Голубка

Голубка

Уже второй год Максимка жил в детском доме. Мама и папа его уехали в Африку работать по контракту, а его оставили со старой бабулей. Бабуля в прошлом году померла, а Максимку оформили в районный детский дом до приезда родителей. Сколько еще ему тут находиться он не знал, и от этого ему было грустно.

Сегодняшний день для Максимки был особенно несчастным. Мальчики не взяли его играть в футбол, ведь он был самым маленьким- и по возрасту, и по росту. Когда же мяч улетел с поля и Максимка  хотел с ним убежать,его поймали и больно пинали в живот,пока он не разжал руки и не отдал мяч. Зинаиде Петровне их воспитательнице было некогда жалеть и разбираться с Максимкой, она ограничилась только окликом: — «Мальчики, прекратите немедленно!». Мальчишки разбежались, а Максимка грязный и побитый остался лежать на земле. Он не хотел, чтоб видели его слез и превозмогая боль, побежал за здание детского дома . Там, в конце аллеи где хозяйственные ворота, стоит скрытая от глаз прохожих уличная скамья. Максимка всегда убегал сюда, когда вспоминал бабулю, или просто хотел поплакать. И на этот раз, запыхавшись от бега, он залез с ногами на лавочку, подтянул под себя коленки и разрыдался во весь голос. Ему было жалко себя и жалко умершую бабулю.

Сегодня Максимка плакал особенно долго и  причитал не только  мысленно, но даже вслух о своей бедовой жизни. Неожиданно для Максимки на другой конец лавочки села птица. Мальчик  вытер кулаком слезы, рукавом утер нос,  и замер, наблюдая за ней. Мальчик эту птицу знал и помнил. Когда он жил в городе с родителями, мама и папа каждую субботу водили его гулять в парк и главным  ритуалом их прогулки, было кормление хлебом сизых птиц. Мама кроша хлебный мякиш на асфальт, всегда приговаривала: — «Гули – гули, гули — гули». А бабушка, рассказывала маленькому Максимке, что у папы в детстве была своя голубятня, и он по долгу с ними возился, и как говорила бабуля- ворковал в их доме. Еще бабуля ему рассказывала, что если погладить голубку по голове, она может исполнить любое желание.

голубьМаксимка, почти автоматически сунул руку в карман, и достал кусочек хлеба. В детдоме кормили плохо, и ребята, уходя со столовой, оставшийся хлеб забирали с собой. Мальчик отломил крошку побольше, и протянул голубю. На его удивление, птица несколько раз повернув шеей, как будто бы приглядываясь к Максимке, подошла к нему, и начала спокойно клевать ароматный мякиш. Его слезы высохли, и он внимательно изучал птицу. Ему показалось, что это,  голубь — девочка.  Отломив еще хлебную крошечку, он вновь протянул птице лакомство и начал ласково приговаривать, как учила мама –«Гуля – гуля, гуля – гуля. Голубушка – гуленька, кушай, не бойся. Кушай моя хорошая, кушай моя красивая». Голубка на Максимкино счастье и не боялась,ему даже удалось погладить ее по голове. Сам того не замечая, как кормя птицу хлебным мякишем, он рассказал ей свою заветную мечту. Максимка мечтал чтоб скорее приехали мама и папа, забрали его из детского дома, и они как и  раньше, жили вместе. А голубка ворковала, вертела головой,и как будто успокаивала маленького Максимку.Но вдруг,Максимку позвали ребята и Зинаида Петровна,пора было возвращаться в детдом. Птица захлопала крыльями, будто прощаясь, и улетела, а Максимка побежал на голоса.

На следующий день, на улице был дождь и ребят на дневную прогулку не выводили. Максимка сидел у окна и смотрел, как большие капли хлюпают по лужам и на них образуются большие пузыри. Также неожиданно, как вчера на улице, на подоконник села голубка и постучала клювом по стеклу. Максимка сразу понял, что это вчерашняя птица, он помахал ей рукой и прильнул лбом к окну. Он долго смотрел на нее и улыбался, приговаривая – «Гуля, гуля, гуленька моя. Моя хорошая! » и все водил рукой по стеклу, как будто гладя ее мягкие перышки. В группу вошла директор детдома Надежда Сергеевна и сказала — « Максим Симонов, к тебе пришли. Пойдем со мной». Максим в начале даже не понял, что это было сказано ему, ведь приходить к нему было некому. Надежда Сергеевна еще раз повторила фамилию: — « Симонов!» Максим ничего не понимая помахал голубке и побежал к директору. Надежда Сергеевна взяла ладошку Максимки в свою руку и повела  по длинным, плохо освещенным коридорам. Мальчика охватило странное волнение, и даже страх. Он старался идти как можно медленнее, а Надежда Сергеевна тянула его ладошку и приговаривала: — « ну, что ты, глупенький! Пошли быстрей, твоя мама приехала». Сердце Максимки забилось так сильно, что казалось, сейчас выпрыгнет. Он не знал, что ему делать – смеяться, плакать, или кричать от радости . И когда они дошли до кабинета директора, Надежда Сергеевна открыла дверь, и Максимка увидел маму. Он со всех ног  бросился ей на шею, крепко сжал ее  и уткнулся носом в ее волосы. Тихие слезы сами полились из его глаз.

Мама тоже плакала, и словно проверяя все ли у него цело, то и дело обнимала и прижимала к себе Максимку. Потом она взяла его голову в свои ладошки и начала без разбора целовать лицо, и при этом шептать: — «Максимушка мой, сыночек, голубчик ты мой»!  Максимка растерялся от своих новых ощущений,  избытка нахлынувшей ласки и чувств мамы. Но при словах, — голубчик ты мой, он вспомнил про недавнюю встречу, с сизой птицей.  Он высвободился из объятий мамы и почти закричал:- « Мама! А голубка – то и правда исполняет желания!» и вновь обнял маму, словно боясь с ней расстаться. Папа ждал маму и Максимку в машине за воротами детдома. Когда Максимка Симонов был собран, и попрощался со всеми ребятами и воспитателями, они с мамой вышли на улицу. Дождь уже перестал, светило солнце, в воздухе пахло свежестью и зеленой травой, а в небе сияла радуга и парила сизая птица.


Понравилась статья? Подпишитесь, чтобы не пропустить интересные анонсы.
 
Ваш e-mail: * Ваше имя: *

2 комментария

Оставить комментарий