Николай Максеев. Священный Грааль или Чаша Любви? Окончание

На служении Человеку

Назавтра обещали плюсовую температуру. День сегодня наполнился и уплотнился серой тяжестью. Потеплело уже к вечеру. Укладываясь спать, в мыслях желаю всем доброй ночи. Во всех людях, кто проносится в памяти, стараюсь выделить не явленные качества. Это наделяет меня самого теплом и тонкой нежностью живого пространства. Только бы не уйти в мыслях в оценку людей, событий и рассуждений. Мёртвое пространство со своими персонажами тут же примет в свои объятия и накрепко закатает Душу в тело, сожмёт, скуёт, подавит. Лучше, оставаться на доброй волне, как в детстве. Здесь не существовало рамок, а мир был полон чудес и необычных приключений. Я опять западаю в детство и проваливаюсь в сон.
… Я иду по городской улице. Наверное, предрассветная пора, поскольку небосклон слегка светел, и не скажешь, что уже ночь. Дома, окрашенные в желтовато-красный цвет, встают по правую руку от меня. Я иду по аллее из липовых деревьев. Ветра нет. Чувствую необычное тепло, и оно исходит из меня. Лето в разгаре. Судя по свежести листьев, наверное, ещё июнь. По ходу движения иногда попадаются скамейки. На одну из них я присаживаюсь и замираю. Меня никто не видит, поскольку люди в это время спят. Мне хорошо, и это состояние не описать.
Вдруг я тихонько начинаю взмывать над скамейкой. Взлетев немножко, продолжаю полёт над аллеей и под углом вверх. Иногда я приостанавливаю движение. Замираю на месте, прислушиваюсь к себе. Кто-то, словно шепчет, это не сон, это не сон. Сон — убеждаю я себя. Только во сне люди могут летать. Сон? Я решаю взмыть до верхушек лип. Полёт я могу контролировать, что меня очень радует. Чувства страха нет в помине. Напротив, блаженство и детский восторг меня переполняют. Я устремляюсь вдоль деревьев параллельно асфальтированной, неширокой дорожке, но меня неудержимо тянет вверх. Необъяснимая сила жила во мне и своей радостью просилась ввысь, выше деревьев. Я несколько растерялся и проснулся.
Была ночь. Чувство полёта всё ещё во мне, но я чутко чувствую изменения в пространстве. Вокруг меня снуют и порхают маленькие человечки. Сложно сказать, сколько их. Они ко мне нейтральны, на первый взгляд. Их действа пока я не разгадал, но пытаюсь это сделать. Определяю, что они не из нижнего мира, и пакостить мне не будут. Мой настрой был не тот, чтобы тёмные существа без ущерба для себя ко мне пробились. К тому же имевшиеся в моём пространстве эоны уверенности и сомнения, как-то их дистанциировали и дисциплинировали. Сейчас вокруг меня сновали схожие с ними человечки. Я опять их не вижу, но шестым чувством легко определяю, они, примерно, все одного роста. Я хочу пошевелиться, но не могу это сделать. От моих конечностей, тела, головы тянутся невидимые серебристые нити или паутинки. Я ими не опутан и не связан. Просто, они отходят от меня, но ощущения такие, словно я накрепко связан прочной тончайшей верёвкой. Я лежу, прислушиваясь к сказочному гомону. Кажется, я уже слышал подобную речь. Она тонка и прекрасна. Меня не убывает ничуть, несмотря на то, что я весь ушёл в слух и во внимание. Наверное, я даже слегка, будто б, прибавил в чём-то, но в чём была прибавка, пока не понял.
В моём окружении почувствовали моё пробуждение. Это чувствуется по их перемещениям и изменившемуся тону в общении. Я слышу:
— Спит?
— Не спит.
— Не спит?
— Не спит.
— Видит?
— Видит.
— Ты нас видишь, Николай?
Я делаю вид, что сплю, но их не проведёшь. Я соглашаюсь, что не сплю. Несколько верёвок опадают. Дыхание становится каким-то неземным, приятным и полным. Они переспрашивают:
— Нас видишь, Николай?
— Нет, не вижу.
— Он не видит, не видит, — раздаются радостно-возбуждённые голосочки. Однако это звучит, одновременно, как призыв прозреть. Я решаю открыть глаза, но кроме окна и стен никого не увидел. Несмотря на плотную завесу туч, лунный свет всё же слегка пробивался, и, при желании, даже крохотных друзей я всё же разглядел бы. В основном они сосредоточились слева, между мной и стеной. Иногда во мне проскакивают чьи-то мысли из-под меня, мол, готовят моё тело к упокоению. Пусть, но мне интересно, что будет далее. Всё же я скован практически полностью. Глаза открыты и сколько бы я не всматривался в предполагаемые места нахождения невидимок, я их не вижу. Но слышу:
— Видит?
— Не видит.
Внутри себя я давно мечтал обладать третьим зрением, но воз и ныне там. Закрываю глаза, вслушиваюсь в возбуждённый гомон. Наверное, я правильно поступил.
— Видит, видит.
— Николай видит, ура!
Я ничего не вижу, но мелькнула мысль, что эти действа мне очень знакомы. Только из каких источников пришла эта информация? Почему решили, что закрыв глаза, я что-то увижу? Мысли свободны и я их направляю на поиск литературы, где что-то подобное описывалось бы. Всплывает в памяти произведение Джонатана Свифта «Приключение Гулливера». Очень схоже. Несмотря на свои невыдающиеся физические данные, я чувствую себя Гулливером среди лиллипутов.
— Видит, Николай, видит, — радостная возня передаётся мне. Какие-то оковы опять спадают внутри меня, а с ними — часть серебристых нитей. Я радуюсь живой сказке, и не заметил, как мысли ускакали от меня. Следствием этого явилось, что паутинки опять стянули меня.
— Видит Николай?
— Не видит, не видит.
Теперь нити были и в глазах, и в ушах. Болевых ощущений я не испытывал. Почему-то вспомнилась вторая часть приключений Гуливера, когда он оказался среди ве-ликанов. Но эта мысль ушла сразу, и во мне воцарилось хорошее настроение. Часть паутинок опять опала. У меня выравнялось дыхание, хотя перед этим с ним возникли проблемы. Не могу сказать, что окружившие меня человечки были настроенны по отношеню ко мне воинственно, но недомыслия не прощали. Правильнее сказать, я сам мог выбирать себе степень наказания или воли. Всё же в мыслях стал аккуратнее, и эйфория ушла.
— Видит Николай, видит.
— Николай видит?
— Видит, видит, — радостные, теперь девчоночьи, голосочки меня умиляют, но я стараюсь сохранить равновесие и не улетучиваться. Голоски милы и они щекочут слух, поверхность тела, проникают приятными ощущениями вглубь меня.
— Николай видит, видит, — слышу уже напевы. Мне, хочется отдаться настроению девчушек — фей, но нельзя расслабляться. Я всё же пока пленник у Сказки.
Моё понимание ситуации сказывается опаданием ещё нескольких ниток. Я чувствую в себе уверенность, серьёзность в мыслях, но и некую расслабленность одновременно. Отдаю отчёт своему положению и максимально собран. Ниточки слетают уже с ног, что должно было бы подчеркнуть чувство ситуации, взвешенность позиций, и моё в ней участие мыслью. Ногами я могу теперь шевелить. Я искренне благодарен невидимым маленьким волшебникам. С этим мыслями от пут освобождаются руки.
Мысли принимают некоторое направление. Я сосредоточен и внимателен. Стараюсь не впадать в эйфорию от того, что всё происходящее — реальность, что я познаю миры, будучи взрослым, когда всё это являлось мне в Детстве. Но кто из родителей знает о невидимых, добрейших воспитателях? Почему взрослые запрещают детям, как им кажется, разговаривать самим с собой? Не так это, папы и мамы! Ваш ребёнок познаёт живой мир самым добрым, мудрым способом, заповеданным Отцом. Он общается в детсве с мыслями из своего же пространства. В последующем ему будет доступна вся Вселенная, состоящая из таких же чувств и эмоций. В первом случае ребёнок познаёт себя со всем невидимым пространством. Во втором — выполняет своё предназначение с помощью тех, кого он принял себе в услужение, способных резонировать с миром большим, Вселенной. Кто уводит Детей от познания мира через Сказку?
— Николай видит, видит. Ура ему!
Ликование вокруг меня радостное. Я же продолжаю увлекать мысли дальше. А нити опадают и опадают. Я уже свободен почти. Сверлящие якорьки с серебряными нитями сохранились в глазах, ушах, голове. Открываю глаза. Боли не чувствую. Всё как обычно. Стену вижу, но вблизи пустота. Вожу взглядом, но мысли не отпускаю, иначе Бробдингнеги могут появиться. Кто они, пока не знаю. Им, по всей видимости, настанет черёд после того, как я определюсь в функциях окруживших меня человечков. Путы опадали не сами по себе, а вследствии мыслительной деятельности и являлись подсказкой об устройстве человека, его невидимой связи с внешними силами, незримыми, но способными оказать влияние на здоровье человека в целом. Эти силы до сих пор не известны науке, но ими хорошо пользуются те, кто ведал об истинном предназначении человека, его возможностях. Науке придан искусственный авторитет, чтобы ею увести от человека живую мысль Бога и контролировать его сознание.
— Не видит Николай.
— Не видит?
— Не видит… И видит.
— Видит, далеко видит.
Я спокоен, ибо могу направить мысли в живое русло. Впившиеся в меня снова нити временны, и я знаю, что надо сделать, чтобы вернуть свободу, потом волю. Стремление к поиску неизведанного в мужчине ограничивается свободой бездействия, но направленностью мысли в живое пространство обретается воля. Я понимаю, что мне надо вспомнить детство, юность, девушку, которую любил, волшебный лес.
— Видит Николай?
— Видит, видит.
Мысль моя устремляется к детям, встававшим на моём пути в разное время. Я был к ним неравнодушен.
— Видит Николай, видит.
— Николай видит?
— Видит, видит, — вновь радостное оживление вокруг меня, а на мне всего лишь несколько нитей в глазах, ушах и на голове. На теле не осталось ни единой. Кто они, эти человечки, опережающие мои мысли, но нисколько не стесняющие их? При этом они явно хотят мне многое под-сказать.
— Мы хотим тебе служить, Николай. Возьми нас на службу.
— Возьми, Николай, на службу, возьми, — слышу я отовсюду взволнованные голоса.
Я тронут. Слезинки скатываются из глаз, и опять несколько нитей растворяются в пространстве. Я мягок и глубок. Какая-то простая мудрость находит на меня. Мне кажется, что я чувствую мысли людей и они необычно красивы, но они не могут принадлежать людям! Разве может человек быть так беспредельно красив?
— Может, Николай, — уверенный громкий голос или мысль.
Я сосредотачиваюсь на себе, своих мыслях и чувствах. Надо приступать к осмыслению явлений только в состоянии любви или влюблённости. Эту науку тоже мне преподали совсем недавно. В этом случае мысль будет лететь ровно между двумя противоположными источниками информации и усваиваться с лёгкостью, ибо будет Истинной. Неусвоенный материал не принесёт новых персонажей для внутреннего роста.
Сейчас я блогадарен себе тоже, что в ноябре вначале выстоял, потом не поддался на признания в любви, искушения. Иначе, писал бы под внушением Фурии чушь о высшем разуме, космосе. Стал бы лечить людей, не осознавая, что внедряю в их пространство вампирчиков, утративших возможность воплощения. В людях, будто бы, происходило улучшение здоровья, на время просыпались бы необычные способности, но контролируемые и управляемые со стороны невидимыми контролёрами.
Меня просят объять пройденный с ноября путь, зафиксирвать всё случившееся в памяти. Далее я, не останавливаясь в мыслях, возвращаюсь в реалии Сказки. На мне всё ещё есть невидимые нити. Непознанное меня влечёт, поскольку есть — что разгадывать, чем — наполняться, а значит — жить.
Чтобы такое предложить от себя на оживление? Вновь вернуться в мыслях к событиям перед армией? Что-то там было, я это чувствую, но не могу ухватить начало нити-мысли. На службу, конечно, рад я принять и заключить в себя маленьких друзей, но для этого мне надо оживить мысли и чувства. Одного согласия здесь мало. Необходимо осознать функции маленьких человечков. Это возможно, если обратиться не к высшему разуму за разъяснениями, а самому из своего же жизненного опыта вычленить безусловные красивые чувства и деяния.
Я и пытаюсь выискать их в доармейском периоде. Мне надо заново пережить каждое мгновение, словно это случилось только что. Но и этого недостаточно. Ко всему — надо себя ещё превзойти. Причём подняться надо над собой, ситуациями, бывшими в то время чувствами, не искусственно, впадая в экстаз от тонкости и красоты былых чувств, а возрождая их в себе осознанно. Последнее сложнее, но и красивее. Ведь, в человеке будет проводиться тончайшая работа по взгляду на прошедшие события максимально объективно со своих позиций, а также необходимо увидеть ситуацию глазами другого человека. Критерием будет являться безусловность отношений, кто и сколько в это вложил, с какими качествами подошёл, что нарастил.
— Видишь, Николай, видишь.
— Видит Николай?
— Видит и не видит. Видит и не видит.
Я не схожу со своей волны, хотя очень хочется отдаться этим маленьким прекрасным человечкам — чувствам. Но рано. Если взвешенно шагать вглубь себя, то мои невидимые друзья без пяти минут на службе моим интересам. Какие они будут впоследствии, пока не знаю. Внешне я останусь таким же, но в мыслях будут уже другие вопросы. А Лиллипутов заменят Бробдингнеги — Эмоции, Чувства и Стремления Вселенной. Какие они? Рано думать об этом. Одновременно я купаюсь в чувствах безусловности своего прошлого, когда был в розовых очках. Их сейчас надлежало мне снять и объективно посмотреть на мир девушек глазами нового человека.
Отчётливо вижу, что понравившуюся девушку я обожествлял. Это хорошо, когда в ней видишь не явленный потенциал, и незримо помогаешь ей обрести себя. Что же касалось меня, то здесь, хоть стой — хоть падай. Себя я костерил и принижал, почём зря. Выходит, я возвеличивал человека, и автоматически ставил себя в невыгодное, неравное положение. Девушка, как бы ни хотела того, смотрела на меня чуть свысока, и естественно, я был ей не всегда интересен. Иногда я был закрепощён и подавлен, а мысль была отключена. Я был реакцией на изменяющиеся события. Но как должно было бы быть?
Теперь мне надо на время забыть конкретных девушек, а взамен внедрить Деву. Как бы я повёл себя, встречаясь с Вдохновением и безусловной Любовью? Я пытаюсь оживить воображением картины.
— Видит, видит Николай.
— Николай видит, видит, — слышу приятные слуху, телу, возгласы.
Вокруг меня снова необычная кутерьма. Всё это я отмечаю лишь частью себя, ввергаясь уже в дивный калейдоскоп чувств и ощущений. Я по-прежнему на диване. И всё ещё ночь, на удивление живая. В мыслях я будто бы куда-то улетучиваюсь. Кто-то меня манит в неизведанные просторы космоса…
Близ меня раздаётся мелодичный звон. Он похож на тот, что в левом ухе, но звучит в районе макушки головы. Тонкое звучание приятно ожившему слуху, мне. Один из человечков проникает в моё невидимое пространство, сливаясь с Уверенностью и Сомнением. Новая мелодия звучит над головой. Таким же способом ещё несколько человечков проникают в пространство головы и меня. Я, кажется, раздался в чувствах и ощущениях.
Почему-то вспоминаю про недругов, но моё отношение к ним не предвзятое, как раньше, а доброе и понимающее. Причём это состояние во мне естественное, не притянутое умом. Наверное, невидимые противники светлого были всё время рядом, но не чувствуя резонанса со мной, себя не выказывали. Чувствовалось, они с интересом наблюдали происходящее. В них я угадываю их же мысли. Сие действо, происходящее со мной, им знакомо, когда-то они это уже видели, но очень-очень давно.
Они подходят ко мне. Я наперёд знаю, что они произнесут. Их слова с извинениями, просьбами принять на службу, меня рассмешили вначале, но я остановил себя. Пришло понимание, что я никогда в жизни не смогу их тоже отлучить от себя. Они были незримо спаяны и со мной. Хочу того я или нет, они лишь часть моего потенциала, неосмысленного мной. Что тут делать? В них тоже были какие-то функции, которые не определены мною. Ведь каверзы они устраивали только в случаях, если я отходил от своего пути. Переставал если слышать себя, то они подчиняли себе меня…
Как всё-таки в мире красиво и продуманно устроено! Всё работает на человека, на его внутренний рост, на исполнение своего предназначения. Выходит, для полного явления себя мне не надо пренебрегать и «недругами». Надо ли понимать, что они обретают силу, если человек не являет свет и добро?
— Видит Николай, видит.
— Николай видит?
— Видит, видит, — слышу я. Теперь слова звучат также тонко, только наполненно и плотно, словно усилены некоей мудростью.
Около головы снова сказочный перезвон и в голову опять проникает один из человечков. Приятная мелодия звучит во мне, но мои мысли, их диаграмма направленна на человечков, оставшихся снаружи. Они в движении. Мне надо найти им объяснения. Иначе они умчатся, поскольку состоят из живых мыслей.
Я погружаюсь в себя. Не сразу понял, как это произошло, но будто бы я чувствую всю Вселенную. Планеты общаются между собой. Я слышу их мысли, адресованные мне. Их легко понять. Меня заполняет одна волна, потом — другая. Характер взаимоотношений Планет между собой меняется. Параллельно меняется настрой во мне, а с ним — ощущения и чувства. Мне кажется, что в пространстве появился Кто-то, Кто знает всё и знакомит меня с Живыми Потенциалами Вселенной. Мой взгляд на мироустройство с каждой новой волной меняется, и нет одинаковых мыслей. Планеты тоже сменяют одна другую.
Чуть погодя появляется книга. Это Библия. Она понимается мной сразу. Но я могу рассматривать отдельные её главы по своему усмотрению. Мне нравится сложения слов. Они легки и понятны, но отличны от тех, что мне доводилось читать. Во мне радостные чувства и ощущения.
Вслед Библии появляется ещё одна книга. Она светлая и читается легко. Я обескуражен лёгкостью устройства Мира, лёгкостью восприятия информации.
Вдруг моё внимание переключается на человечков, что рядом со мной. Меня заполняет гнетущая волна, и связь со Вселенной, её мыслями рвётся. Один или два человечка остались вне меня. Я не успел объять их функции, и теперь они носились сиротливо вблизи меня. Нитей тонких на мне нет уже, но есть сверление приятное в глазах, да шум необычный, не мешающий — в ушах.
Я пытаюсь собраться, но мне это не удаётся. Скорость движения человечков нарастает, и они всё ещё просятся на службу. Слышится, что если их не приму, то… Дальше я не понимаю их. Я начинаю сужаться и возвращаюсь в привычные параметры. Живой Мир Вселенной я не слышу. Неудивительно. Где-то я отпустил свои мысли, перестал осмысливать, потому и ввергся в мир безмыслия и суетности жизни. Пусть. То, что приоткрылось, хватит на всю жизнь для познавания. Хотя, если можно всё сразу объять, то надо стремиться в себе это возродить. Как к этому придти? Меня лишь знакомят с возможностями человека, потом оставляют таким, какой я есть, предлагая самому найти тропинку к свету и к себе.
Николай, явившийся в ноябре, теперь мне более понятен и близок. Он тоже обладал знаниями о Вселенной, но и принимал в Её Жизни непосредственное участие. Его мысль была жива, и потому всё время пополнялась новой информацией. Теперь ясно, что от меня тогда ускользало. Я воспринимал то, что Он до меня доводил, но не мог объять открывающиеся Ему новые мысли. Не Он ли сейчас был рядом, помогая мне при осмыслении мироустройства, связи с ним человека? Тут же носилась мысль, не озвученная, что я встречусь с людьми какими-то, с Родителями, с Собой…
Поразительно, что всё действо, связанное со знакомством с Вселенной, заняло секунды две-три, может меньше, а такое ощущение, словно вечность прошла через меня. Смогу ли я смотреть телевизор, слушать радио? Человек живёт в программе, но он может выйти из неё и стать причиной своей жизни. Наверное, Новая Флора и Фауна где-то ждут своего черёда. Земля, ведь, несколько раз обновляла животный и растительный мир. Книжки с такой информацией доводилось читать, но что я тоже буду к этому причастен, мыслей не было. А почему?

Когда Культура Мысли себя являет…

Мне снится сон, но словно всё происходящее — явь. Большой зал, полный узнаваемыми людьми. Здесь звёзды эстрады и шоу-бизнеса. На сцене льётся знакомая музыка, звучит песня. Исполнителя я тоже знаю по телевизионным передачам. Почти все лица мне знакомы, за исключением симпатичных девиц, сидящих за столиками за серединой зала и дальше. Камеры их не выхватывают. Наверное, они приглашены, как украшение к столу, последующих развлечений. Я вижу происходящее вокруг глазами Человека, лица которого мне не видно. Он сидит за столиком, недалеко от сцены, рядом с девушкой с богатым внутренним миром, с утончёнными чертами лица, приятными формами. Человек вполне самостоятелен и от меня независим. Я лишь вижу и слышу. Не могу оказать какое-либо влияние на происходящее, на мысли этого человека.
После исполнения очередной песни к нашему столику подходит хорошо узнаваемый ведущий.
— Добрый вечер! Мы рады приветствовать Вас на нашем вечере. Несколько слов о том, что Вы чувствуете? Какова атмосфера нашего праздника? Вы, насколько я знаю, впервые принимаете участие в подобном мероприятии?
Человек, которого я не вижу, спокоен и уверен в себе. Ему сейчас адресованы слова ведущего. Он один из всех присутствующих знает, почему он, зачем он, и спокойно, взвешенно отвечает на вопрос. Мысли же у него — на годы вперёд.
— Добрый вечер! Да, впервые, и, знаешь, мне было интересно в живую понаблюдать за происходящим на сцене, в зале. Я и пришёл принести Культуру на телевидение, которой пока нет.
— Интересно, — ведущий, перед этим чувствовавший полное своё превосходство над новичком, купавшийся в ореоле самовлюблённости, слегка взволновался. — Звучит необычно и многообещающе для нашего телевидения. Что ждёт? Какие грядут изменения?
В планы ведущего не входил долгий диалог с неинтересным, как он считал, ему человеком. Неожиданный поворот теперь заставил увеличить количество вопросов. Я чувствую, пришедший Человек волен распоряжаться залом, вниманием. Сценарий им продуман и воплощён в мыслях идеально. Присутствующим «звёздам» лишь предстояло сегодня, а потом в жизни, сыграть расписанное на годы вперёд живое кино Человеком, лица которого, я не вижу.
— Культура небывалая ожидает телевидение. Всё будет происходить в живом эфире. Вся явленная сегодня грязь и мерзость уйдёт и изживёт себя. Сидящие в этом зале по-новому посмотрят на себя. Оценит каждый сам себя. Песни новые звучать начнут со сцены, перекочуют в степи и леса. Оденется в мелодию светлейшую Душа.
Ведущий растерялся, раскрыл рот. В зале, бренчавшем бокалами и фужерами, заряженном искусственным весельем до этого момента, стоит мёртвая тишина. Не так легко принять в свой адрес слова, режущие слух. Слова живые прекрасны, и они завораживают людей, сидящих перед экраном. Часть звёзд в зале тоже воспринимает фразы с живым интересом. Однако большая её часть в мыслях возмущена. Как? Их, уважаемых всеми людьми, известных и знаменитых, преисполенных значимости, в грязь втоптали?
Наверное, человек пришедший прекрасно осознавал реакцию и мысли людей, далёких от какой бы то ни было культуры. Облачённые в дорогие костюмы, имеющие шикарные машины, не один коттедж в разных концах России и за рубежом, заключённые в рамки невежества, не имели главного: Совести и Культуры Чувств. Ведущему сейчас не до анализа. Надо ему красиво выйти из положения. Ещё минуту назад он хотел подчеркнуть, правда, деликатно, что пришедший, пробившись из грязи в князи, пусть вольготно чувствует себя среди именитых людей. Мол, мы принимаем тебя, но знай своё место. Теперь же заготовки забылись. Но невежество умеет защищаться:
— Гм-м, наверное, Вы и есть источник Культуры? Не хотели бы нам это продемонстрировать?
Человек, по-прежнему уверен в себе. Всё идёт по замыслу. Можно сказать, как бы ни повернул ведущий ход общения, события предсказуемы. Слова, которые будут произноситься, наперёд я не знаю. Однако могу отметить глубинные мысли с дальним прицелом, касающиеся телевидения. Грязь действительно уйдёт. Люди, готовые служить новым взглядам, имеющие в себе достаточный морально-нравственный уровень, останутся для явления нового — Культуры, которая была причиной искусству, но никак не наоборот.
— Демонстрируют одежду на подиуме. Культура заключается не только в форме. Содержание явить уходит много лет. Это не только слова красивые и песни. К сожалению, я, ведь, явлен на Земле и не с других пришёл планет. Впитывал всё то, чем общество богато, варился в том же я котле. В услужение грязь эстрадную я хочу нанять бесплатно. Небезнадёжные же и светлые, готовые к исправлению и себя явлению сами пересмотрят свои взгляды. Вернут из лона страсти Душу и, ею ведомые, будут петь и в жизни соответствовать прекрасному.
Камера сосредотачивается на лице пришедшего гостя. Некоторые направлены вглубь залы. Ведущий скомкан, и объектив другой камеры с его лица скользит по столу с дорогой выпивкой и фруктами. Ему должна б помочь помощница, но и она растеряна. Гость же невозмутим, и принимает решение спасти лицо телевидения, но не сидящих в зале:
— Хочу я сам чище в чувствах стать, да нет примера яркого для подражания, воспитания себя. Видно, мне и надлежит начать Культуру Мысли, Чувств являть. Правду сказав присутствующим в зале, двух зайцев я поймаю. Культура воцарится на телевидении и в жизни. Сам я тоже буду лучше с каждым днём. Грязь эстрадная, шоу-бизнеса, журналистов мне помогут в том. Вытряхнув всё обо мне, укажут на мои недостатки, комплексы и упущения. Словно в зеркале, увижу невидимое тёмное себя, с чем предстоит мне поработать. За свои же деньги нечисть будет на меня работать.
Выждав паузу, Человек не ожидает от ведущего адекватной реакции. Он будто знает всю программу, объявляет следующую группу:
— Друзья, перед вами выступит группа Земляне. Посмотрим на нашу действительность глазами наших Детей, ждущих воплощения миллионы лет. Песня «Трава у дома» — это их надежда и вера в лучшее, в Человека. Итак, группа Земляне и глас Души — песня «Трава у дома». Встречайте.
Песню я прослушал почему-то два раза. Почему эстрадные звёзды нечисты? Всё от того, что Любовь людскую потребляют незаслуженно. Пусть бы звёзды приплачивали людям за благодать, идущую от них, и шут с ними, пусть кривляются, ведомые страстью, про Вдохновение, Любовь и порывы Души забывшие…
Мне кажется, за Любовь расплачиваться должны обе стороны, и обе выиграть. Зритель видел бы, какие качества надлежит отработать в себе, чтобы стать в один ряд со Звёздами. Исполнители с большой буквы на сцене и в жизни пели б от того, что Душа поёт, являя Культуру Чувств. Все вместе сотворили бы Культуру Жизни.
В голове стоит тонкий малиновый звон. Песню с таким названием я и раньше мог слушать до бесконечности, а теперь и подавно. Всё мне в ней понятно и ясно. Мне хочется объявить эту песню, но сон давно улетучился.

Когда Эмоция в тебе…

В течение нескольких дней всё время прислушивался к тому, как ведёт себя серёжка в ухе. Иногда я её не слышал. Это свидетельствовало о том, что я не собран. В чём была её помощь, пока не определился. Вторую, вот, где искать, не понятно. Сегодня приехали друзья из города. Скоро зайдут. Посидим у меня в домике. Так договорились.
Я, хоть и гнал от себя мысли о близости, но они только усилились. Приехали и девушки, среди которых та, которая была когда-то ко мне неравнодушна. Мои предвкушения поворачивает к свету невидимая девушка, появившаяся нежданно, наделяя теплом и тонкостью чувств:
— Здравствуй, Николай. Погода радует теплом. Весна не за горами. Чувствуешь её приход?
— Здравствуй. Да, тепло сегодня, — я всё ещё сжат своими желаниями. Надо бы распахнуться, но пока не удаётся. Надо приложить определённые усилия и приподняться над собой, иначе канал займут другие невидимые девушки, и перенаправят мои мысли на приехавших к бабушкам внучкам. Давно они играли на моих чувствах, желаниях, и теперь ворковали между собой о том, как пройдёт праздничный день. Судя по их репликам, он многообещающий.
Я общаюсь пока со светлой стороной, но слышу и других. Надо что-то искреннее добавить в разговор. Безсуетно сосредотачиваюсь на себе. Если войти в состояние безмолвия, чужие мысли отсеиваются. Начинает возвращаться хорошее настроение. Солнце из-за туч не выглянуло, но на Душе стало светлее. В левом ухе стал прослушиваться тонкий звон — явный признак того, что я на верном развороте мыслей. Мне хочется увидеть теперь ту девушку, что со мной на связи. Какая она?
Мне нет необходимости общаться с ней. Она сразу считывает мои мысли. Очень лёгкий способ общения, но мне надо быть аккуратным. Через небольшой отрезок времени надо передать эфир ей, иначе я втяну её в себя, лишу её сил. Для этого достаточно перенаправить плавно мысль в более чувственное русло или посмотреть осмысленно вдаль. В этом случае девушка обретёт силу и можно опять продолжить общение.
Очень хорошо помогает свежий воздух, осмысленный взгляд, сосредоточенный на растениях, животных, людях со здоровым настроением. Такой заряд с добрым, живым потенциалом полезен и человеку, и тому, кто с ним на связи. Так можно обмениваться любой информацией без вмешательства посредников со стороны умников с противоположными намерениями, и заряжаться от пространства одновременно. Люди, находящиеся в этот момент рядом, тоже почувствуют улучшение состояния, станут заполненнее. При таком взаимодействии противники светлых чувств теряются. Голос подделывать противостоящие живому не смогут, поскольку в общении не могут уплотнить разговор несуществующими чувствами…
Мне теперь хорошо. Я устраиваюсь у окна. Дуб с серыми ветками без единого листочка чуть покрылся незаметной влагой. Ветер небольшой клонит слегка срезанную макушку. Сорока, недолго посидев на ветке, полетела с вестью дальше, часто-часто махая крыльями. И что она выделывается, то прижимаясь к земле, то взмывая к небу? Ну, вот я и собран. Не буду рисовать в мыслях желаемый портрет невидимой девушки. Наверное, она — Эмоция, Богиня, предвестница чувств. А её противоположность кто? Может, Снежная Королева?
Сейчас я преисполнен внутренней красоты. Мысли Эмоции быстро-быстро бегут, но я их не успеваю считывать сходу. Об этом я могу намекнуть собеседнице несколькими простыми способами. Можно остановить параллельный бег мыслей, бросить взгляд на неживой предмет или посмотреть перед собой пустым взглядом. Только перебарщивать не надо. Это должно занять миг, после чего сходу вернуться к своим мыслям. Девушка–Эмоция поймёт сразу и продолжится общение с того места, где я отстал. Радистам и связистам известен такой способ обмена информацией: симплекс, дуплекс. В одном случае я могу, не прерывая мысли собеседницы, передать свою информацию, в другом — можем общаться попеременно. Здесь важным будет взаимоуважение, собранность, наличие достаточного потенциала в виде светлых эмоций.
Звучание в ухе стало тоньше и красивее. Ещё бы! Мы продолжаем общение. Речь идёт о моей последующей жизни. Я не знаю, верить будущему или нет. Столько красоты и сказочности в нём, что хочется летать и петь. Хотя, почему бы и нет? За три месяца со мной уже столько дивного произошло, что пересказать не хватит всей жизни. Кто бы мог подумать, что имеющиеся в нас составные живые части, также проживают в бескрайних просторах космоса. Что человек может легко обходиться без телефона и телевизора. Что техника и электроника — это всё пережитки прошлого.
Со всем своим новым багажом знаний, где я себе найти могу применение? Наука отпадает. Медицина — тоже. Спецслужбы, разведка, религии тоже были подконтрольны нечистоплотным дельцам, манипулирующим сознанием людей. Мне подсказывают, что я могу быть хорошим учителем. Но я не знаю ни одного школьного предмета старших классов. Всё забыл. Что? Я знаю больше всех учителей вместе взятых? А лучше б мне воспитателем быть и учителем одновременно, а в идеале — стать отцом? Детей я очень люблю, это правда, но чтобы учителем?
— Что мне делать, Эмоция, подскажи? Как мне быть? Как мне себя явить? Когда ты во мне, хочется петь и любить всех без исключения! Мир прекрасен и совершенен. Я люблю его. Я люблю себя. Я люблю…
— Дочь твоя иль сын, сделав шаг, другой в траву упал. Поднялся. Сел. Раскинув ручки, тебя к себе призвал. Не торопись, Николай, к нему с объятиями. Чуть посидев, продолжит путь к тебе он свой. Ты пересядь раз, второй, и лишь потом к нему слегка прижмись. Маленькими ручками охватит шею сын иль дочь твою. Забьётся в радости сердце, услышишь в ребёнке ты меня, почувствуешь себя в раю. В дитя твоём я ручками его к тебе прижмусь, чувств светлых не тая. В это же время в тебе, ведь, тоже буду Я.
— Но я не вижу, ведь, Тебя. Ты Сказка. Наверное, я сплю.
— Сон долог твой был, и он прошёл. Себя почти ты весь нашёл. Ещё чуть-чуть, и ты большее узришь. Чтобы убедиться в происходящем, внимательнее в окошко посмотри. Сейчас друзья твои до дома твоего почти дошли. Ещё лишь день, но ночь грядущая одарит тем, что ты от пространства ожидал. Быть ли тому, о чём я только что рисовала, тебе и ей решать. Но лучше бы для претворения живого вам друг друга продолжать.
Здесь я совсем растерялся, не понимая, о чём речь. Разгадать смысл не успел. Пришла компания весёлая, и мне надо было выйти к друзьям.
Мой домик — под углом к родительскому на этой же улице, только на противоположной стороне. Печь в нём потрескалась, и топить было опасно. С осени потому, я жил у родителей. Поскольку сегодня плюсовая температура, то всех устроила моя избушка.
Девчонки сейчас сходят в магазин. Чтобы я хотел себе заказать? Мне ничего не надо. Спиртное пить я не буду, даже не упрашивайте. Девушки уходят.
Мне с трудом даётся общение. Я всё ещё летаю, но уже не слышу Богиню. Разговор с пришедшими друзьями пока не клеится. Они уже навеселе, и мысль теряется. Одновременно я слышу незримых моих составляющих. Наверное, есть рядом опекуны и моих друзей. По обрывкам фраз невидимок могу догадаться, как закончится ночь. Для себя пытаюсь определиться, насколько мне нужна близость? Она случится, и в этом нет сомнения. Кто во мне будет править бал? А в девушке?

Живые Мысли

Утром следующего дня в окно увидел пробегающего Сашука. Сровнявшись с домом, он повернул к нашим воротам. Кажется, в руках его что-то было. Свистеть он не может. Хорошо, увидел. Выйду, встречу.
— Здорово, Коля. Чё делаешь?
— Здорово, Саня. Опять ты с вопросов начинаешь? Я же не спрашивал ни разу, отчего ты, словно электровеник, носишься? Сашка Евсеев удивляется всё время, почему ты спокойно ходить не можешь?
— Пусть удивляется. Я, вот, что зашёл-то. Слышал ты про эти книги? — Протягивает книги мне, а сам мнётся, переминается с ноги на ногу. Вдруг я, пролистав, вынесу не устраивающий его вердикт? Видно, он успел прочитать, и они запали в него, а я могу поколебать его правду и вынести своё мнение о смысле в книгах. Зря он волнуется. Лишь прочитав, ознакомившись с основными мыслями, я могу высказать своё виденье об изложенном.
Протягиваю руку. Две зелёные книжицы в мягком переплёте: «Анастасия» и «Звенящие кедры России» оказываются в моей руке. Пролистываю несколько страниц первой книги. Я уже никого и ничего не вижу. Непонятная дрожь пробегает по телу. У меня выступают почему-то слёзы. Я ничего не понимаю. Что я в них нашёл? Чуть наклоняю голову, чтобы Саша не видел. Смысл прочитанной строчки ускользнул от меня. Я думаю о Саше. Мне не терпится ознакомиться с книгами, но нельзя же сразу выставлять человека за ворота?
— Зайдёшь, Саня?
— Не-а, занят я. Потом поговорим. У меня третья книга есть. В Шумерле на рынке на днях купил. Прочитаешь, принесу следующую.
По глазам Александра вижу, хитрит что-то. Наверное, действительно, есть что-то стоящее, и ему самому интересно узнать быстрее моё мнение. Серьёзными книгами мы обменивались. Живо обсуждали интересующие нас темы. Взгляды наши на одну и ту же информацию несколько отличались.
Нетерпение Сашука мне понятно. Бывало, забежит ко мне, часа на два, из которых один час и сорок девять минут я его выслушиваю. Интересно с ним общаться. Всегда будет придерживаться противоположного взгляда, хоть тресни. Я иногда этим пользовался, хитрил. Выскажу мысль, только противоположную мысли Сашука, и он два часа меня убеждает в обратном. А по сути, развивает то, что я сам хочу до него донести. В ходе беседы всегда переспрашивает, почему я улыбаюсь? Не верю? Верю, Александр, верю.
— Постараюсь, Саня. Сашка Михайлов приехал, слышал? Через два-три дня я уезжаю с ним в Кедровку. Обещал он на работу устроить на узел связи в воинскую часть, в которой сам служит. Не могу на пенсию родителей жить, в глаза им смотреть.
Сам просматриваю невидящими глазами строчки из первой книги. Несколько лет назад мне обещали прислать из Москвы книжку со схожим названием. Цена была приличной. Выпрашивать денег у родителей я тогда не захотел.
— Ты почитай, потом поговорим. Я побежал
— Ладно, беги, Саня. Пока.
— Пока.
Я читаю первые строчки книги уже на ходу. Вхожу в избу. Родители по моему виду и книгам в руках сразу поняли, что лучше меня не отвлекать. Ложусь на диван. Вижу на обложке первой книги лицо девушки. Оно живое во всём. Почему-то вспоминаются слова Феи: « …Александр Николаев на днях тебя посетит…». Вот, забежал Сашук, и что? Во дворе глаза, ожившие на миг, вспомнив свою волшебность, что-то выхватили в книге. Наверное, действительно есть в ней живая информация.

Тропинка для мыслей

Когда включился свет, я не понял. Лишь однажды я встал, чтобы взять полотенце. Тогда ещё было достаточно светло. Полотенце положил на книгу, чтобы слёзы не капали на страницы при чтении. Иногда просто ложил голову на живые мысли, и лежал, закрыв глаза. Так не надо было утирать слёзы, и родители не могли видеть, что творилось во мне и со мной. Склоненная голова на книге — знак, что я думаю над прочитанным. Им это знакомо, и не возникнет никаких подозрений.
Наверное, была ночь и, возможно, близился рассвет, когда я прочитал первую книгу. Я лежу и не понимаю, откуда такой поток слёз? Мне больно, что не пришли эти книги раньше. Могло бы всё быть иначе! Теперь многие события не исправить, не смыть приписанную мне грязь. Пусть. Сейчас не это главное. Надо ухватить живые мысли и не сходить с них. Меня теперь просто так не оставят в покое недруги из непонятных измерений. Заблокировали, всё-таки, во мне часть информации. Успели. Почему по ходу осмысления я ни разу за три месяца не вспомнил об Энергиях? Мне дословно о них поведала, пояснила, показала работу в действии Фея. Я Энергии то силой, то потенциалом, называл. Эоны откуда-то в последний момент в голову пришли. А суть — Энергии. Кто она, помогавшая мне в первые дни вторжения энергий непонятных, и охранявшая моё разрушенное пространство? Кто она, поведавшая об Энергиях? Спасибо, Фея. Только ты не лесная, не отшельница. Это мы, отшельники, предавшие себя и Душу, Память. Ты помогала мне выстоять всё это время.
Люди, что соприкоснутся с твоими живыми мыслями, почувствуют Вдохновение, сольются с мыслями Богинь-Эмоций, с Чувствами Живого Пространства, с Богиней Любви познакомятся. В людях будут пробуждаться живые человечки, неслышимые ими, но они всё равно ненавязчиво будут увлекать к хорошим деяниям. Добры они потому, что не требуют внимания к себе, не потребляют Энергии живые человека, напротив, додать ему хотят и подсказать тропинку к дому. Воплотится твоя мечта, Фея. Будут люди перенесены через отрезок времени из тёмных сил. Прости меня. Если слышишь, ничего не говори. Я сам постараюсь найти себя. Я продолжу сейчас чтение.
Кто из родителей выключил свет утром, я не разглядел. Не хотелось отвлекаться. Уворачивался от их взглядов как мог, чтобы не показывать глаза. По большому счёту, мне всё равно. Пусть видят. Я их не стесняюсь. В жизни у меня было достаточно некрасивых деяний. Их я пережил если, то зачем я должен стесняться слёз радости?
Впервые я знаю, зачем я живу. Впервые я знаю, в чём смысл жизни. Я точно знаю, в какую сторону задать направление мыслям, чтобы противостоящие мне не смогли воплотить свои замыслы. Я буду жить. У меня есть цель теперь.
Приди ко мне книжка раньше на пару дней, я бы по-другому повёл себя вчера. Пожелай от меня ребёнка та, что была со мной на днях, родила бы гения. Теперь мне понятны слова Эмоции, когда о предстоящем дне мне говорила. Она, под продолжением друг друга ребёнка подразумевала. Только девушка как раз и опасалась его явления. Не знала же, кого, какие в себе я заключил Энергии, без которых не зажечь Звезды в небе. Всё же девушка не могла не чувствовать, что я уже другой. Пусть не Любовь двигала мною, но и Страсть не может сказать, что была во мне ночью. Есть достойные девушки, не знакомые с информацией Анастасии, но и они могут зажечь Звезду. Можно их подвести к этому состоянию тонко и аккуратно, но нужно время для воспитания и раскрытия соответствующих энергий.
Несколько раз я возвращался к первой книге, перечитывал. Потом опять брался за вторую. Полдня прошло, как в тумане. Иногда я откидывался, смотрел в потолок. На животе сложно пролежать, когда живые мысли роятся в голове. Мне плевать, что теперь вещает невидимое пространство. Угроз я уже не боюсь.
Мозаика, бывшая в голове, стала складываться в прекрасную картину. Разрозненные мысли стали упорядочиваться, принимать нужное направление. Вовремя Сашук с книжкой приспел. Смог бы я без них выжить, не сойти с ума? Сашка Михайлов тоже со своим предложением по трудоустройству угадал. Спасибо ему, его семье. Дома мне было уже тесно. Уеду в Кедровку. Буду там осмысливать полученные знания. Только есть недостаток. Злости во мне ничуть не осталось. Если вдруг драться предстоит, то как? Всякая злость наделит противостоящие мне Энергии силой, а меня ослабит. Не хочу я больше быть в агонии. Хотя, почему обязательно драться? В последние годы я сам притягивал негативные моменты образом жизни. Пусть теперь будет наоборот, как во времена, когда я не употреблял спиртное, и меня любили стар и млад, тянулись ко мне. Мне очень хочется открыться, поделиться своими виденьями, мыслями с односельчанами, но не успею уже. У меня меньше двух суток до отъезда. Надо осилить книги.
Ночью прочитал «Звенящие кедры России». Уже несколько суток я сам звеню приятным малиновым звоном. Мысль моя легка и свободна. Только иногда боль сжимает сердце и наворачиваются слёзы. Быстрей бы утро. Надо прочитать третью книгу. Что в ней? Как рассветёт, пойду к Сашуку. Он может проспать до обеда. Мне надо сегодня же прочитать. Пока не даст третью книгу, от него не отстану.
В ожидании рассвета, в долгих мыслях забылся в коротком сне, длившемся, наверное, секунду или меньше. Закрыл и открыл глаза. Но, вот, по объёмности событий его хватило бы на полноценный сон.
Я, откуда-то из глубин космоса, вижу Землю, её манящее голубое свечение. Земля не просто прекрасна, её не описать. Красива не только внешним видом, а чем-то иным, и хочется смотреть и смотреть на эту красоту, не отрываясь. Я несусь к Земле. Меня тянет, словно магнитом, к Ней, где меня ждёт необыкновенная радость. Я приближаюсь с неимоверной скоростью, и радость во мне разрастается, а чувства обостряются. Меня там ждут. Потом, будто б, вспышка, и я проснулся. В голове чья-то одна мысль: «Рождение». Она звучит во мне раз за разом. Я пытаюсь остановить звучание, но мне это не удаётся. Я пытаюсь вычленить это слово другими, но оно всё звучит и звучит в голове. Лишь минуты через две это слово стало во мне затихать, пока не ослабло и не утратило силу. Что это было, не могу понять. Но главное было в красоте Земли, и в неописуемом восторге от мгновенного полёта к Ней, в радости встречи…
Забрезжил рассвет. Полежал ещё, купаясь в малиновом звоне в левом ухе. Поплавал в счастье от необыкновенного сна и встал. Наспех умывшись, не как обычно, быстрее оделся. Не уйду от дома Сашука, пока не выйдет. Хлопотно Сашу поднять с постели утром, но сегодня не тот день.
— Саня, здорово. Извини, что разбудил.
— Здорово. Я на тот участок собираюсь. Рано встал поэтому. Работы много.
— Держи книжки. Значит, вовремя я. Прочитал. Спасибо. Давай третью.
— Не ври-ка, когда ты успел прочитать? — Сашук удивлён.
Мне не до объяснений. Мне не терпится заполучить третью. Я должен успеть до отъезда ознакомиться с изложенными в ней живыми мыслями. Уже в Кедровке предамся осмыслению.
— Да, успел я. Для меня триста страниц за день — не рекорд, ты же знаешь.
Здесь я не преувеличиваю, но знаю, что Сашук, с его же слов, читает больше.
— Ты, хоть, понял о чём речь?
— Понял, Саня, понял. Давай третью. У меня времени нет.
Саше не до моего времени. Сейчас он забыл про работу на «том» участке, и намеревается украсть часа два-три для убеждения меня в том, где я неправильно мыслю в осиленных первых двух книгах. Здесь для него сомнений нет, что я нуждаюсь в комментариях, пояснениях, правке мыслей. Саша соображает, будь здоров, тем он мне и нравится. Ответы были на всё и всегда, и не беда, что, иногда, противоречащие моим взглядам. Мне было интересно его миропонимание и некоторые предубеждения, как я считал.
— Ты всё понял, что вычитал? — Сашук уже готов мне всё втолковать.
— Нет, Саня. Серьёзная книга, живая. Всё прочитанное ранее в сравнении с этими ничего не стоят. Даже те, которыми ты и я руководствовались последние несколько лет. Мне нужно время для осмысления. Выноси, Саня третью книгу.
— Когда принесёшь? Ты, ведь, завтра уезжаешь?
— Завтра и занесу, Саня, давай выноси. Не спал я. Видишь, какой злой.
— Нет у меня её, отдал.
— Саня, не шути. У меня нет времени. Я хочу успеть прочитать третью книгу.
— Говорю же, отдал.
— Хорошо, ты можешь мне её принести?
— У меня времени нет. Я на тот участок собираюсь, работы много, — лукавит, хотя только что пытался вывести меня на разговор, что заняло бы часа два-три.
— Кому отдал, Саня?
— Гальке, жене Юрца.
— Пожалуйста, Саня, забери у неё. Завтра верну тебе, а ты — ей.
— У меня времени нет ходить к ней.
— Хорошо, сам схожу. Скажи название третьей книги, чтобы она поверила, что я от тебя и по твоему велению буду просить.
— Пространство Любви называется.
— Спасибо, Саня, я побежал до Гали. Утром зайду попращаться и верну тебе книгу.
К утру третья книга была прочитана. Название говорило само за себя. Эти два слова я не смогу произносить ещё года три. Лишь когда до буковки все мысли в себя вобрал, смог себе позволить использовать в разговорах эти живые слова. Но мне будут понятны и ясны с первых строк книги мысли друзей невидимых и Богини Эмоции, твердивших чуть раньше о куполе и крепости, которая будет питать Душу, позволит с любимой укрыться от всевидящих глаз. Я понимаю, что они имели в виду. Только в Пространстве Любви все Энергии были бы в Человеке, а не на удалении, и можно не только уйти из-под наблюдения и контроля, но и самому многое претворить…
Но пока я склонился над «Пространством Любви». Полотенце рядом, при деле. Может, эти книги тоже у многих вызвали слёзы? Что я стесняюсь сам себя? Никто ж меня не видел. Родители напоминали только изредка, что пора покушать. Я был сыт содержанием книг. Как это мне близко и пережито мной в течение нескольких месяцев. Анастасия, я всё без исключения приемлю, и нет и тени сомнения в твоих светлых намерениях. Позволь, я попробую взглянуть на твои мысли глазами других Энергий? Буду критиком тебя самым жёстким, неподкупным и беспристрастным, объективным.
В последующем, с каких бы сторон ни смотрел на высказывания Анастасии, всё больше убеждался в её правоте, истинности взглядов, отсутствия альтернативы её проектам…

Тропинка

Утром забежал к Сашуку. Вернул ему книгу.
— А глаза, что красные?
— Не спал, Саня. Я очень мало сплю в последние месяцы. Спасибо за книги. Пора мне. Приеду в отпуск, плотнее поговорим об окружающем мире. Мне тоже есть, что сказать…
Поезд увозил меня на Урал. Маме завтра, 26 февраля, будет семьдесят один… Не знал я тогда, что встречусь и с другой Мамой, Мамой людей. В родном своём посёлке, приехав через полтора года в отпуск, услышу и увижу в пространстве первых людей Земли. Это будет непередаваемо. Далёкие мои родители поведают мне обо мне и о себе, об истории Человечества. Соприкоснусь с этим, благодаря Деве — Богине Любви… Я, как всегда, буду растерян перед новыми явлениями, и не смогу всё своевременно объять и принять. Мой живой и волшебный лес поведает о первых людях, об обрядах, существовавших в ранние времена, и прочитанных в книгах Владимира Николаевича Мегре. Услышу в Пространстве множество песен, звучавших в этих дивных местах миллионы лет назад. Их нельзя будет ни с чем сравнить. Это будет всё в живую. Полтора-два года потом я не смогу слушать ничьих песен, включая «солнечных». Слишком велика будет разница.
Не владея ещё информацией о существовании живой науки, — образной, буду иногда воспринимать доносимое буквально. Лишь с годами пойму детали этой науки. Станут ясны и другие моменты, например, как можно пригласить невидимых друзей в гости. Оказалось, просто и не совсем. Нужна будет и спутница, живая в мыслях и чувствах, чтобы одним гостем, ангелом-волшебником, на Земле стало больше, а в небе ярче от Света ещё одной Звезды. И не только это. Очень интересная наука — образности. Живая…
В 2004 г. и позднее опять встречусь с энергиями-противоположностями, которые предстанут в виде людей-великанов, и до поры всё буду гадать, — кто Они? Много потрачу времени на осмысление того, что они доносили.
Вселенная заполнена Энергиями — мыслями Эмоций и Чувств. Тайну эту, так страстно оберегаемую от понимания людьми жрецами, просто донесла Анастасия. Не стала расшифровывать мифологию, хотя в ней и говорится о Богах и Богинях Чувств, Эмоций, Желаний, Стремлений, Мудрости, тратить наше время. Она сразу перенаправила мысли в живую Сказку — Сотворение, к соприкосновению с мыслями Отца, выразив простыми словами: Культура Мысли, Культура Чувств.
Я же себе позволю немножко пояснить образные мысли волхвов и язык жрецов. Ещё в конце восьмидесятых, начале девяностых неспокойный ум побудит меня искать ответы на происходящие в жизни процессы и явления в сказках и мифологии.
В нас в процессе жизни и в повседневности доминируют то желания, то чувства, то эмоции. Они имеют плотную, многоканальную мысль, и с ними можно обмениваться информацией при условии увеличения скорости мысли, превосходящую скорость мысли этих Энергий. Не ведая об этом, мы управляемся ими. Неудивительно, что на каком-то этапе эти Энергии и комплексы преобладают в нас и становятся для нас Богами и Богинями, чего мы не осознаём. Достигнутая цель, реализованное желание — отмирает. Утолив одно желание, в нас появляется следующее. Отработанное, достигнутое становится смертным. Бессмертными всегда будут новые цели, Энергии Чувств, Эмоций, Стремлений. Мы ими руководствуемся, потому они бессмертны. К тому же Ими заполнено всё свободное космическое Пространство и из них сотканы Богом Земля и всё живое, возрождающее себя.
Энергии обладают непревзойдёнными знаниями обо всей Вселенной, но не большими, чем есть в Человеке. Включившись, и осознав это, мы можем ускорить мысли и, взаимодействуя с ними, узнать о мироустройстве, расспросить у каждой про будущее. Каждая из них предложит свой вариант развития событий, как если бы люди руководствовались только Ею. Свои планы и функции — у каждой из них. Возможности же Человека гораздо шире, и всё это надо постигать, претворять.
Люди, общающиеся с мыслями Анастасии, будут считать, что разговаривают с ней, хотя это не так. В том и красота живых, самодостаточных мыслей, что они живут вечно, и с ними можно общаться, как с живым человеком. При этом сам источник этих мыслей может в этот момент заниматься повседневными делами, предаваться осмыслению других явлений и мыслей Бога.
Образ Анастасии, созданный моими мыслями, мыслями других людей, меня, в моменты ухода от себя, тоже будет не раз звать в тайгу. Он живёт в пространстве и его можно видеть, но, зачастую, люди лишь слышат его содержание, созданное представлениями об Анастасии. Очень живой во всех цветах радуги, только превосходящий раза в два рост самой Анастасии, и будет отличаться от неё, настоящей.
Есть и будут появляться люди, что слышат ответы на вопросы от разных «мудрецов», «светлых сил», «Анастасии», «духов в дольменах». Хочется подсказать, что слышат они не мысли Светлых сил, а отражение своих мыслей и представлений. Чтобы со Светлыми силами взаимодействовать, надо не спрашивать, не вопросы задавать, а раскручивать и ускорять свои мысли, наращивая необходимый потенциал для резонанса и взаимодействия. И, понятно, живая, творящая мысль, в отличие от любой информации, являющейся инерцией мысли, не может быть правильной, омертвлённой, завершённой. На пустые вопросы отвечают, как правило, тёмные сущности, либо человек слышит свои суммарные мысли, умозаключения. Ответы будут полны слов: любовь, добро, спасение и т.д., но без единой мысли, пусть предложения бесконечно красивы и увлекательны. Живые же мысли предстают в цвете и образных сюжетах, видимых в голубом экране — в пространстве или внутри сознания.
Выскажу ещё одно своё мнение. Светлые силы не говорят о прошлых воплощениях или будущих с трагическим содержанием или исходом. Они предоставляют радостную возможность человеку самому соприкоснуться с Настоящим временем, и услышать Живое дыхание Планет, разговор всех живых существ — от кварков до растений, заглянуть в прошлое и будущее. Я считаю, испив до дна Страсть, мы ознакомились с содержимым ящика Пандоры — болезни, старость, преступность, войны, смерть…
Есть и другая тропинка — Тропинка Любви. Встав на путь возрождения истинного Человека, можно принять следующую мысль за основу: Тело — это Дом, Храм, Грааль и Чаша Любви для Энергий Души. Дом–тело дан нам Богом изначально. Надо исследовать возможности Храма, возможности Человека. Болезни и старость, преступность и войны — это агония прошлого. Я повторюсь: в здравом и больном, высоком и низком, толстом и худом, красивом и не совсем, трудоспособном и увечном, учёном и обывателе, олигархе и безработном, чиновнике и пенсионере — в каждом Человеке  есть сонмы всех Энергий Вселенной. Их использование позволяет проникнуть в микромир, в мир растений, животных, Космос. Об этом говорится в картине «Единый Единою». Её можно читать бесконечно. Есть информация в ней о будущей Флоре и Фауне. Основная мысль этой картины отражена в названии седьмой книги В.Н.Мегре — «Энергия Жизни».
Энергетический кризис, внушаемый мировому сообществу, не грозит ни с какой стороны. Та страна, которая первая встанет на культурное возрождение, будет иметь доступ ко всей информационной составляющей Вселенной. Будет обладать непревзойдённой силой, силой Творения коллективной мысли. Объединить же людей может только Культура, разумная цель и идея.
Будущее невозможно без Культуры Чувств. Движение к Первоистокам — это не только платья и рубашки изо льна, хороводы и обряды, Руны и Веды. Всё это следствие. Первоистоки — Культура Мысли, Культура Чувств, свойственные людям Божественной Культуры. Они ведали травы и цветы, всю Вселенную.
Есть ошибочная версия, что Земля была заселена людьми с других Планет. Так ли? Это на других пока Планетах обитают невидимо Души Землян, не могущие воплотиться на Земле миллиарды лет по причине доминанты в нас Богини Страсти. Они необыкновенны своей Культурой. Ведомые Богиней Любви и Родительскою Мыслью призовём их всех в Поместья. Культура Жизни с этого начиналась когда-то, возрождается теперь.
Конечно, это уже другая ступень биологического развития, созидательное направление мыслей, бесконечные возможности. Борьба за энергоресурсы в принципе невозможна, когда всё искомое есть в Человеке. Для полноценного жизнеобеспечения всех Энергий в Человеке необходим постоянный источник заряда — Родовое Поместье или Пространство Любви. Надо б потратить миллион рублей на предмет исследования тех растений, что у нас под ногами, чем выкидывать триллионы в валюте и человеческие усилия на моральное, физическое, духовное увечье человека, страны, Планеты Земля, поддерживая науку и медицину, … в целом — насилие. Я не против перечисленных ведомств, я — за Истину. Пусть и не слышащие хотя бы про себя и во имя себя допустят в себя мысль, что они — вечны…
Перенаселение Земли людям тоже не грозит. С началом разумного освоения Земли — создания Родовых Поместий, в глубинах Космоса будет происходить оживление Планет, чему не найдут узко мыслящие люди — учёные логического объяснения. Останется загадкой для учёных доступность Космоса живому в мыслях Человеку, вооружёному не телескопами, а человечиками — энергиями и мудростью Вселенной. Владеть информацией — значит существовать и разлагаться. Владеть мыслью — значит, жить и творить бесконечную, разумную, совершенную жизнь…
Особенно требовательных людей, стремящихся энергией сомнения и собственного невежества вторгнуться в пространства моих мыслей, в моё личное пространство, я за их деньги и их усилия нанимаю на работу по очищению моего негатива. Людей разумных призываю подумать, какими должны быть школы в родовых Поместьях?
Существующая система образования, воспитания служит, в итоге, разрушению. Все специальности и профессии призваны потреблять и разрушать, служат форме, но не содержанию и совершенству. Экологи и сочувствующие не в состоянии как-то противостоять вакханалии над Землёй, поскольку сами не определились в главном — в предназначении Человека, его возможностей, цели. Наука не даст ответа на эти вопросы, ибо в ней доминируют люди не самодостаточные, ведомые энергиями разрушения. Для примера, наука не делает открытий, лишь констатирует существующее, ибо не отличает мысль от информации. Я не к тому, что все учёные, под копирку, разрушители. Их мыслительная деятельность не развёрнута в сторону творения живого многообразия энергией мысли, и потому с ними не могут взаимодействовать Энергии Созидания. Всего лишь.
Мгновение отделяет учёных и людей от соприкосновения со всей Вселенной. Здесь для вхождения нужна тонкость и аккуратность. Без купола и защиты в виде Родового Поместья не целесообразно стучаться в другие миры. На данном этапе человек не в состоянии удерживать продолжительно в гармонии Энергии, и легко может сойти с ума. Лучше постепенно, имея Родовое Поместье, защищающее от вторжения мыслей тех, кто управляет человечеством и Энергий разрушения.
При определении предназначения Человека и направлении Энергии мысли на Сотворение Энергии разрушения служат совершенству… Заслуга Родовых Поместий в том, что они негативные мысли не пропускают внутрь пространства, и не излучают их во вне. Это, к слову, о Культуре.
Теперь об аппарате, заменяющем живую мысль каждого человека: Думе и Правительстве. В этих образованиях все до одного — умные люди, а это — беда России! Где Президенту и Премьер-министру выявить людей культурных и разумных? Что они сами думают по этому по-воду?
Не пора ли сплотить научные умы и общественность на решение не следственных, а стратегических задач: в чём смысл жизни? В чём предназначение Человека? Биологический или технократический путь развития более разумен? Как использовать Энергии Вселенной не для манипуляции сознанием людей, подвергая опасности быть уничтоженными, а для созидания культурного, счастливого образа жизни?
Время искусственных границ, национальных образований прошло. Настало время единения Культур: Мыслей, Чувств, не имеющих национальности — для того, чтобы привнести более гармоничный уклад жизни взамен существующим на Планете Земля.
Сам я с «работы» по критике, выявлению недомыслия Президента, Премьер-министра, министров, депутатов, увольняюсь, но посредством выражения себя буду стучаться до них настоящих: живых, помнящих своё РОДство и РОДину — культурную и счастливую, самодостаточную и самовозрождающуюся, крепость и космодром — Родовое Поместье. Ведь, однажды люди почувствуют Землю, как Маму, давшую жизнь каждому на заре человечества для освоения в будущем своей Планеты…
Что же в перспективе ждёт Планету Земля? Приведу слова одной Богини-Энергии, добавленные мною в сказ «К Звёздному…»: « … осень тёплая плавно в весну перерастала. Природа не замирала, она всё обновлялась, возрождалась с каждою весной, каждой мыслью обогащалась. Осени плоды сочетались с травами весны, тут же плоды лета подступали. Круговорот природы не замедлялся, ускорялся, и плотнее ягоды и фрукты шли, как люди того желали. Всё помысленное природа претворяла. Сейчас же нас только грибы влекли, но были вокруг и осени плоды, весны цветенья и ароматы, и лета яркие цветы. Над ними бабочки кружились, и шмель мохнатый в лапках нёс пыльцу…». Чувствуете? Это и мысли, и образная информация Энергий из живой науки — образной… Во главе всех изменений во Вселенной не «высший разум» — сущностей разрушения, а Человек и его творящий инструмент — Мысль.
Теперь о моём месте в жизни Вселенной. С девяти лет сажаю деревья в своём Волшебном Лесу, и с недавних пор — в своём посёлке вокруг своего участка. Я хочу жить в мире добром и светлом. Пусть воздух и вода в моём посёлке будут живительными, живыми, люди — безусловными и доброжелательными. Хочется видеть в Поместье средь насаждений невидимое присутствие Волшебников и Ангелов, Фей, играющих с Детьми. Ведь, они всё знают друг о друге. Просто, одни уже воплотились, другие только ещё ждут порывов и устремлений будущих Пап и Мам.
Завершу повествование словами Девы — Даринки — Богини Любви, изложенными, но не услышанными в Тропинке. Тропинка была написана в 2008 году. Я занимался правкой. Считал, что в ней без всего вышеизложенного о своих приключениях, услышат люди Энергии Эмоций и Чувств. Нужно было как-то завершать свой сказ. Нужные строчки не приходили. Уже, будучи в Чебоксарах, куда привёз рабочий вариант Тропинки, я услышал Деву — Даринку — Богиню. Сквозь поток и шум машин в морозный ноябрьский день Она пробивалась в пространстве к окну многоэтажного дома. Женя Агафонов, у которого я остановился на ночлег, занимался утренними процедурами, сам я собирался в другой район города к Виктору Гурьеву. Первую половину монолога записал у Евгения, у Виктора — вторую:
«… Одухотворённые мыслями о Ребёнке, Будущие Отец и Мать сажают Жёлудь и орешек Кедра в землю с мыслями о Боге, что в ребёнке будет жить, придя который, собою радость принесёт.
Жёлудь и орешек Кедра, Дух Земли собой являя, из недр, из глубин придя, Душою в Тело (дерево) облекаясь, вновь Духом (семечко) в Землю (Душа) всё уйдёт. Так повторяется всегда, и будет много-много раз, Гармонией являясь. И то же самое с ребёнком будет: И Дух, Душа, участвуя, родят Его всегда. Богом так задумано, Отцом. Но где Душа Ребёнка, в ком? И вот Она, уж, здесь, за окном. Любовь Её зовут. Придя Домой (Пространство Любви — Родовое Поместье), собою Душу увлекая, призовёт Ребёнка в Мир явиться. Когда же явится Малец, всевидящий Его Отец на руки возьмёт, вглубь неба унесёт. Увидит Сын иль Дочь, Его любимое Дитя, Землю — Матушку родную и пожелает Землю обласкать и всю Её в себя принять. Родителей увидит и себя, что некогда, когда-то далеко жили в Поместье Родовом, но где, не ведает ещё. Помогут в том Родители, когда-то вглубь Земли ушедшие, и выросшие опять, цветами, травами став сиять. И вот взрослеющий ребёнок захочет Душу всю раскрыть. Цветами, травами питаясь, увидит чудные мгновенья, картины будут в нём живые, о прошлом и о будущем Ребёнку возвещать, но трудно будет всё понять. К животным Он, друзьям своим, и будет в мыслях обращаться. Взгляд ясный, тёплый, уловив, себя почувствует Зверь приглашённым, попробует явиться, чем сразу удивит Ребёнка. Не сможет Он понять: как, почему Зверь лесной явился, его ни капли не боится?» Задумает спросить. Зверь выжидательно сидит или лежит, и с ним захочет Ребёнок поиграть. И будет так, что в Звере и в Ребёнке Мысль Новая родится. Она их будет увлекать. Играя, Зверь, Ребёнок будут строить дом. Решат, кто хозяином будет в нём, а кто строжить. И будет так, что Зверь людям будет век служить.
Пройдут годы, и Ребёнок вырастит в Юнца иль в Деву молодую. Задумает себе достойное найти и в Любви Пространстве Счастье обрести… И будет в молодых уже Любовь гулять, и будут друг друга в гости приглашать. Захочет Девушка, к примеру, в гости к Парню заглянуть, и хоть чуть-чуть в Его глаза взглянуть. Не сможет взгляд Он отвести. Глубок и долог взгляд, но надо Ей немножко подрасти. И Юноша Девушке взрослеющей поможет косу заплести…» Примерно, так же делятся образной информацией и Духи в дольменах при параллельном токе мыслей…

Группа  “Дарение” в контакте http://vk.com/club28999321

Информация с сайта http://www.proza.ru

Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

Комментариев нет

Оставить комментарий