Николай Максеев. Священный Грааль или Чаша Любви? Продолжение

 Звёздные гости

Осмысливаю прожитый день. Мне не дают уложить в себе обретенные знания, как раз за разом наваливаются новые, и конца им не предвидится. Невидимые друзья в течение дня уже не раз отказывались придти ко мне, потом находили, что я стою того, чтобы с ними увидеться. Их неопределённость выводила меня из себя.
Я уже начал понимать, что это всего лишь розыгрыш. Ясно всё здесь. Как я раньше уже догадывался, есть люди, владеющие ясновидением, умеющие общаться чувствами и ещё как-то. Меж собой они давно знакомы, а новичкам, вроде меня устраивают испытания на выживание. Не подался соблазну, с ума не сошёл, не покончил с собой, значит, будут считаться, и если не в полёт на другую планету, но в свою команду примут.
Коль они люди, то почему бы им и не придти ко мне? Адрес знают. Расписание движения транспорта тоже. Как только им удаётся, не сходя со своих позиций, заглядывать в железнодорожные вокзалы, считывать расписание движения поездов в Вурнарах, в Москве, в любом городе? Ещё успевают рассказать о том, что на вокзалах интересного происходит. Говорят, что способны по желанию человека без билета провести в любой вагон. Но, всё же, таким громоздким видом транспорта они не пользуются. У них есть в этом плане свои предпочтения. Людям и мне известен этот вид перемещения…
Так, что? Жду я их в гости или нет? Конечно, жду. Мне не доводилось встречать людей с такими возможностями, и я буду рад вам. Где я вас встречу? У ворот надо именитых гостей встречать? А когда вы будете? Уже пришли?
Слышу свист, потом второй. Ничего себе, культура! Не думал, что они опустятся до свиста. Вылетаю во двор, распахиваю ворота — никого! Был же свист. Послышалось от томительного ожидания? Захожу в избу. Спрятались, наверное, но куда? Не к соседям же на поминки пошли?
— Николай, так-то ты ждёшь гостей? Мы у ворот стоим, а ты дома в тепле сидишь. Выходи же.
Опять выхожу во двор, спешу к воротам. Никого. Ясно. Опять их шуточки. И что я с ними вожусь. Пусть идут куда хотят, а я больше не тронусь с места. Устал за день, напахался. Буду лежать и ни с места. Ворота открыты, даже на ночь редко запираем. Если что, войдут. В этот момент слышу какой-то шум у самых ворот и лай соседских собак, только необычный лай. Раздаются голоса, смех. Потом раздаётся свист, ещё и ещё. Наверное, свои, поселковые пришли.
Моё удивление сменяется недоумением и злостью. Ни у ворот, ни на улице никого не видно. Собаки тоже молчат, хотя у Евсеевых во дворе, в доме слышны голоса пришедших на поминки людей. Ладно, пусть шутники забавляются, а я пойду к соседям. Люди уже собрались. Может, мне напиться сегодня? Играют, как с ребёнком, и никуда от всевидящих глаз не деться. А пьяному море по колено. Потом приду и выскажу, всё, что о них думаю.
— Может, ты об этом хотел сказать, Николай? — голос, всегда нежный и мягкий, сейчас немножко волнующийся, меня обволакивает, наполняет теплом, необыкновенными чувствами. В невидимой девушке слышится усталость.
Я устыдился своих намерений. И что это я такой ранимый и весь зависящий? Где я настоящий? Раньше меня не волновали чужие суждения, оценки. Был самостоятельным в плане взглядов, поступков. К мнениям людей прислушивался, считался, но не всегда разделял их мысли, выводы. И что это я сейчас сделался реакцией на чужие желания? Хотя, чьих желаний было больше, моих или невидимых друзей? Может, они таким образом хотят до меня донести что-то новое, что надо мне осмыслить?
Информацию, буквальную для восприятия, понятную, без мыслей, чувств, недруги словно свинью, подкладывают. А друзья по-прежнему меня любят, просто я никак не могу понять их намерений. Всё жду пояснений, а они прозрения моего желают. Схожу к Евсеевым ненадолго и вернусь. Пить ни в коем случае не буду. Родителям сообщаю, что пошёл на поминки. Как я вернусь от соседей, пойдёте вы. Я — мигом.
На улице меня приветствует кто-то невидимый. Я уже к этому привык, и с полученных сегодня уроков, вежливо здороваюсь, в точности, как делал годами раньше, пока не подсел на виноводочную продукцию и самогон. Сейчас у меня получилось искренне и от Души.
Меня спрашивают, вижу ли я своего собеседника?
— Нет, не вижу.
— Да вот же я.
— Примерно могу сказать, где ты, но не вижу, извини.
Невидимый собеседник сетует, что третий глаз у меня не открыт, и просит следовать за ним.
Я никого не вижу, никаких очертаний, напоминающих человека. Голос доносится со стороны забора. В темноте вижу сигающую в снег кошку. Она неторопливо проходит передо мной, направляется к воротам Евсеевых. Я слышу наставления, что пить сегодня мне не следует. Голос звучит откуда-то снизу и удаляется вместе с кошкой. Забавно.
Во дворе и в сенях толпятся знакомые, соседи. Николай Евсеев тоже приехал. Рад, что я пришёл. Просит пройти в избу, провожает до дверей, сам остаётся снаружи с соседями, с Сашей Степановым.
Галина Михайловна, разрумянившаяся, жизнерадостная, перехватывает меня у порога, усаживает на диван за стол. Почему-то бросаю взгляд на дверь. Она открывается, и кто-то запускает кошку. Среди суетящихся людей она спокойно направляется к столу. С её стороны слышу, казалось, прерванную беседу. Всего не вспомнить, но основная мысль следующая. Смогу ли я сладить с напором пространства, когда все будут пить спиртное и кушать мясо?
Тётя Галя с бутылкой обхаживает гостей, и я понимаю опасения кошки или того, кто с неё или через неё озвучивает просьбы. Галина Михайловна непреклонна, и хоть половину надо отпить, обязательно. А так в стопке чуть-чуть осталось, давай выпей. И так с каждым.
Салатов множество на столе, есть и подходящие моему рациону. Я живо беседую с соседями по столу, одновременно — с кошкой. Она обосновалась на спинке дивана у меня за спиной, и ей там, с её слов, очень хорошо. На плечи она взбираться не будет. Не забыл ли я её наказ?
За шумом, гвалтом мне ставят жаркое. Мясо, наверное, только для меня не пожалели. Картошечки хотя б найти. Нет, не буду. Представил, что свинья теперь запросто могла б общаться со мной, лёжа где-нибудь в сарае. Но вот угораздило ей попасть на стол…
Фруктами надо заправиться, а то Галина Михайловна настойчива и сейчас протянет стопку мне.
— Спасибо, тётя Галя, вкусно… Да, я покушал. Салатики, вот, отведал… Нет, не хочу ничего другого. Я сыт, спасибо… Нет, больше не буду. Пригубил же… Опять? Вот, держите…
Но тётя Галя сопровождает стопку, не выпуская из рук, подносит ко рту. Половину я уже отпил.
Выйти из-за стола удаётся только после третьего подхода тёти Гали. Остальные ещё сидят, я выскальзываю. Кошка внимательно смотрит, и, кажется, что-то говорит.
С родителями разминулся во дворе. Они уже пришли. Отец смаковал сигарету, бойко кому-то что-то рассказывал. Хороший рассказчик, мог увлечь историями кого угодно. Уже за воротами слышу смех. Среди пришедших на поминки был Саша Степанов. Раньше всё время ходили в одной компании, дружили. Как женился, встречаться стали редко, но метко. Может, с ним поделиться тем, что вокруг меня происходит?
Нет, не сегодня. Я выпил уже. Не поверит. К тому же я никого не слышу. Здорово, принадлежать самому себе и жить полной жизнью! Сегодня высплюсь, наверное. В последние тревожные дни практически не спал. Разве можно спокойно спать среди живого говорящего эфира?
Я дома. Тишина кругом. Тиканье часов да шум ветра за окном. Наконец-то, дождался покоя. Может, разочаровались во мне? Пусть. Заживу привычной жизнью. Обливаться холодной водой начну. С выпивкой завяжу. Когда-нибудь расскажу родителям, братьям, знакомым, что со мной происходило. А пока надо переосмыслить произошедшее, сделать выводы. Жалко, что не увиделся с Красой, её друзьями и подругами. Забыть, конечно, их не смогу, тем более Николая и Деву. Вот только как донести то, что было?..
Саня Степанов, что ли свистит? Разучился что ли или спьяну он так? Его резкий посвист я всегда узнавал. Что он не заходит? Раньше, свистнет, бывало, и заходил. Что он рассвистелся?
За воротами никого нет. Да-а, продолжается свистопляска. Какие теперь меня новшества ожидают? Да они сегодня уже случились! Объёмное звучание да ещё за пределами дома! Стук в ворота, лай собак, свист, кошка говорящая. Наверное, это ещё не всё.
В течение вечера и ночи меня будут не раз зазывать на улицу голосами моих друзей и знакомых, «пойти бухнуть», «по бабам» и т.д. Я буду молча слушать, и наблюдать, и не тронусь с места до следующего утра. Будет раздаваться стук в окно с появлением в нём лиц некоторых товарищей. Похожесть есть, но не очень. Любой пьяный не отличит подделку от оригинала. Это было только начало. А впереди меня ждала Живая Сказка с множеством персонажей, где главным действующим лицом буду я. Видно, по мере обретения себя, мои друзья становились более утончёнными в чувствах и прекраснее, увлекая собой, наполняя знаниями о Человеке и его возможностях…

 Снежная Королева

Следующий день, как и все предыдущие, со дня знакомства с окружающим и проникающим в нас невидимым и видимым миром, провёл в состоянии осмысления. Аналитический ум подсказывает соединять всё происходящее в единую картину.
Все процессы, начиная с внутреннего мира человека, с работы его организма, неразрывно связаны с явлениями, происходящими в природе и в жизни государства. Ищу схожести в беге моих мыслей, и с тем, что вокруг меня и во мне происходит. Взаимосвязь очевидна. Пробую для убеди-тельности множество вариантов хода мыслей. Отмечаю реакцию невидимого мира, отношение ко мне людей, их поведение. Стараюсь свои преимущества не использовать в корыстных целях, ибо уже знаю, что за этим последует. Отрабатываю множество версий, ситуаций жизнедеятельности каждого человека, семьи в условиях но-вого государственного устройства.
Допустим, политики решили обновить сознание человечества путём изменения внутриполитических взглядов. Россия — государство с новым укладом жизни. В основе гармоничное развитие каждого человека. Культура первостепенна. Безопасность и благосостояние семьи гарантируется государством. Наука и образование видят в ребёнке личность, способной мгновенно охватить все последние открытия и достижения с момента самоосознания. Всякий душевный порыв любого человека должен иметь возможность для воплощения, реализации.
Медицина, наука признают существование невидимых миров, и предлагают широкую открытую дискуссию в массах. Публикация засекреченных материалов производит фурор. Выясняется, что спецслужбы всеми непознанными явлениями живо интересуются.
Выяснится и весьма любопытный факт, что люди, ведающие многие природные явления, не спешили на сотрудничество с ними, поскольку знали, кем эти люди управляются. Об этом издревле оповещалось в сказках, в мифах. В них и были заложены мысли планетарного устройства, взаимодействия человека с невидимым миром, дальнейший путь человечества…
На этой волне разворота мыслей я вновь обращаюсь внутренним взором к себе. Во-первых, нельзя надолго отдаляться от себя в рассуждениях, т.к. в этот момент я не нахожусь в зоне живой жизни — чувственного продолжения мысли, и мои недруги расписывают программу поведения на годы вперёд. Во-вторых, если я ошибся на каком-то этапе, то мне надо будет вернуться к точке, с которой мои рассуждения, мысли ушли в сторону.
Мысль должна быть только живой. Лишь она даёт истинные пути развития. Стоит мне ошибиться в мыслях, мои недруги получают преимущества, и они уже не в заблуждения меня вводят, а откровенно надсмехаются, и продолжают угнетать психику. Поэтому я стараюсь быть осмотрительным и назад в прошлое не оборачиваться. Луч-ше вперёд. Пусть с ошибками, но только вперёд.
На волне осмысления плохиши превращаются в добрячков. О прошлых жизнях повествуют, о знакомых девчонках, с кем они и сколько раз. Я не акцентируюсь на этом, поскольку в грамме правды будет килограмм лжи. Обрывочные фрески мыслей пытаюсь слепить в гармоничную картину. Чего-то не хватает. Всё время меня заносит, и я начинаю слышать причитания о карме, всеобщей любви, добре ко всем.
Хлопаю себя по лбу! Да мне ж надо чувствам больше внимания уделять. Тут же чувствую какие-то изменения в пространстве. Всё вокруг преображается. И я понимаю, что угодил в реальную живую Сказку.
Те общественные, а потом и природные явления, что я уже осмыслил, начинают обретать очертания в виде сказочных персонажей. Необыкновенная благодать разливается вокруг меня, и фантастические действа разворачиваются внутри моего сознания и рядом. Я осознаю в этот момент, что стал объёмнее в знаниях, и на верном развороте мыслей.
Вечер наступивший дарит мне избавления от пустых общений, ненужной работы, не призванной сделать меня счастливее. Я сейчас свободен и телом, поскольку его тоже не надо угнетать не дающим удовлетворения трудом. Тело и разум связаны неразрывно.
Я устраиваюсь в постели удобнее и погружаюсь в Детство и в Сказку. По мере разворачивания событий, понимаю, что я — главное действующее лицо, и у меня может быть множество ликов, ролей. Я угадываю название Сказки — «Снежная Королева».
То, что происходило в реальности, не представляется возможным пересказать. Гамму чувств, её красоту, неожиданные перевоплощения не описать. Всё это менялось по ходу моего осмысления, самоосознания себя в неразрывном живом, Божественном Мире. Ошибся в представлениях, и вот я уже играю другую роль, я — другой персонаж.
Так я проигрываю множество сюжетов. Мне нравится самому управлять волшебной палочкой. В некоторых местах я специально сбиваю настрой Души и возвращаюсь в роль того персонажа, который призван олицетворять соответствующее состояние. Таким образом, я ещё раз убеждаюсь в правильном течении своих мыслей, и продолжаю развивать её по осмыслению мироздания, общественных процессов. Душа моя ликует, на пути возникают новые персонажи. Я их не узнаю, поскольку сама Сказка, известная мне по книге, её сюжетная линия во мне кем-то заблокирована. Я наполняю содержанием встающих на пути сказочных героев, и только тогда вспоминаю, кто они по замыслу Андерсена. Если я ошибаюсь, то я автоматически проживаю судьбу, роль персонажа, суть которого не смог познать.
В чехарде перевоплощений, в непередаваемой широте и глубине чувств, продвигаюсь в глубь по Сказке… Неожиданно на меня взбирается кошка. Я её и раньше не сгонял. Пусть и теперь лежит на мне. Мне она нисколько не мешает. Диапазон моих чувств таков, что я брожу по невиданным дорожкам Дива, отмечаю одновременно, что происходит в доме… А на улице, кажется, кружится снег. Точь в точь, как в той Сказке, в которой я сопереживаю множество ролей, множественность миров и невидимых путей по их осмыслению. Снег идёт крупинками, жёсткий и хлёсткий. Стучит в окна, стены. Значит, ветер есть, и он порывистый, резкий. В Сказке же и снег чувствуется иначе, словно он тоже живой.
Отрицательные персонажи при детальном осмыслении были лишь штрихами человеческой Души, раскрывали его невидимую суть — забытые, угнетённые эмоции. Стоило мне проникнуться осознанием Истины, я дальше продолжал непредсказуемый путь. Обретение главного героя возвращали в меня живущие в памяти чувства, рождённые во мне Николаем и Девой. Я соприкасаюсь со стихиями, явлениями природы, растительным и животным мирами. Как-то всё легко раскрывается, находятся объяснения. По сюжету, в начале я иду по траве, потом — по снегу. Разворот чувств в первом варианте, и забвение — во втором. И понимаю, что снег — это моё недомыслие и тайна. Тайна, которая растает с новым, живым осознанием каждым, и мной, себя.
Не могу сказать, сколько длилось это действо. Первые тревожные звонки стали проявляться в конце моего сказочного пути. Красота и тонкость чувств стала отдаляться, угасать. В этот момент я иду по снегу, спотыкаюсь, падаю. Мысль моя теряется. Я подумал, что ошибся в объятии кого-то из последних героев. Нет же. За моей спиной только травы да цветы. Под ногами снег и ветер в лицо. За мной никого нет, в том числе и ветра, только благоухание, ароматы, чарующая музыка. Все сопут-ствующие и противостоящие персонажи уже во мне, их роли мной отыграны. Я их объял, объяснил, наполнил, оживил. Мне предстоит далее идти одному. Я собираю разрозненные мысли, но ветер, как привнесённая идея, чужая мысль и страсть, сшибает меня с ног. Доселе, ступая по снегу, я отмечал оживление в природе, тепло. Мне становится немного не по себе. Мне уже холодно и сковываются движения. В голове в разных местах начинается покалывание. Я медленно сужаюсь, но бреду вперёд. За спиной остаётся снег, и он уже не тает…
В мыслях проносится образ девушки, которую любил самыми светлыми, сильными чувствами. Единственная, по отношению к которой за все годы ни разу не помыслил собственнического, корыстного, плохого. Я вдруг осознаю, что весь путь в Сказке как бы был моей дорогой к ней, и всё укладывалось в тот путь, что я уже проделал в реальной жизни. Я собрал всё и шёл к себе от начала по лабиринтам её Души. Я не могу остановиться. Неизведанная красивая сила меня влечёт и тянет. Кажется, я чувствую мысли Девы. Она ждёт и манит, и словно призывает к последним решительным шагам: ну, иди же, иди. Ещё шаг…
Последнее, что запечатлевается в памяти — образ девушки. Далее стопор и холодный, жёсткий металлический голос. Он принадлежит женщине или девушке. Всё произносимое я объять не в силах. Мои чувства и ощущения скованны невидимой Снежной Королевой. Вот я и дошёл до замка из снега и льда…
Я отмечаю, что в доме погас свет. Родители укладываются спать. Снежная Королева в этот момент поясняет, что Она — Богиня. Далее от меня ускользает или блокируется кем-то смысл её повествования. После непродолжительного монолога говорит, что сейчас решится моя судьба. Интересный ход! Во мне стирают или упрятывают куда-то вглубь суть невидимой Богини, а мне предстоит ещё выдержать неравный поединок. Далее Богиня говорит о своих возможностях, преимуществах перед земной, обычной девушкой, демонстрируя доказательства своих способностей в виде картин во мне, в моём сознании. Мне предстоит сделать выбор между девушкой, которая однажды заполнила меня всего, и Ею. Она соглашается, что сделать это нелегко. Мне надлежит быть правдивым и честно отвечать на вопросы.
Начинает Богиня с повествования о моей жизни в про-шлых воплощениях. По мере описывания быта я предполагаю, что дело происходило много веков назад, поскольку были ещё служанки, слуги. Описываются характер нашего знакомства, тонкости взаимоотношений, события. Выхватывается то же самое в других жизнях. Из чего я за-ключаю, что из жизни в жизнь я с нравившейся девушкой ходил рука об руку.
В прошлых воплощениях в зависимости от встречных шагов или требований друг к другу, мы были счастливы, либо видимо жили, как все. Наша жизнь всё же разительно отличалась, и была отличной от других не в бытовом плане, а во внутренних стержнях. Превзойти мало кому-либо удавалось, если шли по пути воспитания красоты чувств в себе. Но были и неудачные повороты, когда чувства вспыхивали в разное время. Допустим, один уже сгорел, второй лишь только осознавал вкладываемое душевное тепло другим и только-только вспыхивал. Первый начинает привередничать за отвергнутые прежде чувства, второй страдает за безответную любовь, теряя силы и надежду…
Я не могу ничего отринуть и отторгнуть. Я пытаюсь объединить всё в единую цепь, и вдруг понимаю, что мне что-то мешает. И мешающая — рядом и во мне одновременно — убитые мною чувства, породившие некую противоположность, возможно страсть. Не успеваю осмыслить, разъяснить себе все тропинки поворотов в своей судьбе. Невидимая гостья не останавливается в повествовании. Представив на обозрение несколько проекций в прошлое, приступает к основному своему сценарию. Представшая Богиня бескомпромиссна и холодна. В её вопросах на первый взгляд ничего сложного. Они касаются моего поведения в недалёком прошлом в этой жизни и в прошлых воплощениях. Я с ужасом отмечаю, что правильные ответы меня ничуть не спасают. Логика здесь не действует. Любое покаяние или сожаление прибавляют Богине баллов.
Одни вопросы сменяются другими. Холодный, не терпящий возражений голос интересуется, как бы я поступил в той или иной ситуации? Мои ответы кем-то суммируются, подсчитываются очки. Набранные баллы идут в актив девушке, которую боготворил, или засчитываются Богине. Вперёд вырывалась девушка, нравившаяся мне. Постепенно разница начинает уменьшаться. На последнем вопросе моя голова сжата, словно тисками. Мне не по себе, и отчего-то тягостно. Сознание стянуто непонятным страхом. В итоге, на балл опережает девушка, занимавшая когда-то все мои мысли и планы на будущее. В конце Богиня спрашивает, кого я предпочту в спутницу Жизни? Холод пронизывает меня всего, хотя в избе натоплено, и тепло. Решающее слово за мной. Как я скажу, так и будет. Далее Богиня просит не торопиться. Она высказывает свои преимущества и достоинства. Я думаю, и даю ответ. Меня просят хорошенько подумать и взвесить. Я лишь умом понимаю, насколько я сжат и угнетены мои чувства, что хочется быстрее избавиться от этого кошмара. Я опять даю ответ. Мне разъясняют, что это не игра и не забава, что это живая реальность, которую я пока не смог постичь и осмыслить. Я настолько мал и ничтожен, что не понимаю, что из себя являет Богиня. Мне надо холодным умом взвесить и дать окончательный ответ, в третий и последний раз. Меня не торопят и напоминают: происходящее — не сказка. Оно повлечёт серьёзные изменения в моей жизни, которые я пока не в состоянии осознать.
Я осмысливаю происходящее. При ответах был интересный подсчёт баллов. Невидимые маленькие частички сновали быстро-быстро: во мне и в пространстве, и кажется, уносились в прошлые давние времена, залетали в будущее. Их перемещения во времени я буду неразрывно отслеживать. Их работа и функции для меня останутся до поры невыясненными. Мои ответы правильные мало что значили, ибо тут же задавались новые вопросы. Маленькие частички собирали информацию из ощущений и чувств любого периода жизни, и я не мог быть неправдивым. Они как бы сами были искорками чувств и эмоций, и они же слагали из себя прошлое и будущее.
Произошедшие события в моей жизни — результат моего недомыслия, ошибочные шаги в жизни… Но мне некогда сейчас разбрасываться размышлениями. Что тянуть? Я делаю свой выбор. Видимо, Богине я далее был не интересен, не нужен, и меня подхватили её подручные. Последовали новые вопросы. Я отвечал, поскольку сжатый до предела, не мог собраться. Слишком холодна была Снежная Королева, и во мне остались лишь обрывки раз-розненных чувств.
В себя пришёл лишь по истечении продолжительного времени. Лёгкий озноб пробил моё тело в последний раз, и я окончательно вернулся или пришёл в себя. С удовлетворением я отметил, что чувства мои на эту секунду были много ярче, чем к моменту последнего вопроса Королевы. Они были мои, самые настоящие: не угнетённые, не надуманные. Пусть и не такими тонкими и светлыми, которыми меня однажды одарила Дева, но всё же свои и далеко не снежные. Я понял, чем дальше я осмысливаю красоту и безусловность жизни, тем больше во мне новых вопросов, и острый недостаток в знаниях.

 Фея — целительница

Наверное, я не успел внутри себя сформулировать, развить эту мысль, как услышал живой наполненный, прекрасный голос. Я не могу вспомнить, появлялся ли он прежде? Голос принадлежит девушке. Мне кажется, она была изначально, с первого дня моего противостояния тёмному, рядом, но на связь вышла впервые. Её что-то отличает от других. Может, полнота чувств, необыкновенная ясность мыслей. Я про себя отмечаю новые штрихи в характерах появляющихся персонажей, их доброе, безусловное отношение ко мне. Пытаюсь вспомнить, была всё же ранее эта девушка в моём пространстве, или нет. Спрашивать не стоит. Здесь другие правила общения и знакомства. Народил, наработал полноту чувств в себе, равную собеседнику или собеседнице, назовутся. А так, — гадай да общайся со свои-ми представлениями о них.
Меня просит максимально расслабиться, и лечь удобнее. Я уже нисколько не сомневаюсь в добрых намерениях появившейся в невидимом пространстве девушки, и в точности следую её указаниям.
При общении мыслями, чувствами есть свои тонкости и нюансы, которые противостоящие светлому не в силах изобразить, подключиться к этому каналу связи. Насколько продолжительным будет взаимодействие, зависит от способностей человека продолжительно мыслить, сохранять одну волну осмысления. Остановился в мыслях, или усомнился в достоверности получаемых мыслей, сходу человек подключается к тёмным силам. Голос или мысль вначале будет схожей предыдущему, продолжится ток информации, но с искажениями. Почувствовав такой поворот в себе, человек должен в мыслях вернуться к прежней точке осмысления, и продолжить самостоятельно развивать мысль. На каком-то этапе произойдёт включение мыслей света. Здесь решает миг. Приостановил осмысление, будь уверен, что тебя ведут и пишут тебе программу «жизни» маленькие, юркие плохиши, вырастающие потом в монстров, управляющих людьми, городами, государствами… через правителей. Любая мысль управления кем-то, автоматически ставит человека под влияние негативных сил, поскольку мысль саморазвития в человеке приостанавливается. Движения мыслей в человеке нет, и он будет следовать тем мыслям, что ему незримо, неслышимо предложат. От амбиций, запросов, культуры человека и сопутствующих об-стоятельств зависит, какую должность он займёт или доминирующую позицию в какой-либо жизненной ситуации. На деле любой правитель, возвеличившийся и возвысившийся — раб и исполнитель чуждой человеческой природе воле. В этом я уже убеждался на себе лично и окружающих людях. Ну, а наши правители, политики и общественные деятели — яркие демонстранты рабской психологии. Они не свободны. Тем не менее, их надо принять, понять, безусловно любить и помогать в обретении себя. Это разрешимо, и разрешится. В других государствах — и того хуже…
Я проверяю на всякий случай чистоту намерений появившейся девушки по имеющимся на это время в моём арсенале знаниям. Дарящая она или потребитель и любитель поуправлять сознанием? Она не противится, успокаивает меня. Я расслаблен. Чувствую своё тело, окружающее пространство. Далее мне надо максимально набрать в лёгкие воздух и медленно, медленно выпускать его из лёгких через нос. Последним выдохом у меня должен быть до предела подтянут, сжат живот. Так пролежать столько, сколько смогу, не вдыхая. Эту процедуру надо повторить трижды. В точности следую просьбам девушки. Интересно, кто Она? Как полно и многогранно она проявилась в моём про-странстве. Далее не успеваю продолжить свои умозаключения. Сейчас мне надо отслеживать то, что будет происходить в моём организме.
— Николай, ничего не бойся. Всё в порядке. Вблизи тебя никого нет…
Я спокоен. С последним выдохом в горле, затем в желудке начинается непонятное движение. Маленький вихрь зарождается в гортани и продвигается к желудку.
— Николай, ни в коем случае не сглатывай. Такие позывы будут.
Небольшой смерч струится по горлу и ещё по каким-то непонятным каналам. Выходит, человек вне материального плана сложен иначе. Терплю. Непонятная сила во мне напоминает гофрированный шланг. Его скольжение по горлу сродни с передвижением змеи. Мне кажется это нечто — мыслящее, ибо все его движения в горле призваны вызвать во мне сглатывание.
Невидимая девушка напоминает, что глотать нельзя, оборвётся. В этом случае его гораздо сложнее будет извлечь, потому что он тут же ухватит мои какие-то слабые стороны. Я терплю. В этот момент слышу обрывочные фразы родителей. Затем они меня окликают. Некто возбудил в родителях какие-то вопросы, адресуемые мне. Они необязательны, не имеют никакой срочности, не нужны в принципе. Поочерёдно родители встают, проходят мимо меня на кухню, вновь окликают и спрашивают о том, что не имеет ко мне никакого отношения. Невидимая девушка просит не поддаваться на провокации. Родителями сейчас правят. Мне и впредь надо быть с людьми аккуратней в отношениях к ним, внимательным, искренним. Впоследствии, когда я научусь различать, кто есть кто, и ввиду этого не смогу людей не любить.
— Николай, лежи спокойно. На родителях не концентрируйся. Твоих папу и маму сейчас вернут в себя, поскольку они не способны надолго удерживать людей под контролем, затрачивая свои силы. Сейчас ночь. Родители посчитают, что ты спишь и отстанут. Утром у них не возникнет и тени мыслей по случаю произошедшего вечером. Аналитический ум в них заблокирован. Но это их вина.
Я молча выслушиваю пояснения прекрасной, наполняющей меня девушки. Пытаюсь не делать глотательных движений, хотя очень хочется. Шершавый смерч старается максимально раздражать слизистую поверхность в горле. Я не выдерживаю наждачного напора, сглатываю. Что-то проваливается в меня. Теперь мне надо всё повторить сначала.
Со второй попытки я выдерживаю испытание. Уже во рту непонятная тварь ищет пути проникновения в голову. Мне надо преградить языком путь в какое-то отверстие, которое не значится ни в одном медицинском учебнике. Я нахожу его. Ползучий гад устремляется ко рту. Рот раскрывать мне не обязательно, поскольку он сам просочится во вне. Чуть ниже нижней губы и прикрытый рот некто мягко проходит через мышечные ткани, кожу. Смерч не прекращается всё это время. Зародившийся в желудке, он всё ещё там. В горле всё время дерёт, но не больно и не раздражает. Неприятных чувств тоже нет, но каждый миг хо-чется сглотнуть. Я терплю. Про себя думаю, что это скопившиеся яды и токсины, мёртвые отложения трупов животных. Поскольку в природе смерти нет, а есть переход из одного состояния в другое, то вся эта вращающаяся змейка жива в другом измерении, и продолжает наращивать свою силу, возбуждая в человеке потребность в трупах.
Мне мои мысли не подтверждают и не опровергают. Значит, моя мысль верна, но не до конца развёрнута мною и не осмысленна. В какой-то момент чувствую, хвост тоже заструился по желудку, подобрался и пошёл по горлу. Хвост скользил легко, и было даже немного приятно. Я повторил сей манёвр три раза. Видимо у животных, птиц, рыб свои помещения в организме человека, и свои губительные функции. Ощущения и действа от всех трёх процедур были одинаковы. Самым сложным было сдержаться в середине процесса каждого выхода очередной твари. Наверное, эти смерчи–змейки имели утолщения.
Далее невидимая девушка мне сообщает, что предстоит более серьёзная болезненная процедура. Мне надо будет терпеть и максимально расслабиться, но мысли держать всегда при себе…
— Увидишь, насколько изобретательны мёртвые животные своей деятельностью в сознании человека.
Спустя некоторое время внутри головы начинаются ка-кие-то отёки, в верхней части горла и в нёбе — тоже. Первые мысли, что произошло кровоизлияние в мозг. Словно накипь какая-то с поверхности мозгов, некая масса начинает сползать вниз. Она живая и мыслящая, поскольку сопротивляется. Во мне проносятся множество мыслей, но их я не успеваю осмыслить и принять. Ползучая масса пытается её блокировать, но, всё же, ей это не удаётся. Медленно она оставляет, освобождает пространство в моз-гах. В очищенных местах является свет. Я сам боюсь, или мне внушают мысли о смерти, не разобрать. Я де, умираю, а свет — это то, когда Душа покидает тело, и он виден в конце тоннеля.
Девушка меня успокаивает, что это их страхи, и они хотят их сделать твоими. Предупреждает, что это лишь цветочки, мне надо быть внутренне готовым ко всему, и не бояться. Она рядом, всё под контролем.
— Родителей тоже сейчас они задействуют. Их будут использовать по максимуму. В дневное время эта процедура была бы невозможной. При желании они привели б к тебе всех жителей твоего посёлка для сохранения своих позиций в твоём сознании и организме. Тебя разговорили б односельчане, живущие без единой мысли о мироздании. Это у тебя будет, и не раз. Сейчас не отвлекайся на то, что будет происходить вокруг себя, забудь на время про родителей. Я понимаю, конечно, ужасно осознавать, что твои папа и мама, друзья, знакомые, не принадлежат себе. С этим надо смириться. Тебе тяжело будет видеть, ещё больнее от мысли, что людей живут. Но всё же их надо принимать и любить. Если не ты, то кто?
Я молчу. Ком в горле и слёзы в глазах. Девушка улыбнулась.
— Сглотни, Николай, теперь это можно, когда захочется. А вот со слезами повремени. Слёзы горечи у тебя ещё впереди. Чуть погодя поплачешь. Ты почувствуешь их вкус и цвет. Они будут отличаться от тех, что были у тебя ранее…
Слёзы так и останутся в глазах, не сорвавшись. В голове оплывает, расслаивается какая-то лава. Местами чувствую сильные боли, слышу обрывки фраз. Словарный запас, объём этой оплывающей массы очень ограничен. Нецензурная лексика, куча умных слов и предложений. Здесь же комплименты, похвала, ругань. Вся эта каша произносится не в мой адрес. Просто мне удалось приоткрыть свой ящик Пандоры, заглянуть в него.
Весь мой отрицательный арсенал поддерживался сознанием мёртвого животного, птичьего, рыбьего разума. Его потенциал также подпитывался лекарственными препаратами, спиртосодержащими продуктами. Если б я ещё курил или употреблял наркотики, букет был бы содержательней. Вся эта масса противостояла Человеку, его исконной природе, культуре и разуму, обладала сознанием, мыслью, умом. Поселялась в человека с его же ведома. Здесь же я разглядел всё то, что принято называть безнрав-ственностью и пороком.
По мере сползания с обжитых мест в сознании, мыслящая масса касается каких-то участков мозга, и я слышу свои же слова, произнесённые в разные периоды жизни. В голове мелькают картины, недостойных человека. Всё это сопровождается сильными болями. Мне не по себе. Надо терпеть. Ведь это я причинял всё время боль и страдания своей Душе. Я поступал иногда вопреки ей и совести. Вот оно, оказывается, как! Нет никакого страшного суда. Всякий уход от своей природы даёт нам то, что заслуживаем. Однобокий взгляд на мир, где правят деньги и должности, власть, не позволяют правильно расставить приоритеты. Общечеловеческие ценности: любовь, искренность, доброта отданы на поругание и посмеяние. Карьера, дешёвая популярность, деньги, властность затмили самоосознание Человеком себя, красоту чувств, экологию мысли…
Я лежу и более всего сетую на себя. Причиной всех своих неудач был я сам. Ещё в детстве, дал себе крепкое, мужское слово, не выказывать себя, не являть до тех пор, пока мама и папа не будут жить в мире и согласии. Буду стойко этого придерживаться, не осознавая, что, ограничив в раскрытии, самореализации себя, приостановлю себя в физическом росте, уготовлю другую судьбу. Иначе всё должно было б быть! Мне хочется кричать, но вырывается глухой стон. Вижу в себе другие жизненные пути, и теперь понимаю, почему девушка говорила, что будет больно. Нет, не больно, это невыносимо! Я осознаю, что я сам себе адвокат, прокурор и судья. Всё дано человеку, так реализуй же! Однако не могу не отметить, что в дороге по раскрытию себя могут быть сопутствующие моменты и препятствующие. Наша семья была далеко не образцовой. Как сложилась бы жизнь семьи, реализуй отец свой потенциал, возможности хотя бы на четверть? Виденье смысла жизни мамой тоже накладывало ограничения на наш, детский, внутренний рост…
А на данный же момент папа и мама заняты обсуждением меня. Я уже уловил, кто и что в них вкладывает. Подмечаю удивительную параллель между мелькающими во мне фразами и тем, что родители проговаривают. В себе слышу свои же фразы, оброненные ранее, а родители выносят вердикт мне на определённом жизненном этапе. Синхронность очевидна. Но мне сейчас на этом нельзя зацикливаться. Любое сопереживание наделяет «кашу» во мне силой, и она пытается занять прежние рубе-жи.
Ползучая масса будет возвращать свои позиции, и покидать её не раз по мере осмысления мною очередного моего проступка. Я вновь проживу всю свою жизнь, в деталях вспомню его. Забытое — напомнят. Иногда я всё же обливаюсь слезами. Они, оказывается тоже живые и вполне самостоятельны. В них тоже есть и горечь, и доброта, и любовь. Время во мне будет ускоряться и сжиматься.
По привычным для нас меркам времени прошло совсем немного. Ещё глубокая ночь. Я люблю её теперь иначе и не могу не любить…
Но вот живой самосуд закончился. В нём меня никто не судил, не осуждал. Была явлена моя жизнь, прожитая до этого мига, и та, какой она могла бы быть. Я продолжаю жить. Слушаю невидимую гостью. Сейчас мои мысли вернут к той девушке, которую пытался забыть…
— Что ты думаешь о ней, Николай? Хотел бы я узнать о ней всё-всё?
— Нет, не хочу. Не могу. Не надо, прошу. Я не буду слушать.
— Хорошо, Николай, ты сам в нужное время всё узна-ешь.
Накипь из моих желаний, недалёких мыслей начинает сползать всё ниже. Мне больше нечего предаваться самоуничижению. Это недостойно Мужчины.
— В живой жизни нет никакой кармы. Есть неявленные безусловные чувства ко всем людям. Это, Николай, надо принять и осознать. Ты красивый мужчина, и будешь краше с каждым днём…
Я останавливаю приятные слуху слова о себе, и в картинах вновь возвращаю эпизод весны этого года. Событие случилось в середине весны. Оно обросло слухами, домыслами. Мне было неприятно от тех деяний, что мне приписывали. А их не было! От меня отвернулись многие девушки, между мной и знакомыми возникла незримая стена. Я, по привычке, не буду никому ничего доказывать. Кропотливо, шаг за шагом буду искать объективности. Буду открыто смотреть в глаза людям. Буду смотреть глазами и тех лиц, что будут задействованы в конфликте. Не найду своей вины, но всё же ещё не один год буду носить в себе боль от отчуждения людей. Для себя решу, что всё равно обрету то доверие и теплоту отношений ко мне, бывшее до того инцидента…
С вброшенными в мозг картинами весеннего события, сползавшая масса обретает силу и пытается вновь обосноваться во мне. Зачем я её возвращаю в кладовые мозга? Надо отпустить ситуацию. Искренне попросить прощения у людей, кому причинил боль, и более не возвращаться к прошлым деяниям. Главное, суметь простить и себя. Попросить прощения в мыслях и у той девушки, что пойдёт однажды со мной по жизни. Если быть искренним, то впредь вся грязь будет аккумулироваться в тех, кто не разрешил конфликт со мной внутри себя, свой внутренний конфликт. Не справившиеся с собой придумают себе же болезни и увечья. До кого не доходит через голову, тому напомнят вначале через ноги…
Я принимаю всё, стараюсь осмыслить и осознать события последних часов. Снежная Королева была бескомпромиссна. Всюду у неё были оценки и неотвратимость наказания без возможностей исправления. В реальности живая жизнь многограннее и красивее. Есть только любовь или её неприятие. Природа разумна, и она реагирует на живые мысли и чувства. Кармы нет. Есть заглушенные, неявленные чувства, порождающие пороки, болезни, старость, смерть. Я прихожу к таким выводам. Сдавливающая голову, словно тисками, масса окончательно теряет силу и безвольной жижей оползает вниз по внутренностям головы. Родители будто бы одумались. Замечают, что далеко за полночь и надо б лечь спать…
— Надо тише пройти по комнате. Как бы Колю не разбудить. Он у нас очень хороший. Пусть всё у него хорошо сложится…
Я впервые за несколько часов улыбаюсь. Невидимая девушка общается со мной через родителей. Слова папа и мама произносят обычно, но с теплотой. В их чувствах только для меня проносятся множество счастливых картин. Скорость необыкновенна и я не успеваю их объять. А в себе слышу:
— Николай, твои родители тоже обретут бессмертие. Изменятся и твои братья. Красивее и прекраснее их не будет никого на свете.
— А девушка моя?
— И девушка твоя тоже…
Лёгкая улыбка не только на лике невидимой девушки, но и родителей. Она теплом заполняет пространство. Папа и мама живо беседуют, но очень тихо, чтобы меня не разбу-дить:
— …Пусть спит Коляш, отдыхает, — это папа. В минуты внутреннего тепла ласково меня называл «Коляш» — производным от имени.
Ну, надо же, удивляюсь я про себя, как можно быть во мне, в родителях, и ещё не понятно в каких измерениях и дарить необыкновенную радость, тёплые чувства? Мне хочется петь и в меня влетают необычно живые мелодии. Я сосредотачиваюсь на процессах в голове, и мелодии затихают или отдаляются. Мой настрой ускоряет расслоение с каких-то поверхностей в голове накипь и грязь. Для меня это уже отработка.
— Не спеши, — напоминает о себе девушка, — в живом мире другие законы. Нет мёртвого, не мыслящего. Всё имеет время и смысл. Всё нужно и всему своё время. Обернуться может всё вспять. Ты же убеждался, как в зависимости от осмысления, понимания, отсутствия таковых, они покидали обжитые места, или возвращались вновь.
Что ж, действительно, я расслабился? Рано посчитал, что я милый и пушистый, и готов к ласкам по шёрстке да вдоль. Отношение людей сложнее завоевать. А надо ли, если они застряли в безвременье?
Уход от себя в мыслях не позволяет каше смываться в нижние области головы. И я вновь сосредотачиваюсь на словах родителей, произнесённых от Души, тепле, разлитом в пространстве. Мне хорошо, а в голове становится очень светло. Его, света, много, и он необыкновенно живой.
Каша скользит по непонятным мне каналам уже в ушах. В горле зародившийся смерч стягивает к себе всю массу из мыслей, фраз, болезней сознания, ядовитых паров алкоголя и лекарственных препаратов. Из внутренних полостей рта, носоглотки, ушей, глаз стекает жижа. Но она упорно не желает покидать обжитые места. Гераклу в мифах помогает огонь справиться с гидрой. Стремления, сила Духа, наверное, и есть спасительный огонь Зароастра. Красота чувств справится с любыми сопротивлениями инертного и мёртвого. В закоулках сознания я выискиваю уже радостные моменты из жизни. Внутренний свет озаряет меня, и желеобразная масса начинает отступать. В глазах появ-ляются и исчезают маленькие светящиеся искорки. Их много-много. Боли и неудобств они не причиняют. Слышу нашёптывания про глаза в них самих непонятно кем. В ушах — схожие действа. Тонюсенькие голоса, приятные на слух, и очень добрые, продолжают заполнять меня шутками, прибаутками, схожими с заговорами, как если б любящая мама или бабушка проговаривали это исцеляющемуся ребёнку. Одновременно этому, каша сползает в горло и хочет опуститься в желудок. Я встревожен. Невидимая де-вушка смеётся и произносит:
— Пусть сползают, Николай, не тревожься. Это они тебя страхами хотят своими одарить, дабы ты, приняв их, вновь силой наделил. Это их страхи. В желудке они надолго не удержатся. Не та среда, да и света там много, который ты ещё не ощутил…
Достигнув желудка, на время, упокоившись, и, видимо, удостоверившись в непригодности помещения для жития в виду отсутствия питательных резервов, каша очень ретиво устремляется вверх. Девушка невидимая удовлетворена:
— Если сейчас, Николай, сглотнёшь, они всё равно вы-скочат очень быстро, но делать этого не стоит. Всё надо уважать и принимать, и быть выше себя. Всё-таки это часть твоей жизни.
Тем временем моя прошлая жизнь алкогольная с инерцией мысли в виде ползучей массы бьётся во рту и не хочет покидать пределов моей головы, и опять устремляется вверх. Противоядие я нахожу быстро. Красивые чувства по отношению к девушкам у меня в арсенале имеются. Проживаю заново какие-то эпизоды. Наверное, мыслящей каше такие мгновения не по нраву, и она ищет выхода в полости рта. Мне можно немножко воспрепятствовать уходу ползучей твари, напоминает невидимая девушка.
— Пусть она немного погреется о твой огонь, Николай, и подольше запомнит, в каких ей надлежит обосновываться впредь берегах. А быть ей в тебе или нет, решать тебе самому.
Во рту биение о зубы и дикое желание твари непонятного происхождения оставить мои пределы с минимальным уроном для себя. В голове продолжаются оплывы. Теперь я понимаю, что такое ясномыслие, светлый, дарящий взгляд…
Что ж, пора выпроваживать. Я уже не могу удерживать ураган. Слегка приоткрываю рот, и ползучая тварь начинает растворяться в пространстве. По крайней мере, мне так кажется. Вопросов не задаю. В пределах возможного мне и так всё поясняют.
По мере схода всей накипи в ушах и глазах происходят необъяснимые движения каких-то маленьких частиц. Они светлые и очень добрые. В это время в ротовой полости тоже всё сослаивается, и через некоторое время создаётся впечатление, что зубы начали движение по кругу. Я даже чувствую трение и их скрежет. Я удивлён, и лишь теперь отмечаю, что бывшей боли с момента начала всей этой процедуры в голове давно нет, но зато она передалась зубам. Терплю. Через некоторое время всё приходит в норму. Остатки жижы растворяются за пределами рта. Мне легко и покойно.
Самомнение подкидывает мне новые перспективы, и я необычайно лёгок. Почву, основу своим чувствам я не чувствую, и, не осознавая, начинаю отдаляться от себя. Та-а-к, завтра же расскажу родителям, потом знакомым, как легко можно приостановить процессы старения, омолодить организм… Мою мысль уже несут и усиливают те, кто стремится в человеке воспитать завышенную самооценку, гордыню. Чужого влияния я ещё не почувствовал, и продолжаю «избавлять» людей от болезней, возвращать молодость. Вот, оказывается, как всё просто. Только кто же знал об этом? В пределах посёлка я первый пока, кто с этим столкнулся…
Неожиданно мои представления спотыкаются о преграды реальности. Чтобы мой путь повторить, человек должен проникнуться всем многообразием миров. Признать себя мыслящим человеком, отличающимся от животных культурой, аналитическим умом, разумным отношением к себе, окружающим людям, животному и растительному миру. Ну, где я в посёлке встречал людей, мыслящих самостоятельно, а не под влиянием жизненных обстоятельств или потребностей тела? Где люди, не питаю-щиеся трупами? У всех людей, живущих в нашем посёлке и в соседних деревнях, сознание управляется существами непонятного происхождения. Есть в невидимой среде и хорошие, но люди их существование отрицают. Даже если и верят в то, что есть мир духов, то это людям ничего не прибавляет. Лишь осмысление жизни наделяет человека настоящими возможностями, да наработка и опыт взаимодействия с невидимыми измерениями, когда есть достаточный потенциал в верхней части головы для устойчивого обмена информацией без помех и искажений.
Всё, решено, никому ничего рассказывать не буду. Сам ещё ничего не постиг, а уже возомнил себя лекарем и целителем! Человек сам должен задаться вопросами са-моосознания, своего места под солнцем. Пока не задумается, что его в рай тащить? В дураках окажешься, да осмеют всего. Что-то быстро я забыл, как в агонии бился в борьбе за себя. Пока не осмыслю, никому ни слова! Да и про девушку, что где-то рядом сейчас, совсем забыл. Надо б отблагодарить её за избавление от всей нечисти во мне. Ведь, произошедшее в действительности похоже на омоложение, и никак несравнимо с тем, как меня «омола-живала» совсем недавно «мама». Сегодня я соприкоснулся со всеми своими внутренними болячками. В первую очередь они были порождены мной самим. Нездоровые мысли, деяния, всё, оказывается, сохраняется в человеке и накладывает отпечаток на сознание. Питание, значит, тоже немаловажно. Оно имеет отношение к нравственному аспекту. Разве человек должен убивать для насыщения себя трупами, и включать в свой разум ещё и разум мёртвого сознания животных, птиц, рыб?
Выходит, всё связано: мысли, деяния, питание, окружающий мир. И мне эту взаимосвязь подтвердила и проявила невидимая добрая Фея. Она добра необыкновенно. Она не может не быть Феей. Ну почему я всё ещё не вижу параллельные и пронизывающие нас миры? А может она не из другого мира? Просто, тоже раньше меня успела осмыслить мироздание и пользуется возможностями, предоставленными человеку. Я уже не раз убеждался, что на материальном плане человек более жизнеустойчив и силён. Выходит, я многого ещё не знаю. Пусть, но я буду к этому стремиться. Что я могу сделать для неё? Я о ней ничего не знаю. Хорошенькая, это точно. Очень добрая и ласковая…

 

Продолжение следует….

Группа  “Дарение” в контакте http://vk.com/club28999321

Информация с сайта http://www.proza.ru

Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

Комментариев нет

Оставить комментарий