, Николай, — друзья многозначительно улыбаются. Они всегда предложат пищу для размышлений, и я в лишний раз убеждаюсь в их искреннем ко мне отношении. Но мне от этого не легче. Меня волновало, будут они подсматривать или нет, когда я девушку буду обнимать одной рукой, другая под кофточкой будет или на коленях? Но эта мысль задвинулась на второй план, когда я услышал про прошлое и будущее.
— А мне прошлое и будущее покажете?
— Смотри, Николай, — друзья улыбаются. Может, они что-то и показывают, но я ничего не вижу, о чём прямо заявляю.
— Ты отключил свою мысль, Николай. В режиме ожидания будущее или прошлое тебе показать могут лишь силы, реагирующие на инерцию твоих чувств. Она не будет отражать действительность в полной мере. Телевизионная башня вещает множеством каналов. Телевизор старенький с чёрно-белым экраном может выделить из всего лишь два канала, к примеру. Настройка сбивается всё время. Качество изображения будет слабое. Это не говорит о том, что вещательный центр транслирует лишь два канала. Чем слабее выражены чувства, тем слабее приёмные способности человека.
— Так, поэтому я слабо вижу?
— Но ты видишь очень далеко и глубоко. На днях информация к тебе придёт живая. Сбудутся все твои мечты. Девушку-мечту в яви повстречаешь. Будет у вас пространство радости своё. Мир как на ладони будет, а тебе, семье твоей куполом надёжным, о котором ты мечтаешь, — друзья тонко чувствовали мысли и не позволяли линии жизни оборваться, или укоротиться, возвращая меня к утерянным концам предыдущих мыслей.
Последнее меня очень обрадовало, и на первые слова я практически не обратил внимания. Всплеск эмоций и моё оживление не осталось незамеченным. Наверное, друзья и картины увидели, в которых я успел уже уединиться с Девой под куполом, предохранявшим от посягательств недремлющих глаз.
— Встреча будет необыкновенной. Не торопись производить действа в мыслях прежде, чем в реалии всё произойдёт. Ты сам решишь, что Душе потребно, что Она отвергнет.
Мне было стыдно за поспешность. Я понял, наше общение может прерваться из-за моей недальновидности. Любая корыстная мысль делала меня подконтрольным тёмным силам, имевшимся в пространстве. К тому же мои мысли не были красивы по отношению к Деве. Получалось, она была лишь реакцией на мои желания. Будто и не было у неё своего варианта событий, своих стремлений, порывов Души. Наверное, оттого я в последние дни её не слышу. Какой она видит нашу встречу?
Далее я богатым воображением попытался представить наше знакомство, свидания. Нужно сказать, самые смелые фантазии поблекли перед реалиями действительности. Но это было полтора года спустя. А пока я этого не знал. Я стал воображением выделять тонкие внутренние черты в девушке, которую хотел бы встретить. При таком варианте лучше видны свои внутренние недостатки и комплексы, и есть над чем поработать заранее. Надо быть готовым к появлению принцессы. Зачем ей время затрачивать своё на воспитание меня? Надо с первой секунды наслаждаться полнотой жизни, чтобы потом не тратить драгоценные секунды на уборку внутреннего мусора. К чистке организма приступил, а себя как к соответствию подвести? Здесь тоже должна быть ювелирная работа в мыслительной деятельности.
Воспитание тонкости чувств и красоты отношений ко всем людям должны быть моей отличительной чертой. Понимание этого есть, но нет поля для деятельности. Мои устоявшиеся привычки перестроить труда не составляло, но мир, который меня окружает, мои намерения не отражает. Почему? Так, он же меня не знает. Надо мне себя ему явить. Только что на первое предложить? Культуру. Культуру чего? Мысли. Наверное, я сам с собой общался в мыслях. Если эта информация была уже во мне, друзья её дважды мне не повторяли. Сейчас где-то затаились, и следят за ходом моих мыслей и общением с самим собой.
 Продолжение следует….

Группа  “Дарение” в контакте http://vk.com/club28999321

Информация с сайта http://www.proza.ru

Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

2 комментария

  • Татьяна

    29.12.2012 at 09:56 Ответить

    Оксаночка, с Наступающим!!! Счастья, здоровья всей вашей семье!!!

  • Сергей

    05.01.2013 at 09:24 Ответить

    С новым 2013 годом!!!!
    Пусть, несмотря на снег и холод,
    Живёт на сердце теплота,
    И рядом будет тот, кто дорог,
    И исполняется мечта,
    И расстаётся с годом прошлым
    Душа спокойно, без труда.
    Пусть будет Новый год хорошим,
    Удачи, счастья и добра!

Оставить комментарий