Николай Максеев. Священный Грааль или Чаша Любви? Продолжение

 Энергии Вселенной

Думать надо. В полёт, когда пригласили, о питании мне напомнили. Вот, одна задача решена. Растительная пища мне по нраву более. С детства не мог кушать мяса — не хотелось, рыбу — подавно. С питанием, допустим, разобрался. Всё же много ещё нерешённых задач. Вот, например, кто в человеке подключает автоматически тёмных или светлых? Любое сомнение и на проводе одна сила заменяется другой. Самое интересное, что эта сила работает избирательно. Я не успеваю развить мысль…
— Николай, в мире, действительно, всё взаимосвязано. Эти функции выполняют энергии. Всё видимое из них состоит. Какие, Николай, энергии ты знаешь?
— Ну, электроэнергия, — приходит на ум, поскольку перед глазами — розетка,— солнечную знаю.
Более я не вспомнил. Никогда об энергиях не задумывался особо. Наверное, я больше не знаю, о чём прямо сообщаю Фее. Она просит быть предельно внимательным, а в мыслях — свободным. Потом она что-то повествует об энергиях. Какая-то часть меня, светлая, безусловная воспринимает это легко, и мне кажется, она знает об этом, поскольку всё принимается, резонирует и оседает в каких-то моих закромах. Моя светлая частичка знает всё и помнит. Память феноменальна, поскольку забыть что-либо в принципе невозможно. Я, настоящий, с радостью приемлю всё и ничего не отрицаю, поскольку всё произносимое Феей мне знакомо и ведомо. По истечении небольшого времени следуют вопросы. Фея сама отвечает на них и просит запомнить ответы и внутренние ощущения. Что ж тут не запомнить? Мне надо это всё повторить? С лёгкостью. Я настоящий и всеобъемлющий в точности излагаю про энергии, затем последовательно вопросы и ответы на них. Во мне необычная лёгкость и свет. В какой-то миг внутренняя красота пропадает, и только теперь я осознаю себя самим собой, каким я был до подключения скрытых резервов, не явленных чувств. Мне надо повторить то же, что и невидимая безусловная часть меня. Я теперешний не всё смог вспомнить. Сложности возникли сразу, как только моя светлая часть куда-то спряталась. То, что смог вспомнить про энергии тут же забывалось или блокировалось. Фея время от времени произносит:
— Николай, не спать. Не спать.
Я понимаю, что недалёк уже рассвет. Прошедшая ночь была напряжённой, но на эту секунду мне спать совсем не хочется. Я продолжаю мучительно вспоминать суть вопросов и ответов. Восстанавливается в памяти не всё. Остро чувствую, во мне все знания, а извлечь не получается. Где-то Фея приходит на выручку с небольшими подсказками. Просит запомнить свои ощущения и выводы, которые вытекают и напрашиваются из происходящего. Я отмечаю, что во мне память почему-то кем-то или чем-то блокируется. Несмотря на то, что ответы на вопросы во мне содержатся, я не могу их в точности и последовательно воспроизвести. Иногда не вспоминается одно лишь слово, но оно содержательное и в нём основной смысл. Я его знаю, но не могу озвучить. Прибегаю к помощи других слов, но они не столь точно передают полноту мыслей. Выходило, живые мысли я переводил в информацию, делая её мёртвой, непригодной для моментального использования. Мучительно напрягаю мозги, но мне так и не удаётся так же красиво и ярко повторить то, что мигом раньше произнесла моя невидимая часть.
Фея опять просит не спать, повторяя просьбу каждый раз дважды. Вообще-то, не хочу я спать. Чувствую, в этом тоже заключён какой-то смысл. Я прекрасно знаю, что она чувствует моё состояние, и понимает, что мне не до сна. С последним своим ответом, завершающим некий жизненный урок или экзамен, я чувствую внутреннюю неудовлетворённость. Я знаю теперь, какой я настоящий, и какой есть, явленный на сей миг. Проскакивает злость неизвестно на кого. Не хочется расставаться с той частью, бывшей во мне, всеобъемлющей, ведающей, красивой и дарящей.
Видимо, Фея удовлетворилась выводами. Теперь мне опять надо повторить то же самое, и запомнить свои ощущения и чувства. Главное, с улыбкой напоминает она, не спать. Произносит в этот раз только один единственный раз. То, что произошло дальше, отпечаталось в памяти легко и непринуждённо. Объёмы здесь были малые, и вовсе не было чувств. Я начинаю произносить вопросы. С ужасом я отмечаю, что не могу их сформулировать. Всё время злюсь. Пытаюсь начать с других позиций. У меня ничего не выходит. Я очень сжат, и весьма посредственный. Не вкладываю смысла в то, что произношу. Не отдаю отчёта, зачем это надо, какова конечная цель данного действа. Чувствую головные боли, но не тот, пытающийся вспомнить вопросы и ответы на них, а я теперешний. Тем не менее, я сам и озвучиваю вопросы, как вспомнились, сам же отвечаю. Отмечаю интересные детали. В некоторых моментах я бес-церемонен, излишне самоуверен. Даже не вспомнив ответа, пытаюсь что-то доказывать и пояснять. Словарный запас беден. Где-то его недостаток восполняю нецензурными словами, и ни сколько этого не смущаюсь. Я понимаю, что ответы я знаю, подыскиваю взаимозаменяющие слова, но они находятся в моём багаже с трудом или не вспоминаются вовсе, но я знаю, что они есть. В раздражении вставляю другие слова, и ответ наполняется другим смыслом и содержанием и несёт искажения от первоначального варианта.
Время от времени мне хочется спать, и я зеваю. Откуда-то внутри сознания я–теперешний и я-настоящий молча наблюдаем за мучительными попытками безкультурного и безнравственного другого «я» выдать знания о существующих во Вселенной и вокруг энергиях. Картина не из приятных. Ведь все вопросы и ответы произношу я один, но моё сознание как бы отражает меня самого, бывшего не в самые лучшие периоды жизни. Особенно «яркие» впечатления от некоторых слов, кои я когда-то применял при общении в узких кругах. Одновременно я чувствую переживания, стыд и боль двух составляющих во мне. Лишь тёмному «я» всё нипочём. Всё нормально? Ну, как я … сдал экзамен? На все вопросы … ответил правильно?
Чуть погодя, меня возвращают, или я возвращаюсь в «я» теперешнего. Мне немного становится легче с возвратом заблокированных чувств, но горит лицо, пылают уши. Хоть со дня столкновения с Фурией не произнёс ни одного ругательного слова, мне стыдно. Я лежу, уставившись в потолок. Из всех промывок в мозгах, эта была самой насыщенной, содержательной. Наверное, оттого, что я наполнился новыми знаниями и мог себя взвесить и оценить с позиций будущего и прошлого. Безусловное Я — это теперь моя цель. Я думаю о себе не явленном. Мне становится легко и свободно. Спать по-прежнему не хочется, но хочется парить, летать, петь. Я чувствую себя другого. Я люблю Его. Я не могу Его не любить. Другое моё Я знает всё и вся. Знает всех людей Земли и любит их Безусловной Любовью. И Любовь я понимаю иначе теперь. Кажется, я знаком с Нею, Любовью, но когда произошло знакомство, не могу вспомнить или извлечь из памяти. Может, Дева и есть Любовь? Очень схоже. Друзья, меня пригласившие в полёт на другую планету, тоже обладали или были Любовью.
Я вспоминаю, что в моём пространстве всё ещё Фея. Проявляя чувства такта и уважения к мыслям другого, Она не отвлекала от бега чувств и мыслей, размышлений. Она тоже собою являла Любовь, иначе не смогла бы пробудить во мне дремлющие чувства. Фея сейчас оставит меня. Пожелания не словами, а необыкновенными чувствами обволакивают меня, и я нежусь некоторое время в этом облаке. Моё второе Я знает и её, и я на этот раз не спрашиваю её имени.
Немного выждав, решаю повторить экзамен с участием моего второго «Я». Повторю этот опыт дважды, и результат будет прежним, как в первой попытке с участием Феи. С удовлетворением засну где-то на последних ответах тёмного «я».

 Самоосознание в детстве

Верил я и во взрослой жизни, что сказка всё-таки есть, и существует она в виде природных явлений, непознанных человеком. Соприкосновение с ней в реальности подтвердило правильность моих выводов. Ещё 5 — 6 лет назад я занялся поиском аналогий между общественными процессами в жизни людей и сказками. Наверное, мои запросы, исследования теперь вознаграждались. Вот только не понятно, где начало, где конец всему этому? Разматываю, разматываю клубок тайн и скрытых знаний, а волшебная палочка всё равно ускользает. Так не этого ли я сам желал всё это время, начиная с детства? Не моё ли желание исполняется уже ни один день, а я упрямлюсь и не приемлю подарок к Новому году? Надо лишь испить содержимое Грааля из собственного невежества до дна, и увидеть в себе бездонную Чашу Любви. Хотел же в детстве владеть волшебной палочкой. Так надо воспользоваться моментом. Если не я, то кто? Кто вернёт мне Детство, Сказку? А Сказка нас сопровождает со дня рождения, с первыми воспоминаниями.
Я возвращаюсь в далёкое Детство. Жил, как обычно, как и большинство детей. Всегда чувствовал кого-то, кто был невидимо рядом с первого момента осознания себя. Самые первые, осознанные прикосновения доброго случились однажды и на всю жизнь врезались в память…
Наверное, годика три мне было, может, чуть-чуть меньше. Проснулся ночью. Мне хочется пить. Вопить во всю глотку не стал, как раньше. Зачем? Бабушка, папа, мама, сестра, братишка спят. Разбужу ещё их. А на кухню идти страшно. Комната, в которой нахожусь, выходит окнами в палисадник. В нём множество кустарников, деревьев, цветов. Ветки касаются стены, окон дома при ветре, и слышен глухой скрежет и царапанье. Воображение рисует всякие страшилки, привнесёнными родителями и бабушкой. Я их объединил в один персонаж — Мек. В моём представлении он страшный, но нисколько не злой и немножко с чувством юмора. Мне хочется пить. И будить, как прежде нельзя, я же уже большой, и Мек где-то затаился. Луна освещает пространство перед домом, и кустарники напоминают всяких тварей. Бр-р. Будить? Нет, не буду. Я же взрослый уже.
Выскальзываю из своей кроватки, ступаю на пол. Иду по комнате. Следующая комната наполовину освещена лунным светом, и мне теперь не так страшно. В той комнате есть таинственный уголок. Там находятся иконы, перед ними висит лампадка. Родители, бабушка иногда обращаются к кому-то в угол. Просят помочь в чём-либо, или приглашают за стол во время еды того, кто смотрит с икон. Я ни разу не видел, чтобы кто-то оттуда хоть раз спустился. Угощения, что перед иконами ложили, тоже оставались на месте до поры, потом их убирали. Я всякий раз после подношений проверял, скушал кто или не успел ещё? Я боюсь самого угла, и не важно, видит находящийся там меня или нет. Даже Мек там жить не стал бы. Он лучше, хотя и страшный.
Преодолеваю пространство тьмы, ступаю на лунный свет на полу и поворачиваю на кухню. Два окна выходят в сад. В окна светит огромная луна. Настолько большая, что я забываю про таинственный всевидящий угол и про Мека. Подхожу к ведру с водой. Оно у самого окна. Мне всё же немного не по себе. Это же мой первый самостоятельный поход по дому в ночное время. Смотрю на луну долго-долго. Молодая груша, росшая под окнами, будто что-то говорит, размахивая при ветре руками-ветками. Она пока невысокая и совсем не загораживает луну. Желтовато-красный диск манит. Что-то проскакивает в мыслях, но занятый борьбой со страхом, я не придаю этому значения. Полнолуние, и луна достаточно ярко освещает часть надворных построек и немножко сад. Она мне кажется необычно большой и немножко живой. Мне всё же нельзя бояться темноты и всех чудовищ. Я же большой, да и светло от лунного света. Не буду впредь просить родителей или бабушку принести воды. Беру ковш. Пью. Всё же какие-то страхи подгоняют меня бросить ковш и бежать со всех ног в свою любимую кроватку. Я упорно стою и решаю, что ни за что не побегу. Опускаю ковш в ведро и иду к выходу из кухни. Мне надо пройти ещё через комнату, в которой самый загадочный угол, всевидящий, но почему-то зловещий. Даже Мек позабылся. Иду по комнате. Кажется, кто-то смотрит в спи-ну. Нет, не буду оборачиваться, хотя очень хочется. В дверном проёме в другую комнату оглядываюсь, показываю кулак в угол, где висела лампадка, находились иконы. Затем неторопливо иду к кроватке…
Ночью кто-то погладит меня по голове. Я его не видел, чувствовал. Было тепло и приятно. Страха не было в помине. Первый шаг к себе и к Сказке начнётся именно с этого мгновенья…

 В стремлении к переменам

Был декабрь. Большую часть времени уделял осмыслению. Родители привыкли к моему молчаливому состоянию, без нужды не беспокоили. Днём я чувствовал себя более раскованно. Шутников и юмористов хватало в обоих противоборствующих мирах. Мне не всегда удавалось сдержать смех, и приходилось перехватывать многозначительные взгляды родителей. Мама вздыхала, вслух проговаривала, что пока не поздно, надо б обратиться к врачам. Папа, по-мужски, пресекал развитие подобных разговоров. Видимо, он догадывался, что со мною про-исходит. Ещё в детстве был наслышан от него, что в его роду были люди, обладавшие необыкновенной силой, позволявшей не только видеть, отличать невидимые миры, но и использовать её в жизни.
Вообще, в начале прошлого века ещё, то, что знали стар и млад, через два-три поколения сделалось почему-то чем-то сверхъестественным. Но и мои родители, их сверстники встречались с проявлением мира невидимого довольно часто. Свои случаи рассказывали обыденно, и признавали существование добрых и злых духов. Верили, что жизнь продолжается и после смерти. Я сопоставлял, сравнивал, анализировал всю имеющуюся в моей голове информацию. Движение моих мыслей не оставалось незамеченным, и мне будут всячески мешать. Особое усердие недруги проявляли ночью. В это время суток, я обратил внимание, происходило оживление не только в среде тёмных. Я объясню себе это тем, что Душа человека во сне раскрепощается. Вычитал об этом несколько лет назад. И меня будет интересовать, почему в бодрствующем состоянии люди не помнят о том, что происходит с их Душой ночью. Предположу, что это из-за отсутствия осмысления жизни, бескультурья, питания трупами. Не было в людях и стремления по воспитанию красоты и глубины чувств, что должно было сроднить разум тела и сознание Души через Её порывы.
Потянулись дни, и каждый нёс много нового. Невидимый мир жил меня и со мной. Одни тянули к красоте и культуре, вверх, другие — по горизонту вначале и вниз. Привычно в клубе встречу Новый 2002 год. Будет масса смешных историй, случившихся в праздничные дни с односельчанами. Я, пусть немного, но всё же выпью. И опять новые нападки и угрозы со стороны недругов, но уже с голосами некоторых людей, которых я очень хорошо знал.
Друзья невидимые в теле так и не явятся, но в утешение мне рядом и вокруг будут разворачиваться сказочные действа. В них главным героем был я, и лишь с течением времени постигал вкладываемый смысл.
Плохиши тоже проявляли усердие. В их среде были как актёры, так и поэты. Как-то, пытаясь, в очередной раз свести с ума, будут обсыпать каким-то порошком. Я уже немного видел проникающие в нас миры. Три маленькие безобразные старушки в чёрных одеяниях с наговорами будут выполнять эту работу. Их маленький сообщник будет стоять на шкафу, и читать в это время басню или поэму, длинную, немножко смешную. Рифма хорошая, выверенная. Взглядов моих будет избегать, и прятаться каждый раз за предметы и вещи. Боковым зрением я буду выискивать его, но он будет проворливее моего взгляда.
Всё это было б забавно, если б не старушки. В их причитаниях было что-то древнее, зловещее. У меня начинала кружиться голова, были позывы, схожие с рвотой. Психологическое воздействие сказывалось на работе организма, заключу для себя я известную всем правду.
Мне было интересно, как всё это проецировалось в наш материальный план. Были миры, и они оказывали на человека своё влияние. Но всё же первостепенными были мысли, желания порывы человека. Меня всё больше посещают мысли разорвать некий замкнутый круг общения с людьми, мало задумывающимися над смыслом жизни. Хочется встретить людей, кто уже подобное моему пережил. Есть желание приоткрыться, но кому?
Невидимые противники всего светлого приходят на по-мощь. Перечисляют имена людей нашего посёлка, кто меня понял бы. Среди названных нет ни одного, кто мыслил бы самостоятельно. Вся жизнь перечисленных товарищей вращалась вокруг бутылки с алкоголем. События в их жизни, воспоминания были связанны с большим или меньшим количеством выпитого спиртного, и что происходило вследствие этого. Я немногим ранее был не лучше. В услугах и подсказках таких помощников я не нуждался. Далее штудирования «понятий» они не развивались.
Друзья, пригласившие однажды в полёт, незримо находятся рядом. Не всегда я их могу понять. Мозги напрягаю не один день, а равного открытого общения достаточно мало. Всё время в роли догоняющего. Правда, нельзя не отметить, что в сравнении с другими людьми, я уже более информирован. Только, какой от моих новых знаний толк? Куда их пришить, к чему приложить, непонятно? Многое уже познал, а защититься от напора недоброжелателей не могу. Стоит только отпустить мысли, начинается моральное избиение, угрозы. От недругов вообще нет никакого спасения. Со своими личными если я ещё в состоянии разобраться, то от наплывов «гастролёров» у меня страховки нет. Уже почти два месяца прошло со дня «знакомства» с Фурией, а способов защиты от проникновения в моё пространство я всё ещё не нашёл.
Думаю, надо расширять свои познания и через людей. Решаю найти работу. Папа предлагает съездить в Вурнары и попроситься в охрану в химический завод смесевых препаратов. Начальник охраны у него знакомый. Поговори с ним. Он как-то обещал содействие по трудоустройству. Что ж, надо попытаться. Такой вариант мне кажется маловероятен. В Республике две трети населения без работы, но почему бы и нет? Вдруг удача окажется на моей стороне? Если устроюсь, то поездки, нахождение в Вурнарах дадут множество новых знакомств. Наверняка, встречу людей, кто меня услышит, подскажет варианты защиты от невидимых помощников в плохих деяниях.
На следующий день еду в Вурнары. В заводском отделе кадров наплыв людей. В охрану набор давно завершён. По другим специальностям мне вообще не устроиться. Судовой радист заводу не нужен. Собираюсь домой. До прихода пригородного поезда долго. Ждать я не люблю. Пойду пешком. Восемь километров разве расстояние? Ещё до школы нас, детей, брали на сенокос. Косили родители далеко в лесу, и путь был куда длиннее. А в оба конца да с поклажами? Привычный к ходьбе я предпочитал частенько пеший путь поезду. Впрочем, жители нашего посёлка поступали также. Вот и в этот раз сразу за мостом над железнодорожными путями увидел четыре женские фигуры. Идущих передо мной я хорошо знаю. Нагнал их и путь продолжился веселее.
Невидимки сновали где-то рядом и на мне. Почему-то в этот раз они облюбовали ещё и ресницы. Сидят на них, и кажется, им нравится там находиться. Время от времени мне неудержимо хочется спать. Часть недоброжелателей находится на плечах, спине. По ходу моих мыслей они оказывались по одну сторону плеча, либо по другую, потом сползали по одной из рук. Тяжесть в теле, руках, ногах то увеличивалась, то уменьшалось. Будут временами покидать моё тело, и возвращаться вновь.
Взаимосвязь между моими внутренними чувствами, током мыслей, и тем, что я говорил, была очевидна. Я не терял нити общения с попутчиками, отслеживал происходящее вокруг, держал под наблюдением обстановку за спиной. Идущий сзади поезд можно не услышать. Не-видимых друзей своих в этот раз я отчего-то не слышу, а их противоположности щебетали безостановочно. Я слушал их и оставлял без внимания. Их угрозы надоели. Сейчас грозились затащить под поезд. Всё, Николай, ты допелся. До дома ты сегодня не дойдёшь, останешься на рельсах. Уж, где только меня не оставляли!
День морозный. Ветер к тому же сильный и встречный. Подхватывает снег, обсыпает всего. Тропинка вдоль путей еле просматривается, а местами вовсю заметена. Иногда мы шагаем по шпалам. Проходящие поезда устраивают целую вьюгу, особенно встречные. Цепочкой бредём друг за другом. Впереди несколько крутых поворотов. При сильном встречном ветре идущих сзади поездов не слышно. Через каждый десяток метров приходится оглядываться.
Мои недруги всё время предупреждают о приближении поезда, когда его в действительности нет, и молчат или отвлекают внимание, когда он практически рядом. Затем приступают к излюбленному методу по нагнетанию на человека слабомыслия или тупоумия.
Делается это достаточно просто. Безостановочно задаются человеку лёгонькие вопросы, требующие буквального ответа, без всякого осмысления, либо разыгрываются спектакли. Голоса знакомых подделать труда для них не составляет. Пьяный человек, как правило, самих вопросов не слышит, актёров не видит, и его мысль, внимание будет сужаться именно таким образом. Делаться будет акцент на внушении проблемных мыслей, связанных с взаимоотношениями супругов, ревности, надуманных или реальных изменах и т.д. Задействуют любую болезненную тему. Мысль подкинута, а далее человек своим воображением дорисовывает, домысливает виртуальную картину, теряя собранность и внимание, уходя в себя. Грузится, как принято говорить. Взгляд под ноги. Светлого в человек уже ничего нет, как нет и своих мыслей, сплошь — привнесённые…
Я иду и слушаю вопросы, какая-то часть меня отвечает. Я же сам общаюсь с попутчиками, время от времени слежу за обстановкой за спиной. Тропинка идёт вдоль путей и с каждым нагоняющим нас поездом нам приходится сходить с неё в сторону. Снег глубокий, тут же откос, поэтому иногда зарываемся по пояс. Пока промчится состав, тебя уже и замело. Если б не сильный мороз, было б гораздо веселее освобождаться от снежной пелены.
Мы продолжаем путь. В компании несколько девушек родом из нашего посёлка. Вышли замуж за парней из соседней деревни, и теперь проживают в Буртасах. Наше общение призвано дарить хорошее настроение. Я поддерживаю разговор, но вот раскрыться не могу. Мне активно мешают недруги. Вопросы от них следуют один за другим, и часть моего внимания отвлечена.
Уже на предпоследнем повороте перед Буртасами Ирина Яковлева неожиданно кричит: «поезд!» Мы, скорее машинально, чем обдуманно, прыгаем, не раздумывая, в сторону от тропинки. Товарный состав на большой скорости мчит уже мимо нас, обсыпая снегом.

 Мой «благотворительный путь»

Наверное, алкогольные, праздничные, пары во мне утратили силу, и моё движение в осмыслении многообразия и богатства жизни всё менее подавлялась недругами. В принципе, они были очень миролюбивы, и, утрачивая силу, которой я их наделял в состоянии нервного напряжения, злости, агрессии, становились мне приятными и полезными.
Я узнавал много нового о себе. И кем только я, оказывается, и не был в прошлых жизнях! У меня богатая, светлая жизненная поступь. В истории человечества оставил яркие, значимые следы. Многие из них повлияли на ход истории. В одной из прошлых жизней я очень известный библейский персонаж. Мне зачитываются главы из Нового Завета, написанного, якобы, мной самим…
Впервые Новый Завет взял в руки в 1991 году на теплоходе Косино. Принёс его боцман. Он давно увлекался йогой, был знатоком в эзотерике. В ту пору я, мой друг и однокурсник Володя Федоткин проходили трёхнедельную практику по Дону и Азовскому морю. В загранку не попали, когда наши однокурсники уже ходили по Европе. Успеваемость у нас была не очень. Но нам по 18 и мы очень любознательны.
Знакомство с Новым Заветом начал с главы от Луки. Тогда на большее меня не хватило. Более детально и осмысленно начал изучать, исследовать Старый и Новый заветы уже после армии. Самыми понравившимися были главы от Иоанна. Там всё таинственно, и есть раздолье для мыслей. Иоанн и Иезекииль и будут занимать мои мысли. Параллельно буду читать приходившую ко мне литературу по всему непознанному и таинственному…
Сейчас со слов недругов выходило, что я есть тот самый, и произносит имя. Я слушаю малюсенького человечка (я всех невидимых представлял до поры в виде людей). Находится рядом он, и подобострастно и увлечённо рассказывает, кем я был, что делал. Я внимательно слушаю повествование невидимого друга, ибо он мне не вредит в сию пору, и очень дружелюбен. Не могу в нём не выделить, что все его старания вызваны не целью восстановить пробелы в моей памяти, а для возбуждения во мне завышенной самооценки, гордыни. Я прерываю его, и говорю, что, допустим, это правда, что с того? Известная личность подразумевает во мне ответственность во всём. Я же не отличаюсь какими-то выдающимися качествами. Так что, я вам не верю, и отстаньте. Лучше поделитесь, что будет в будущем.
В будущем, у меня, оказывается, много полезных дел и мероприятий. Я буду совершать чудеса по исцелению, делиться с людьми информацией космического содержания.
Мне смешно, но я делаю это очень аккуратно, стараясь не сбиться со своей волны приятия и осмысления, чтобы не отбросить моих пророков с их позиций и от себя. Не руками, движением мысли это возможно… Информацию о космосе они будут мне поставлять, а также все секреты по целительству. Я нагнетаю на себя искусственный интерес и, будто б, весь ухожу во внимание. Невидимые друзья советуют прислушаться. Им тоже интересно, что нового о космосе в довесок к тому «космическому мусору», что появляется в книжных магазинах, мне предложат.
Я поясню, что в состоянии гармонии, недруги не слышали моего чувственного взаимодействия с друзьями и не могли заблокировать или исказить общение, не ведали содержания наших бесед, мыслей. Были беспомощны, потому послушны и тоже добры на уровне своих возможностей и функций. Пренебрегать ими ни в коем случае не стоит. Это невидимая часть нас самих, непонятая и неосмысленная. Я не нашёл им определения в то время, не разобрался в их сути до конца, поэтому буду объединять их в один ярлык с множеством синонимов.
И вот что повествуют мне, вдруг ставшими доброжелательными, недруги. Я буду приносить людям пользу. Мне надо обязательно всем рассказать, как можно стать счастливым.
— Как? И что поведать людям?
— Слушай, Николай, и запоминай. Суть жизни человека на Земле есть любовь. Людям надо любить друг друга, беречь и ценить. Выше любви нет ничего. Только любовь может по-настоящему сделать человека счастливым. Доброта, внимательность, чуткость, покаяние придадут человеку духовную силу. Покаявшийся человек обретёт истинное бессмертие на небесах…
Здесь я смеюсь и катаюсь по дивану. День выдался солнечный и яркий. Дом выходит окнами на восток и юг. В избе избыток солнечного света. Но в эту секунду я тоже маленькое солнышко. Мои невидимые друзья рядом, и они тоже улыбаются. Они Жизнь, Свет, Любовь. Мне просят быть всё-таки внимательнее и не приостанавливать общение с недругами. А почему — не поясняют, хитрецы. Я внемлю друзьям, одновременно слушаю дальше космическую проповедь. Мой невидимый маленький учитель увлечён и вдохновен:
— …Достойны вознесения на небеса люди, искренне покаявшиеся в своих грехах, получившие их отпущение в церкви или в постоянных молитвах. Возвысится человек и в трудах праведных, и труд его будет вознаграждён. Благословен человек, осознавший всю степень своего грехопадения, ставший на путь искоренения его…
В этот момент я понимаю, что не смогу удержать надолго эту волну. Я не знал ни одной молитвы, и считал изначально, с момента начала осмысления жизни, такие пути не достаточными для человека разумного. Мой просветитель ничуть не увеличивался в росте, объёмах, что должно было обязательно произойти, если б я всерьёз проникся поставляемой информацией. Он удивлён, отчего я долго внемлю, но остаюсь при своих границах невидимой оболочки или ауры. Меня распирает мучивший до этого смех, и я обращаюсь к «космическому разуму» с встречным вопросом:
— Ваше благородие, здесь мне всё понятно, а как людей буду лечить без медицинского образования?
— Ты что, Николай, не понимаешь, что любовь может всё?
— Возможно, я же не спорю с этим, только я не знаю этих самых рецептов…
— Не знаешь, так мы подскажем…
Далее я называю какую-либо болезнь, и мне недруги тут же выдают рецепт. Одним из условий и обязательными являются молитвы во имя спасения Души, зажжённые свечи. Всё остальное достаточно разнообразно с использованием каких-то трав, трупов зверюшек, птиц, насекомых, или их внутренних органов. В травах я не разбирался, кроме тех, что в детстве употребляли в пищу
Лечить и исцелять мне почему-то не хочется. Мысленно, как всегда, обращаюсь с вопросом к друзьям, какие б они порекомендовали средства лечения или исцеления? Недруги продолжают в это время выкладывать секреты по омоложению. В моём пространстве какая-то лёгкая заминка или кутерьма, немножко озорная и шаловливая. Это друзья.
— Николай, может, в недалёкое будущее прогуляемся?
— Да, конечно, с радостью…

 Моё светлое Будущее

Мне доставляла такая игра или прогулка массу удовольствия. Во-первых, отдыхали мозги от постоянного напряжения. Во-вторых, я мог наиболее полно общаться с друзьями, чувствовать их внутренний настрой и глубину, мог задавать вопросы и получать полные ответы. В-третьих, мне совсем не препятствовали и даже помогали недруги, что для меня было немаловажно, и зарождался новый путь для мысли: почему?
— Представь, Николай, ты с подругой вернулся из театра.
— Я?
— Да. Она у тебя очень утончённая, чувственная, и очень любит тебя.
— Меня любит утончённая девушка? Это очень интересно…
— Ну почему ты сомневаешься, и не веришь в реальность грядущего? В силу своих комплексов, из-за низкого роста и недостатков? Ну, это несерьёзно. У тебя идеальная подруга и она, естественно, выше всяких предрассудков. Проступки? Твои «плохие достижения» она не видит, и олицетворяет тебя с тем, что было хорошего в тебе. К тому же она понимает, что всё случившееся произошло и по причине долгого пути к тебе, из-за отсутствия её рядом. Ведь у каждого человека свой неповторимый путь и слагается он только из счастливых мгновений. Всё остальное жизнь не приемлет. Ну, что с того, что жизнь в основном сера? Надо наполнить её содержанием…
Итак, вы вернулись из театра. Она накрывает на стол, при этом внимательна к тебе всё время и нежна. Иногда подходит к тебе, поглаживает рукой затылок, слегка прижимается к тебе или целует, треплет за вихры, и продолжает приятные для себя дела…
— Не могу согласиться. Почему приятные? По истечении какого-то времени женщины часто сетуют, что им приходится стирать, готовить, убирать.
— Николай, твоя подруга любит тебя чистой, безусловной любовью, не торгуясь. Она любит тебя. Каждая девушка или женщина подтвердит, что в порыве чистой любви она иначе и не мыслит. Всегда готова быть тебе в помощь, и сделает всё, что пожелает достойным Любви.
— А если я сам могу ей помочь, в уборке по дому, например, посуду помыть?
— Конечно, Николай, надо помочь. Твоя девушка будет благодарна тебе и возблагодарит. Нет, не расслабится она. Она же у тебя идеальная. Ты заметил, Николай, что платье вечернее на ней теперь краше того, в котором она в театр ходила?
— Это почему? Стирать платья сложнее, нежели, халат. Много времени отнимает.
— Николай, не волнуйся. Твоя девушка всё успевает. Ты даже не заметил, что она стол уже накрыла, запечатлев на лбу твоём поцелуй. Лёгким прикосновением она просит последовать за ней, испробовать угощения, что с любовью приготовила. И ты волен остаться в своих мыслях, занятый размышлениями, в комнате или следовать вслед ей.
Твоя задумчивость слегка её смущает, но она отсутствия тебя прощает. Всё, прекраснейшая, понимает, что из раздумий выйдя ты, вновь увидишь свет в её глазах. Встречи чувств она желает. А пока, поцеловав тебя в губы, лишь слегка коснувшись их, просит отведать, что Бог послал. Она очень внимательна и в беседе неторопливой поддержит любое направление мысли, что ты задашь… Конечно, ты уловил несоответствие чувств, и твоя Ненагляда смущение твоё отметила. Поняла, что ты уже в себе, зарделась, глазки опустив…
— А что это она вырядилась к ужину после возвращения из театра?
— Николай, твоя девушка и в театр, и на прогулку, на работу она одевается только для тебя. В тебе лишь она видит ценителя и знатока прекрасного.
— Во мне? Я рос в среде, которая демонстрировала обратное. Девушки для масс и улицы одеваются, не для мужа иль семьи. Дома меня тоже в этом не понимают.
— Николай, она видит в тебе заложенный Богом потенциал, богатый, нераскрытый, не явленный. Любит тебя самозабвенно, повторюсь, не торгуясь. И в театр собравшись, помнишь, спросила, какой ей наложить макияж, как подкраситься? И она не обиделась, что ты остался безучастен. Сама попробовала угадать предпочтения твои. Лишь слегка губ помадой коснулась, на выходе тебя поцеловав. Ей очень важно было почувствовать твою реакцию на вкус искусственного поцелуя.
— Почему искусственного?
— Ты, как и все мужчины, чувствуешь женщину через поцелуй, её наполненность и женственность. Помада привносит ненужные оттенки, и отталкивает иногда мужчину от женщины. Она об этом знает, как и знает цену поцелую твоему. Ты не придавал значения тому, как каждый раз, когда чувствовал тепло её, касался щёк её губами, к себе тихонько прижимал, вспыхивала девушка твоя. Для неё счастливей ми-га нет, и нет прекраснее того, что сделал это не словами. Боготворит тебя она, Николай, и рада каждому новому знаку внимания со стороны тебя.
Всегда старается быстрей управиться с делами, что б с тобою быть, чувствовать тебя. Иногда рядышком сидит, не дышит, уткнувшись головой в коленки, смотрит и слушает, внимания не тая. А когда, прижмётся к твоему плечу, взберётся на колени, подбородок рукою щекоча. Игрива, весела твоя подруга, Николай.
— А что же я? Что могу я дать ей, посредственный, и безработный?
— Николай, ты недооцениваешь себя. Вспомни девушку, которую любил. Хочешь, помогу памяти твоей воспроизвести картины, что в мыслях ты сопереживал, в пространстве рисовал и в будущее посылал?

 Будущее в прошлом

Мои недруги, чувствую, рядом, но и они притихли. По всей вероятности им самим интересно узнать, что меня ждёт. Их познания моего будущего целиком зависят и просчитываются в зависимости от моих устремлений. Поскольку я в данный миг был накрыт светлыми чувствами, то приоритет в формировании моего будущего получили друзья. Стоит мне соскочить с чувственного восприятия бытия, мира, меня увлекут сказками, баснями другого содержания. Маленькие и юркие формирователи будущего уже с другими функциями, не плохими и не хорошими, будут соприкасаться с людьми с их негативами, и ускорять развязку с известным им одним финалом. Шире и быстрее мыслишь — ускорятся и события. Сейчас ускорялись маленькие и юркие с добрым содержанием, и я этому ничуть не противился.
Невидимая добрая девушка подводит воспоминания к моему виденью жизни немногим ранее, до того, как я увлёкся алкоголем. В нём — мои желаемые действа и поступки, будь со мной рядом девушка, которую любил. Я соглашаюсь, что это прекрасно, красиво, но — в идеале. Так в жизни не бы-вает.
— Николай, не торопись с выводами. Ты не обратил внимания на свои желания и намерения, рождённые прежде. Они ведь были безусловны. Из них вытекают в последующем действа и жизненная поступь. Девушка идеальная, что я в качестве примера привела, она и соответствовала твоим устремлениям, бывшим в тебе. Почему этого не случилось в жизни, подумай сам. Почему ты усомнился в себе и в представленной картине доброй? Вспомни ситуации из жизни же своей.
Навигация завершилась. Дома ты всего несколько дней. Матери, отцу по дому помогаешь. Хозяйство есть у вас своё, домашние животные. Одежды себе приобрёл и братьям в гардероб их кое-что добавил. Цемента тонны две купил, родителям немножко на сберегательную книжку денег положил. На выход имел вещи, для работы, и повседневная была. К друзьям собравшись или к девушкам, предпочтенье отдавал одним, в следующий раз выбирал другие. На недоразумения родителей не обращал внимания, когда на дню по много раз переодевался. Скотину три раза в день кормили. Поить их надо, убирать за ними. Ты каждый раз преображался. Девушка, нравившаяся тебе все предыдущие четыре года, замужем была уже. Тобой что двигало в то время? С другою, ведь, ты познакомился чуть-чуть позднее. Вдохновения со стороны ты не получал. Тем не менее, себя ты обретал.
Картины девятилетней давности передо мной стояли ярко и свежо, будто б случившееся только что. Был ноябрь. На уговоры начальства остаться в Алексеевской ремонтно-эксплуатационной базе, мы, бывшие курсанты речного училища, не поддались. Северная навигация завершилась, и мы рвались домой. В пароходстве радистов не хватало. Нас просили подумать до весны, не увольняться. Засыпали заманчивыми предложениями. Перспектива получить квартиру, хорошо оплачиваемая работа начальника радиостанции не прельщала. У каждого из нас была своя причина. Я не мыслил себя в далеке от семьи, которая, думал, будет. Не представлял, как можно удаляться от близкого человека хотя бы на сутки. Здесь же, ты ушёл в рейс весной и лишь осенью вернулся. Ты за тридевять земель, подруга где-то на другом краю света, и между вами пропасть из недодаренных друг другу чувств. Тонкий в чувствах и чувственный к любым прикосновениям жаждал это дарить близкому человеку постоянно и без каких-либо перерывов. Тут я от такого общения был бы оторван. Однолюб по жизни, придерживался мысли, что подруга, жена, любовница всё должно быть в одном лице. Других достойных девушек тоже надо по-своему любить и уважать, но без вольностей.
По завершении навигации узнал, что девушка, нравившаяся мне, замужем, ждёт ребёнка. Письмо с этим известием было отправлено в июле. Свадьба намечалась в сентябре. Ознакомился с содержанием письма в начале ноября. Пустота, появившаяся во мне после душераздирающих полторы строк в одно предложение, не подмяла меня. В кают-компании, где сидел практически весь экипаж судна, никто не заметил во мне каких-либо перемен. Я помогал старпому составлять отчёт, и отвлёкся лишь на чтение письма. Содержательный, в мгновенье я всё потерял: мечты, надежду. Прочитав, мы дальше продолжили работу, хотя я мог отказаться, поскольку разбор всех рейсов не входил в обязанности радиста.
Параллельно расчётам я постарался взвешенно подойти к действительности. В мыслях, искренне и от Души пожелал нравившейся девушке лишь счастья. Надеялся, что вставший с ней рядом человек превосходит меня во всём, сделает её жизнь счастливой, заполненной. Ни раньше, ни потом я не выказывал своих внутренних переживаний. Для себя поставил цель: следующая девушка, которая войдёт в меня, должна быть с более богатым внутренним миром, и новые чувства должны быть ярче, острее, глубже.
Все произошедшие события того года во мне очень живы, насыщенны, динамичны. В разное время я возвращался в мыслях то к одним жизненным эпизодам, то к другим. Моё пожелание исполнилось недели через две-три по возвращении из Нижнего Новгорода.
После навигации, не заезжая домой, поехал за дипломом в город, где прошли мои четыре курсантских года. Город, который полюбил. Что происходило далее, по прошествии трёх-четырёх недель после приезда из Нижнего Новгорода и до призыва в армию, мне почему-то совсем не хотелось вспоминать. А невидимая девушка меня подталкивала именно к осмыслению тех событий, которые случились именно в этот период, считая, что они важны и значимы для меня. Я убегал от воспоминаний, взывая к тому, что есть более серьёзные вещи. Напоминал, что я много ещё не знаю, не ведаю. Напряжённо начинал думать над тем, отчего я слабовато вижу другие миры? Почему, чем глубже осмысливаю жизнь, тем изобретательнее и изощреннее недруги? И чувства они подделывают, и голоса невидимых друзей идеально копируют. Только-только открою один способ защиты, а они уже другим вооружились. Кто эти пять-шесть шариков светящихся, что появились однажды?
Такой поворот в мыслях оставлял не у дел друзей. Я знал, что в момент осмысления они меня не будут отвлекать, дабы не обрывать и не укорачивать жизнь. Они любят меня безусловно. «Сбежав» от них, я мог не возвращаться в воспоминаниях к тому периоду жизни, к которому они подводили. Мне казалось, главное, в другом…

 Невидимые силы после возлияний

Я тогда отходил после праздничных новогодних пиршеств. Небольшое количество алкоголя действовало на меня бодряще и вводило в состоянии эйфории вначале. По прошествии нескольких часов начинались мучения. В зависимости от количества выпитого, это могло тянуться не один день. Послепохмельный синдром застал меня с новыми персонажами и мучителями. Психологические трюки оказывали угнетающие действа на психику. Цель, повторюсь, свести с ума, подвести мысли к самоубийству или выкинуть что-либо неадекватное на суд окружения, идущее в разрез с совестью, разумом и Душой. Человека агрессивного будут подталкивать к совершению какого-либо преступления.
Вот в такой период, послепраздничный, когда ни старушки, ни поэт не смогли меня сломить, появились эти светящиеся шарики. Они слишком умны, сильны, быстры в мыслях, но крайне агрессивны. На фотоплёнку их не заснять. Не та природа. Я обратил внимания, что они на одном месте нисколько не задерживаются. Всё время в движении, и постоянно излучают какие-то мысли и слова. В избу по неизвестным мне причинам проникнуть не могли. Уловил, что они немножко меня опасаются. При резонансе каких-то составляющих во мне, спектр моих чувств сужался, и мне становилось не по себе и страшно. Носились от окна к окну, проносились над крышей. Следовали один за другим, либо одновременно появлялись в нескольких окнах. Степень их агрессивного настроя холодила Душу. Кроме угроз, всё время звали на улицу, куда-то пойти. Понял, они могут про-никнуть в меня и стать моей частью, или полностью управлять мною в случае совпадения мыслей. Хоть ко мне и не приближались, их мысли вращались у меня над теменем. Видимо, знали, связь со светлыми силами осуществляется через потенциал в верхней части головы. Их намерения были очевидны, и мне не очень-то хотелось утрачивать себя. Поздно было сожалеть о том, что я рано успокоился относительно себя, что худшее уже позади. Праздничные возлияния выходили мне боком в буквальном смысле. Наверное, какие-то пары были в организме, и тело внут-ренним бунтом реагировало на появление этих маленьких шарообразных существ. Было жутко.
Леденящие голоса, звучавшие из шаров, несли угрозу. Я, де много знаю, а потому меня надлежит убить. Готовься, Николай, к мучительной смерти. Ты живёшь последние мгновенья. Не помню, сколько это продолжалось, но разрешив эту ситуацию, я больше не возвращался к осмыслению действий, функций этих молниеносных агрессивных существ. И, вот, после хорошей прогулки в моё обозримое будущее, почувствовав в себе силы и уверенность, решил сбежать от друзей на тропу осмысления функций этих шаров. Здесь я был волен мыслить самостоятельно. Скажем, относительно свободен. Недруги не дремлют. Всегда готовы подсунуть своё виденье, если я хоть в чём-то ошибся, сошёл со своей волны и настроя. А мысли друзей догнать и объять было сложно. Всегда на пол корпуса они впереди.
Так, что за шарики вращались вокруг дома? В чём их суть? Почему они возникли неожиданно? Хотя, чему удивляться. Разберёшься только с одними, так другие появляются, и совсем нет времени на отдых от мыслей, дум, размышлений. Выход, конечно, есть. За несколько дней до Нового года перестал напрягать мозги, задумываться, и враз все невидимки пропали. Не слышал, кроме людей, никого. Думал, всё, вернулся к привычной жизни. Встретил 2002 год уже слегка выпивший. В моём пространстве — тишина и покой, кроме пьяного трёпа окружавших меня людей. Стоило появиться мыслям о возврате себе человеческого облика, у меня начинались кошмары. Противники всего светлого панически боятся обретения человеком себя, поскольку утрачивают влияния на него. Из хозяев превращаются в исполнителей воли вернувшейся к себе личности. Но перед этим помучают человека во сне и наяву, наделяя его страхами.
Почему начинают атаку недруги, когда я в подпитии? Их можно слышать, видеть. Друзей я лишь чувствую. Одни всегда говорят понятными словами, и не предполагают духовного, нравственного роста. Другие заинтересованы, чтобы человек был счастлив, любим, любил, но не произносят фраз о добре, любви и т.д. Почему одни мне о прошлых воплощениях напоминают словами, другие в будущее иль в прошлое чувствами прогуляться предлагают? Что-то, действительно, в этом есть. Раньше из внимания ускользало, что недруги прямо-таки самой добротой и услужливостью были, когда я возвращал убитые чувства, был на волне осмысления и не сходил с неё. Так мне теперь всё время что-то осмысливать? Но что?..
— Не понял, что говоришь?
Это недруги. Побег от одних берегов влечёт пришвартовку у причала других автоматически.
— …Я мог бы уже столько денег заработать? А зачем мне столько? Вот ты такой, если, всемогущий, принеси сотую часть, и мне на годы хватит для жизни в достатке. Потребности у меня небольшие, так что, неси! Я понаблюдаю, как ты это воплотишь… Да не буду я никого исцелять!.. Раньше мог? Это когда? Я ещё и … был?.. Вот что, сказитель, если не поделишься приемлемыми секретами исцеления, я не соглашусь. Это, во-первых. Во-вторых, как мне удостовериться, что я в действительности им был? Не можете перенести в прошлое, тогда и не надо мне о нём говорить. Не хочу знать. Вдруг я ещё был каким-нибудь правителем, и на мне многие тысячи казненных поданных? Пусть другие видят в прошлых воплощениях балы и театры, шикарную обстановку и утварь, прислугу, значимость, я иначе мыслю. Всякая известная историческая личность предполагает ответственность, требовательность только к себе, понимаешь? Я, наверняка, не из простого рода, но какое это имеет отношение ко дню сегодняшнему? Давай за будущее что-нибудь, а о шарах потом подумаю…
Мне смешно временами, и мой настрой позволяет уловить удовлетворённость со стороны моих чувственных воспитателей. Мои невидимые друзья тоже сменяют иногда друг друга. Правильнее сказать, чем тоньше, острее, глубже был я в чувствах, тем ближе становились невидимые девушки по внутреннему содержанию к Деве. Забыть же её я не мог. Изредка вспыхивало острое желание её увидеть. Было стойкое убеждение, что однажды я всё же её встречу. Может, у недругов спросить, кто Она?
Спросить плохишей не удалось. Куда-то умчались или отлетели. Какие-то мысли и представления во мне были для них неприятны и неприемлемы. Ну, ладно. Надо понять толь-ко, как это случается. Наверное, на этой волне я заснул.


Продолжение следует….

Группа  “Дарение” в контакте http://vk.com/club28999321

Информация с сайта http://www.proza.ru

Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

Комментариев нет

Оставить комментарий